На крыльях ярости или История Соланы

Страница 1 из 6 1, 2, 3, 4, 5, 6  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вт Ноя 14, 2017 3:42 am


Невесть откуда в славные земли страны Рамерии заявилась яростная и непримиримо воинственная драконица. Она жжёт мирное население и даже похитила юного наследника престола, Карила Манайона. Часть деревень и поселков в устье реки Цеа обратилась в горелые руины. Люди в ужасе взывают к своему королю...
И король отвечает на их зов! Группа лучших рыцарей королевства отправляется искать дикую тварь, чтобы положить конец её бесчинствам. С ними - маг из древнего ордена Архов, бывший телохранитель принца, лучший стрелок в стране и интересующийся драконами историк. Маленькая группа героев выследит чудовище и ударит по ней, когда она не будет ожидать. 
Удастся ли их замысел? Падёт ли зверь, водрузят ли его уродливую голову в тронном зале Ульрика I Манайона? Или же им суждено пасть в неравной схватке с жарким пламенем и острыми когтями? Или же у некоторых героев цели вообще другие? Только время даст ответы на эти - и многие другие - вопросы.

~ УЧАСТНИКИ
ШАОЙ в роли Альтии де Латтунцер, Королевской Охотницы на Драконов
НИРА О'БЕРН в роли Серенны Сиф, Седьмого Арха Рамерии
ГЕНРИ в роли драконолога Рендольфа Хэлсона
РЕНЕ ЭСКОРЦА в роли Наррима Ангдуша, Телохранителя Его Высочества
КАЙ в роли Киары Катц, Мстительницы из Беловальной
РЕХСТА в роли Карила Манайона, драконицы Соланы, хозяев замка Валранг, Первого Арха Рамерии, короля Ульрика, генерала Гаута Кахтейна и многих, многих других...
Бывшие участники: Амалур (Наррим Ангдуш), Шида Каин (Наррим Ангдуш)

~ ИГРОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
(Если вы просто интересуетесь нашей игрой и читаете нас: по ссылкам ниже возможны спойлеры!)
Общие сеттинг, лор и информация о мире
Правила и Рекомендации
Часто (на самом деле хотя бы однажды) Задаваемые Вопросы
А вот тут лежит карта мира
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 481
Очки : 4495



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Сб Ноя 18, 2017 2:46 am

[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]АКТ ПЕРВЫЙ: РОЩА МИРА
Время: начало поста - 6 утра, конец - 11 утра
Погода: туман, сырость, холод

Когда-то в далёком прошлом дорога от Тойнхарка к Роще Мира, проходящая прямиком по южному притоку Большой Цеа, служила оживлённым торговым трактом. Торговали в основном мехами. Роща Мира двести лет назад начиналась как поселение трапперов, и многие в те времена сулили ей стремительное развитие в полноценный город. К сожалению, чудесных серебристых лис истребили полностью за какой-то десяток лет, и Роща Мира начала стремительно приходить в упадок. В конце концов посёлок стабилизировался на численности населения в пару сотен человек и стал просто очередной точкой на карте Рамерии. По крайней мере, он по-прежнему служил основным перевалочным пунктом на дорогах Тойнхарк - Валранг и Валранг - Дартсинг, так что, по крайней мере, место оставалось более-менее оживленным. Постоялые дворы и гостиницы в Роще Мира исторически всегда процветали. Всякий путник всегда по приближении к посёлку начинал вытягивать голову в радостном ожидании: где он, знаменитый металлический указатель с выплавленными квадратными буквами: "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В РОЩУ МИРА! САЛЮТ ОТ БУРГОМИСТРА ДЕ МАЛЛО!". 
В нынешние смутные времена, да еще и учитывая скорое наступление зимы, ведущие к Роще Мира дороги преимущественно пустуют: простой люд не отваживается пуститься в дорогу, купцы предпочитают более богатые приморские регионы Рамерии, а воинские части концентрируются в северных провинциях, чтобы поддерживать там порядок и власть короля. Но этим промозглым осенним утром на подходах в лесам Деарил слышны человеческие голоса и мерный стук копыт. Группа всадников приближается к густым чащобам Деарил; всего их там двадцать, все при оружии и в добротной походной одежде. Хороши их кони: сразу видно благородную кровь лучшей эффрамской породы. Даже вьючные лошадки (а всего их там шесть, несут они бурдюки с водой, провизию, да излишки вооружения) и те все, как на подбор, тягачи-красавцы.
Их разговоры не отличаются никакой особенной значимостью. Около недели провели они в пути, следуя за по берегу притока Большой Цеа; все они мечтают о миске добротной домашней еды, о горячей ванне, о мягкой пуховой перине. И о сухости: последние сутки шёл тяжелейший дождь, туман так и стоит до сих пор. Кто-то вспоминает, как последний раз бывал в Роще Мира, и восторженно рассказывает о лучшем постоялом дворе в посёлке, а кто-то другой с ним спорит, надрывая глотку. Ну а тем, кто в эти края ранее не заглядывал, остаётся только слушать. 
Они въезжают под сень деревьев, и мало-помалу разговоры сходят на нет. Первыми неладное чувствуют кони. Умные животные прядают ушами, фыркают, упрямятся; понуканий, правда, слушаются идеально, сказывается дрессировка лучшими конюшими страны. Потом и люди начинают замечать, что что-то неладно в юго-западных рубежах Деарил: не слышно птиц, не видно зверья... Подозрения начинают закрадываться в их души, но никто не смеет их озвучить. 
До того самого момента, как они впервые чувствуют в воздухе нотки дыма. 
Ускоряют ход кони, переходят на бодрую рысь. Из-под подкованных копыт брызжет во все стороны черная грязь. Пейзаж вокруг меняется. Красно-желтые кроны сменяются грязно-коричневыми и, наконец, чёрно белыми. Вот ударяет порыв ветра - и с веток на плечи и головы сыпется отсыревший пепел. Нет тут уже живой растительности: прошедший тут не более суток назад лесной пожар пожрал зелень, оставив за собой только обгорелые скелеты и остовы...
Сейчас все они безумно надеются на то, что это был всего лишь лесной пожар. Вот из-за очередного поворота показывается знаменитый металлический щит: "ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В РОЩУ МИРА! САЛЮТ ОТ БУРГОМИСТРА..." - вот только фамилию замазало той самой пепельной грязью. Запах дыма становится всё сильнее. И в нём появляются еле заметные новые нотки. Сладкие. Жирные. 
Одной из членов отряда всё это знакомо слишком хорошо. Обожжённая лучница из Беловальной ловит сочувствующие, обеспокоенные взгляды рыцарей. Недолговременные. По команде предводительницы отряда, леди-рыцаря де Латтунцер, рыцари Рамерии проверяют экипировку, натягивают тетивы и надевают шлемы. И каждый трижды проверяет, на месте ли волшебный амулет. 
Скачка продолжается. Кипит в жилах горячая кровь. О чём думают эти мужчины и женщины, зная, что, быть может, настигли свою цель? Молятся ли? Или предвкушают славу, которой вскоре себя покроют? Оруженосец предводительницы отряда вот точно просто безумно боится, но виду не подаёт. Невозмутимым остается только восседающий на луке седла одного из скакунов чёрный кот. 
Но и молитвы, и предвкушения скорой победы оказываются лишними. Роща Мира предстает перед группой путешественников совершенно пустой. Здесь нет крылатых огнедышащих чудовищ. Здесь есть только смерть. С новой силой бьют в ноздри запахи дыма, жженой плоти, гнили и запёкшейся крови. Конники с побледневшими лицами выстраиваются дугой на опушке леса и взирают на расположившийся в ложбинке посёлок: от зданий остались только чёрные бревенчатые скелеты, земля покрыта полуметровым слоем пепла, в котором повсюду виднеются островки трупов. 
Людей сожгли заживо. Останки повсюду: для того, чтобы взгляд не наткнулся на очередное тело, его придется устремить на гриву собственного скакуна. Тела лежат, скорчившись клубками в бесплодных попытках закрыться от лившегося с небес пламени; зачастую - парами, тройками, кучами. Огонь стёр чёрты их лиц, лишил их одежды и знаков отличия; не поймешь, где кмет, а где заезжий аристократ, где женщина, а где мужчина...да и какое это имеет значение, если всех их объединила смерть? Лежащие в обнимку тела могут с равным успехом оказаться как влюблёнными, так и просто случайными людьми, искавшими в чужих объятиях защиты от настигшего посёлок крылатого рока. Но кое-кого отличить от остальных всё-таки можно. 
Детей.
Прямо в нескольких десятках метров от группы, на ведущей вниз дороге, лежат несколько маленьких трупов. Их почти не видно. Потому что их грызёт стая бродячих собак. Рвётся жженая плоть, льётся с окровавленных губ густая розовая слюна вперемешку с пеной. Псы то и дело огрызаются друг на друга, щелкают зубами, рычат; только они и нарушают смертельное спокойствие, накрывшее посёлок. Роща Мира стала Рощей Покоя. 
Винит ли себя Альтия де Латтунцер, Королевская Охотница на Драконов, за опоздание? А что творится в мыслях её спутников? Именно здесь, на дымящихся руинах Рощи Мира, начнётся серия определяющих судьбу страны событий. От решений, которые они примут в ближайшие дни, будут зависеть судьбы сильных - и в особенности слабых - этого мира. Но откуда им сейчас знать? 
____________________________
Порядок на ближайшее время: Шаой, Генри, Нира, Амалур, Кай
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 481
Очки : 4495



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Вт Ноя 21, 2017 10:32 pm

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]Воздух был наполнен пеплом и ледяной тишиной. В нем, будто насмешка, мерещился аромат высушенных до черноты роз.
Запах смерти.

Ее гнала вперед тревога, перерастающая в уверенность, и тормозило тщедушное нежелание убеждаться в собственной правоте. Впрочем, когда правда становится слишком очевидной, чтобы оставить место надежде, лучшее, что можно сделать - прыгнуть в нее с головой.

Жеребец Охотницы первым вылетел на пригорок, разметав по истлевшей траве черную грязь. Кривой частокол деревьев обнажил белесо-черное поле, усеянное крошечными пятнами. Слишком большое для старой фермы, но в самый раз для...
Альтия с рыком выругалась.
- Опоздали, - прошипела она, накручивая на руку поводья. - Опоздали!..
Ей до дрожи не хотелось смотреть на темные точки, рассеянные меж черных остовов, но взгляд тянулся к ним, как стрелка компаса, превращая ледяной комок в горле в шар раскаленного добела металла. Непривычное шевеление где-то чуть слева привлекло ее внимание не сразу. А когда привлекло, металлическая рукавица с жутким скрежетом сдавила кольцо сбруи.
Альтия плотно сжала губы, а потом отрывисто крикнула, пуская наконец гарцующего Мистраля вниз по дороге. Выбившиеся испод шлема волосы трепетали по ветру, пепел и удушливая гарь выбивали слезу - яростную слезу, жгучую, полную злобы не только на неправильный мир, но и на саму себя.
"Вот они, отголоски юношеского идеализма и упрямой веры в собственное всемогущество! А куда же подевались они тогда, пять лет назад, когда храбрая девочка самых высоких устремлений впервые оказалась в шкуре палача и угнетателя?"  
Рука крепче сжимает поводья, а потом с силой тянет на себя, отчего жеребец встает на дыбы. Копыта рассекают воздух, собачья свора рассеивается полукругом, опасливо ворча и скаля пенистые пасти. Они похожи на бешеных псов из ее детства, когда в голодную зиму на улицу вынесли для погребения околевшие тела. Впрочем, как и на всех иных - да хотя бы на тех, что жрали плоть изменников на севере.
"Изменники," - Альтия хмуро оглядела покрытую снежным пеплом деревню, стиснула руку на оголовье меча. - "Но разве они не были людьми?"

Потом она будет долго гадать, что же удержало ее тогда от того, чтобы свеситься с седла и рассечь бешеных тварей пополам. Жалость? Отвращение? Нежелание сеять смерть там, где ее и без того уже слишком много? Или неясный, потаенный страх перед призраками прошлого, перед злом, которое она не в силах была повергнуть?

- Нужно найти выживших и послать весть в ближайший город, - отчеканила Де Латтунцер, стоило первому из ее рыцарей поравняться с ней. По легкому касанию Мистраль развернулся к приближающейся группе, потрясая пшеничной гривой. - сир Галвин и сир Фелан, у вас острый глаз; обыщите деревню и ее округу на предмет возможных подвалов и укрытий, окажите помощь всякому нуждающемуся и по возможности приведите их сюда - если они избежали гибели от огня, это еще не значит, что им не нужна защита. Мы сделаем привал к востоку отсюда.
День был пасмурным, и рыцарю не хотелось, чтобы в случае ветра отряд был вынужден наслаждаться всеми оттенками местной трагедии. В долине Цеа же ветер практически всегда дул с гор.
- Господин драконовед, вы можете определить, куда полетело чудовище? - спросила Де Латтунцер, когда Галвин и Фелан отъехали на некоторое расстояние. - Полагаю, следы драконьей деятельности дол... могут представлять для вас интерес, и я буду рада всякой новой информации, которую вы извлечете.
Мистраль как бы невзначай топнул копытом на скалящегося пса. Альтия нахмурилась.
- Эдди, а ты возьми заступ и вырой яму в сажень глубиной у той яблони. Не смотри на меня так, тебе нужно размяться, иначе завтра вообще в седло не залезешь.
"А им - обрести, наконец, покой"
Она тронула коня, поворачиваясь на восток в поисках места для стоянки. Несмотря на горевшую в ней жажду действий, плотный комок с сердца уходить не хотел.
- Госпожа Катц? - голос Королевской Охотницы прозвучал, как ей показалось, слишком жестко. Впрочем, как бы Альтии ни было жаль лучницу, последнюю было необходимо отвлечь. - Есть ли поблизости другие деревни или поселения? Нужно известить их, и, возможно, послать за помощью.
"Если я пошлю птицу в Тойнхарк, то людей оттуда мы будем ждать неделю. Точнее, не будем. Но оставлять этот ужас так, как есть - последнее, что мне хочется"
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 453
Очки : 1457



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Генри в Сб Ноя 25, 2017 2:06 pm

[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/7yxgbqifp/helson2.png]Было в этом бренном мире много вещей, вызывавших у немолодого, потихоньку дряхлеющего мужчины по имени Рендольф неприязнь той или иной степени, но лишь три порождали в его душе гремучую смесь отвращения, презрения и тоски – плохая погода, политические активисты и долгие переезды. По иронии судьбы-злодейки, в данный момент его мучали все три напасти, причем одновременно. Именно поэтому драконюх трясся на своей лошади с таким видом, будто его только что выпустили из пыточных казематов его величества. Скрючившись в седле так, словно на его спину уселись все четырнадцать рыцарей госпожи Латтунцер, мужчина в очередной раз подумал, что стоит бы закурить, и в очередной же раз отказался от этой затеи – сырость и тряска делали рутинную, казалось бы, задачу по раскуриванию трубки почти что непосильной, особенно для давно потерявших гибкость пальцев драконюха. Скрипнув зубами, Рендольф попытался кое-как выпрямиться, хрустнув при этом позвоночником, и злобно пробормотал себе под нос:
- Когда там уже эта чертова деревня будет?
Знал бы мужчина, что его в этой самой деревне ждет – триста раз бы подумал, прежде чем произносить столь опрометчивые слова, но сейчас он регулярно подгонял своего скакуна пинками в бока, рвясь вперед строя, поближе к очагу и крову. Запах дыма он заметил отнюдь не сразу – лишь после того, как окружающий всадников пейзаж сменился пепельно-серой смертностью, в душе Хэлсона тренькнули струны тревоги. Несмотря на свою невнимательность, мужчина сразу почуял, что здесь прошел отнюдь не лесной пожар – должно быть, сыграла свою роль чуткая интуиция человека, столь долгое время находившегося один на один с огнедышащими созданиями. Закусив побелевшие губы и крепко сжав поводья, мужчина принялся молиться про себя, несмотря на то, что уже очень долгое время ни в кого и ни во что не верил:
"Нет, нет-нет-нет, только не говорите, что она все еще там! Боги, мать вашу, прошу вас!"
Несмотря на былую прыткость, белый как полотно драконоконюший въехал в поселок последним, с трудом подавляя желание развернуться и рвануть в противоположную от кострища сторону. Мужчина прекрасно понимал, что если Солана все еще находится в поселке – кто-то должен будет умереть, и чаша весов склонялась отнюдь не в пользу драконицы. Но вот нога лошади переступила через вершину холма, и бежать стало уже поздно – глазам Хэлсона открылась картина живого ада. Мужчина был привычен к виду смерти и страданий, но это было слишком даже для такого прожженного циника, как он. С трудом подавляя рвотные позывы, Рендольф на автомате потянулся за трубкой, бегая взглядом от одной кучки пепла к другой, в то время как в его голове галопом скакали шальные мысли:
"Что же ты делаешь, Солана? Они были непричастны к твоему заточению! Неужели… неужели это все из-за наших разговоров?"
Сказать по правде, Хэлсону было не шибко жаль погибших в драконьем пламени жителей деревни. Он всегда был эгоистом, хоть долгое время и отказывался признать это. Нет, его волнение и печаль породили не бесчисленные смерти невинных людей, а угроза жизни совершившей ужасное драконицы. В свое время она заменила побитому жизнью мужчине семью и друзей, и теперь он думал о Солане скорее как о сбежавшей дочери, чем о крылатом огнедышащем монстре, несущем угрозу всему королевству. Должно быть, это было довольно странно и даже судимо с моральной точки зрения, но драконюху было глубоко наплевать. Лихорадочно думая, что же ему делать в случае встречи отряда с драконицей, Рендольф сжал мудштук трубки зубами и принялся чиркать огнивом над табачной камерой, напрочь позабыв засыпать туда южную смесь грез. Впрочем, ситуация от этого никак не поменялась – погода была слишком сырой, так что мужчина тщетно продолжал свой ритуал снова и снова, не высекая при этом ни единой искорки. Лишь спустя минуту женский голос вывел его из этого транса, и Хэлсон непонимающим взглядом уставился на обратившуюся к нему леди Латтунцер.
- Что? – драконюху понадобилось пару секунд, чтобы понять, зачем именно к нему обратились, но в итоге мужчине все же удалось взять себя в руки, – А, да, я… я постараюсь. Дайте мне немного времени.
Спустившись с лошади, Рендольф откашлял накопившийся в горле дым, прикрыл дыхательные пути рукой и принялся медленно похаживать между горами сожженных тел и строений, пытаясь найти какие-либо зацепки, оставленные на месте преступления Соланой.
avatar
Генри

Звездная пыль: 25310
Сообщения : 3917
Очки : 30119



Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Вс Ноя 26, 2017 1:44 pm

[av=https://2img.net/h/s17.postimg.cc/jz202c127/image.png]
Сиф чувствовала себя ужасно.
Ноги гудели, задницу, сбитую седлом, саднило, плечи одеревенели, и в тщетной попытке их расслабить она то и дело вертела головой, как спятившая сова. Но стоило одному из многочисленных источников страдания притихнуть, как оживал, затыкая прореху, другой. Надоедливо стучал по ноге неудобно пристегнутый к седлу посох. От напряженно вцепившихся в поводья кистей до самого локтя словно протянулась веревка, отзывавшаяся болью на каждое движение руки. Застилающий дорогу туман давил на нервы, вынуждая подозрительно щуриться на всякий странный лесной шорох.
Редкие пустые разговоры помогали не думать о волдырях на ногах, о голодном урчании в брюхе, о бесконечном треклятом холоде или о том, что весь этот увенчанный славой поход скоро захочется променять на горячую ванну и мягкую постель. Желательно, кем-нибудь нагретую.
Но что-то не так. В воздухе, в запахе, тишине и мутном беспокойстве, охватившем разом людей и зверей. Нервные понукания коней всё ускоряли отряд, но Сиф резко останавливается. Лихорадочно проверяет, как быстро вынимается пристегнутый к седлу Громобой, нащупывает сумку с болтами, трижды повторив про себя отточенную процедуру зарядки. От предвкушения дрожали руки, но Арх, шумно выдохнув, наконец послала кобылу неистовым размашистым галопом, лавируя и обгоняя несущихся вперед рыцарей. Мечутся на ветру волосы, мечутся в голове мысли. Неужели всё, неужели сейчас?! Вот игреневая кобыла уже шла почти бок о бок с жеребцом Альтии. Быстрее, ещё быстрее! Каждая упущенная секунда может оказаться фатальной – и беспокоилась Сиф совсем не о благополучии жителей Рощи.
Завороженно следя глазами за теряющим краски пейзажем, Серенна ловит себя на мысли о том, как может быть удобно появление дракона. Как легко нынче мятежникам или соседям будет разграбить и спалить всю деревню, свалив всю вину на чудовище…
Но стоило только выехать на усеянное трупами поле, как сразу стало ясно: нет, это явно работа драконицы. Слишком испуганными, застанными врасплох выглядят позы погибших.
Да только Соланы здесь уже явно давно не было, и магичка испытала мутную смесь разочарования и облегчения.
И, пожалуй, тошноту.
Нельзя сказать, что она была такой наивной дурочкой, что ожидала увидеть что-то иное, но все же зрелище мертвецов что-то надорвало в душе. Да тут ещё и кот, почуяв запах мяса, начал с подозрительной заинтересованностью вертеть головой. За что, впрочем, быстро получил щелчок по носу.
«Должно быть, к концу поездки я буду с тоской вспоминать те добрые времена, когда вид трупов ещё казался мне чем-то необычным»
На эмоционально-нелепый порыв Латтунцер магичка смотрела, едва не закатывая от презрения глаза.
«Что за бесхребетная штафирка! Деток дохлых ей, значит, жалко! Надо их скорее закопать, чтоб глаза не мозолили, заставив потеть свою солдатню! Но и пёсиков жалко – как так, прибить животину, запачкать руки!? А то, что эти твари сейчас кинутся на твоих же людей да лошадей – об этом тебя, дуру, за всю войну думать не научили?»
И как только эта слезливая истеричка получила место командира?! Впрочем, если вспомнить, чья именно рыхлая задница сидит на мягких троновых подушках и разбрасывается должностями, всё быстро становится ясно.
Фыркнув, Арх ткнула лошадиные бока пятками, подгоняя Сайру поближе к Мистралю.
— Леди-Командующая! — на полпути выкрикивает Сиф, тщательно скрывая раздражение в голосе, — Псины бешеные, если Вы вдруг не заметили. С ними нужно разделаться, а не гнать в лес, чтобы они там напали на… кого-нибудь поживее.
Сама Седьмая, впрочем, решает не размениваться по мелочам и не тратить арбалетные болты на шавок. Много чести. Лишь терпеливо ждет, когда закованная в латы девица наконец закончит разбрасываться в порыве своей слезливости абсолютно бессмысленными приказами. Подавив очередной усталый вздох, Серенна подводит кобылу почти вплотную к командующей, напряженно следя за бесноватой сворой и крепко удерживая вздыбившего шерсть кота, с истерическим мявом порывающегося забраться ей на плечи – лишь бы от земли да псин подальше.
— Произошедшее здесь – безусловно, трагедия, миледи, — негромко начинает магичка, не желая оскорблять достоинство сероглазочки публичным отчитыванием, — Но мы – не спасательный отряд сестёр милосердия. Предавать тела земле, без сомнения, благороднейший порыв, но у нас нет прав тратить на него время. Чем дольше мы здесь задержимся, оплакивая случившееся, тем дальше уйдёт драконица; тем большей опасности подвергнется жизнь принца и тем больше вероятность, что чудовище сожжет новую деревню. И остановить её – вот это наш прямой и первостепенный долг, госпожа. Вы ведь не собираетесь оставаться здесь на несколько дней, выжидая возвращения гонцов из деревень и выхаживая раненых?
«Я, чёрт возьми, не хочу спать рядом с этой шашлычной, пусть даже она пахнет в три раза лучше, чем мой нынешний ужин»
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 53032
Сообщения : 757
Очки : 20059



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Амалур в Пн Ноя 27, 2017 6:55 pm

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/64hpn3idl/3443.gif]
Большую часть пути Наррим ехал молча. Несмотря на неприятную погоду, которая была явно многим не по душе, он был спокоен. Хотя и желал той же доброй похлебки с куском хлеба, представляя её тепло и вкус. Еще с детства ему приходилось находиться в подобных ситуациях не раз, а то и хуже было, поэтому жаловаться он попросту не видел смысла, да и других жалеть не собирался. Одежда еще не до конца высохла, и холод пронзал тело с разных сторон, заставляя вспоминать о том самом, о былом. Туман словно игрался с его сознанием, показывая образы когда-то минувших дней, наполненных той же серостью и пустотой. Лишь такая же пустая болтовня и отвлекала его от всяких мыслей.
Спасение принца. Если бы тогда он сказал Карилу, что его поступок лишен всякого смысла, если бы смог спасти его тогда, то этой экспедиции можно было избежать. Закрывая глаза, он видел различные картины дракона. Правдивые и не самые. Задавался вопросами, но не озвучивал их никому.
Чье-то бормотание внезапно въелось в ухо, заставляя бывшего убийцу повернуться. Хэлсон. Потерянный вид исправился через пару мгновений, по велению одного из образов в голове. С этим мужчиной он успел выпить и даже немного поболтать о жизни. Не самое лучшее воспоминание, но и не самое худшее. Хэлсон был славным. Натягивая перчатку, тариб чуть приподнял подбородок, желая рассказать одну из шуток, что тогда, когда они сидели, вылетела у него из головы. Но не сказал, на мгновение застыв. Тогда – точно то же ощущение, когда он точно так же затягивал перчатку, вот только не шутки ради… Пару мгновений, никаких мыслей, много крови, одинокая сталь – не сейчас… Ангдуш медленно выпрямился, твердо ухватившись за один из своих клинков. Да, тогда он убил точно такого же парня, всего одним ловким движением, выпав из тени. Его рука скрылась под плащом, вместе с его дружелюбными намерениями. Обратно, в ту же тень, сейчас.
Время скользило незаметно, по крайней мере для него. За все время Ангдуш привык только к своей лошади. Пусть и первое время она была очень непослушной, теперь же казалось, что они с Нарримом понимают друг друга очень хорошо. Именно поэтому он заподозрил неладное, возможно, даже раньше, чем все остальные. И сощурив глаза, вовремя удержал поводья.
– Тише, Рише. – и она успокоилась, встав на месте, но не на долго, буквально на пару мгновений, дав возможность Ангдушу рассмотреть обстановку. Что-то было не так, это чувствовал каждый. Знакомый запах внезапно ударил в нос. Без сомнений, сейчас что-то будет. Он решает не торопиться, поскольку его основная задача заключена в спасении принца. Даже если паренек будет живым, там, и прямо сейчас, тариб не хотел попадать под пламя первым… Среди толпы тоже особо не повоюешь. И куда более важно... Телохранитель посмотрел куда-то в сторону, его глаза вновь сощурились. – ему нужно ускориться. Сейчас! Собрав поводья, Наррим сжал их в кулаке, немного выпрямил ноги и, создав небольшое напряжение в седле, почувствовал отдачу лошади – она его поняла. И тут же слегка наклонился, надавив на бока Рише – и рванул. Сосредоточившись на цели и пытаясь побороть сомнения, Наррим нагло обгонял своих «товарищей». «Уж извините», – он привык работать один. Нужно торопиться, причины были... дракон ли? Еле обернувшись назад, он замечает Хэлсона – тот отстает, по лицу очень взволнован. Если это не проделки Соланы, то драконюх может быть в опасности – а он единственная зацепка.  Думается, что оставлять его нельзя. Чертовы беды склонны разрастаться в нечто большее, так учила жизнь. Наррим решает сбавить темп, остаться где-то между всей группой – так оптимально.
Пытаясь не потерять в толпе нужный силуэт, Наррим замечает необычное внимание к лучнице. Да, по её внешнему виду было все ясно. Если она и после такого все еще хочет увидеть дракона, то с ней явно что-то не так.
Он пытался сохранить спокойствие, но чем ближе была Роща, тем больше его взгляд заполняла накаляющаяся сталь. Он остановился, осмотрелся. Все усеяно смертью, к которой он, казалось бы, привык, но нет – это была не та сторона. За неё не платили. Хэлсон наконец-то подоспел, но выглядел все так же неважно. Интересно, о чем он думает?
Все остальные были не лучше, разве что…
Телохранитель молчал, с печалью водя глазами по мертвой земле. А ведь будь у него ферма... произойти могло тоже самое. Солана. Ангдуш знал, что она опасна, но, чтобы так…
Он слез с Рише. Стоять и бездействовать нельзя. Латтунцер раздавала команды, а Ангдуш тем временем пытался убедиться в том, что, помимо голодных псов, опасности тут больше нет, попутно выдыхая и так уже приевшийся запах горящих трупов. Нет, тут они только силы и время потратят. Убийца был недоволен, но перечить и светиться не собирался. Не сейчас.
Но Арха, похоже, ничего не смущало. Впрочем, она была права, хоть всех слов было не разобрать: Латтунцер мягковата, но все же у неё был титул и отличные солдаты – это о чем-то да говорило. Первое впечатление не положительно. Возможно, придется временами брать грязную работенку на себя. Ангдуш спокойно наблюдал за болтовней двух особ, не желая встревать. Задев взглядом разворачивающуюся мясорубку чуть ниже, он повернулся в сторону Хэлсона.
Если собаки единственная опасность, то это хорошо. Но Ангдуш не был из тех, кто так легко расслабляется при виде потенциальной проблемы – ведь он привык их решать. Если с драконюхом что-то случится, пусть даже обычный укус бешеной псины, это может помешать спасению принца. Если выбирать между обычной болтовней и мелким делом – Наррим выберет второе. Впрочем, может, он просто привык играть роль чьего-то защитника.
Двинувшись в сторону Хэлсона, убийца бесшумно ступал по земле, пытаясь не упустить из виду всех ключевых персонажей. Вслушивался в окружение, в точности повторяя путь драконюха, дабы не затоптать потенциальные улики.
avatar
Амалур

Звездная пыль: 6200
Сообщения : 2094
Очки : 7096



Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Кай в Вт Ноя 28, 2017 11:47 pm

[av=https://2img.net/h/s7.postimg.cc/6iezxatzf/image.png]
Всё пропало. Сгорело, исчезло и развеялось по ветру, будто бы и не существовало никогда.
Мир сжался до крохотной точки, куда должна была влететь стрела. Та самая, почти живая, звучащая холодными промозглыми ночами теплым и родным шепотом. С наконечником, черным, как пепел, в который обратился ее мир. Как тела тех, кто когда-то смеялся, брал ее руку своими маленькими пальчиками и водил хороводы на городском празднике. Как шея Лисабет, отдавшей свою жизнь за чужое спасение. Ради чего?
Всё потеряло смысл. Она двигалась, дышала, ела и пила, выполняла почти все привычные функции в то время, как ее семья, знакомые и любовь всей жизни стали прахом, и уже никогда не вернутся. Несправедливость? Насмешка судьбы?
Она ехала в какие-то дебри страны, в которых раньше-то и не бывала никогда. Верхом на отличном коне, о котором когда-то могла лишь мечтать, глядя украдкой на столичных рыцарей и всадников. С теми самыми столичными рыцарями, между прочим, и даже с одним легендарным Архом.
Это было неважно.
Дракон должен умереть.
Об этом шептала ей заветная стрела. Об этом молили жители деревни, простирающие к ней скрюченные обгоревшие пальцы. Об этом плакали ее племянники, которых она не сумела спасти, и об этом пел ветер, несущий запахи костра на ночевках.
У всего есть цена. Единственное искупление ее затянувшейся жизни - возмездие за всех, кто уже не сможет свершить его сам.
И дракон умрет.

Кожа на почти заживших ожогах под теплой одеждой болезненно натягивалась в течении всей недельной тряски верхом на лошади. Киара, впрочем, испытывала странное и темное удовлетворение от этого факта. Ожоги служили самым верным физическим напоминанием о ее целях, не позволяя отвлекаться на спутников и на жалостливые взгляды в свой адрес. Холод и влага ее мало смущали, к подобным условиям она все же была привычна в некоторой степени. Особой радости от прибытия в деревню лучница не испытывала. Катц теперь вообще мало что эмоционально могла испытывать, погрузившись в самодельную броню из душевной пустоты и переизбытка отчаяния.
Кое-как эту броню пробивают только знакомые до боли симптомы на въезде в Рощу - неестественная тишина вокруг, запах дыма и почерневшие деревья. Она не хочет ехать туда. Не хочет видеть всё это еще раз. Но не может остановиться на полпути и скачет следом за отрядом. С запахом жженой плоти приходят рвотные позывы, но Киара держится. Она не обращает внимание на взгляды в свою сторону, лишь бледнеет еще сильнее, пытаясь унять растущую в раненом теле дрожь.
“Не сейчас. Только не сейчас, прошу тебя!”
Руки на автомате сжимают лук, накладывают стрелу, ищут под одеждой магический оберег. Катц не верит, что этот оберег поможет им на самом деле, но ничего не говорит вслух.
“Эти люди не видели, на что способен дракон. Что может сотворить его пламя. Никакие побрякушки их не уберегут от такого.”
Но вскоре они увидят. И убедятся сами.

В деревню она прибывает последней. Ее уже не просто бьет дрожь. Сознание практически отключается, включая в голове до боли знакомые картинки, и накладывая крики, жар и чувство безграничного отчаяния вперемешку со страхом на статичные останки.
“Это всё уже было. Сколько еще это будет повторяться?”
Катц сжимает волосы у корней на висках, пытаясь совладать с тихой истерикой. Кто-то ей что-то говорит, но слова проходят словно сквозь вату, теряя всякий смысл. Кровь пульсирует в венах раскаленной лавой, и, кажется, сердце вот-вот выскочит наружу, упав булыжником в темный пепел.
Наметанный глаз ловит движение поодаль. Псы, останки... Детские?
Она не думает больше. У нее появилась цель.
Шум в ушах стихает, мышцы расслабляются, дыхание выравнивается. Отточенными движениями Катц посылает стрелу за стрелой в каждого чертового пса, в надежде хоть как-то унять нахлынувшую вслед за истерикой тьму и жажду мести. Они горят в ней ярче драконьего пламени, адской болью отдаваясь в обожженную кожу.
“Нужно уйти отсюда. Сейчас. Немедленно!”
Колени впиваются в бока безымянной и верной кобылы, вынуждая ее сорваться в галоп и поднять столб пыли с пеплом в воздух. Киара проносится мимо драконоведа и тариба, прочь из этого места, куда-то, где нет проклятого запаха и останков, а лес еще не до конца лишился цвета.
Потом она вернется. Либо встретится с отрядом на выезде из деревни. Здесь и сейчас от нее всяко не было никакого толку, и не могло быть.
avatar
Кай

Звездная пыль: 4020
Сообщения : 278
Очки : 2284



Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Ср Ноя 29, 2017 3:02 am

[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]...Вот так и вступили эти двадцать человек в руины Рощи Мира. Ужас, ярость, замешательство и шок отчаянно бились за господство в душе каждого из присутствовавших (а у некоторых победителем нежданно-негаданно выходила невесть откуда явившаяся холодная расчётливость). Кто-то из рыцарей - не славный ли сир Харрис? - сполз кое-как с седла и шумно исторг содержимое своего желудка на землю; правда, потом сразу взял себя в руки. Чего нельзя было сказать об одном из его соратников, сире Мелвине: тот с минуту пялился на дымящиеся руины широко раскрытыми глазами, после чего высоким, дребезжащим тоном вопросил: 
- Да что же это за тварь-то такая?!
Бросаются врассыпную собаки при приближении Латтунцер; их осатаневшие морды оскалены, с губ течёт пена. Они не убегают - перегруппировываются; расходятся полукругом, глазеют налитыми кровью глазами, рычат и рявкают. Броситься на всадницу им не хватает смелости, а покинуть это место - жадность. 
Леди Аутрикс Снежноволосая, храбрая воительница и помазанница Белой Церкви из далёкого холодного Сорвейра, подъезжает поближе. Лицо её мрачнее тучи. 
- Голубей угробила я, мне и ехать. - роняет она. - В Тойнхарк весть донести? Или вперёд, в Валранг? 
[Сиф] Находящаяся рядом с де Латтунцер Арх тем временем ощущает - почти кожей - магическое напряжение в воздухе. Оно слабое, но постоянное. Знание Арханы позволяет Седьмой определить наличие магического фона в Роще Мира, источник неизвестен. Раньше Сиф встречала фон такого типа в местах, где недавно использовалась магия; обыкновенно он рассеивается через несколько часов, время полного исчезновения зависит от мощи волшебства. Но такой фон может присутствовать и сам по себе в случайных местах на Теросе, и может сопутствовать магическим артефактам, и может даже быть случайным колебанием Арханы. 
Галвин и Фелан тем временем пришпоривают своих коней, проносятся мимо собачьей своры и въезжают на улицы Рощи Мира. Всего улиц пять. Расположены они решеткой: две продольных, три поперечных. Сейчас уже сложно разобрать, что там где было; на помощь, правда, приходит всё тот же рыцарь Харрис. 
- Вон, где кратер, - тыкает он пальцем в направлении большой чёрной ямы, - трактир был, "Дикарка". У хозяина был такой запас крепкого спирта... Пламя добралось, похоже, и как жахнуло... 
Появляется наконец в поле зрения и Эдди. Оруженосец ведет вьючных лошадей, которые не поспели за яростным галопом группы. Он бледен, но держится хорошо. Приказ своей госпожи понимает с полуслова: лошадей оставляет и идет копать. Останавливается, чтобы снять с яблоневой ветки потемневший плод. 
- Печёное, - слабо молвит он. - Печёное яблоко.
Теперь приходит очередь сира Мелвина блевать. 
Все остальные рыцари тем временем продолжают настороженно осматриваться. Некоторые достают луки. 
- Леди-Командующая! - зовёт леди Гарайна Дуссат. Раньше у этой черноокой, черноволосой женщины было другое имя, но она взяла новое вместе с рамерийским гражданством. Но чёрты лица не спрячешь: чистокровную тарибку в ней за милю видно, в этом она схожа с Ангдушем. - Позвольте перестрелять псин? 
Но не успевает Альтия ей ответить, как за дело уже принимается Катц. Со свистом прорезают стрелы воздух; псы падают один за другим. Для всех присутствующих этот расстрел - живая демонстрация славы Киары Катц, лучницы из Беловальной; считанные секунды уходят у неё на то, чтобы уложить всю свору, ни одному бешеному зверю не требуется более одной стрелы. И тявкать не успевают! Рыцари только глазами хлопают - а потом всё так же недоуменно смотрят в спину мчущейся прочь Катц. 
- За ней съездить? - спрашивает Дуссат. 

[Де Латтунцер] Командир рыцарей отдала свои распоряжения. Посланные на улицы рыцари Галвин и Фелан спешиваются у одного из домов и раскидывают сапогами пепел, будто ищут что. Леди-рыцарь Аутрикс готовит пергамент для письма. Леди-рыцарь Дуссат готова поскакать вслед за Катц, Эдди начинает рыть, остальные рыцари бездействуют. Отряд в полной боевой готовности. 

Дым в Роще Мира пахнет противно, слегка гнилостно, словно тухлыми яйцами. На телах иногда попадаются металлические вещи; закопченные, грязные, слегка оплавившиеся. Если приглядеться, видно, что посёлок будто исчертили пепельными полосами, напоминает взбороненное поле. 
[Хэлсон] Дым в Роще Мира пахнет серой, Хэлсону хорошо знаком этот запах. Пламя Соланы в тестах на Каллар не оплавляло металлические цели, но там были не броши и застежки, а большие железные чаны. Широкие пепельные полосы - Солана могла иногда заходить на бреющий полёт и жечь всё по пути своего следования. 

Вокруг деревни лес выгорел дотла - от деревьев остались только жалкие черные скелеты. Если бы не дождь, то учинённый здесь пожар мог бы пожрать леса Деарил целиком. Но обошлось; тот же самый ливень, что заставил группу путников недавно что есть мочи материться на погоду, спас стародревье от полного уничтожения. Но животные еще долго, конечно, не вернутся в окрестности Рощи Мира. 
[Катц] Решившая покинуть пока что своих компаньонов Киара Катц удаляется в лес на несколько десятков метров, прежде чем её такого чуткого слуха касается отдалённый, мерный стук и хруст ветвей. Зоркие глаза лучницы могут различить в глубине леса - метрах в пятиста - еле заметное движение. Киара так же могла услышать, как рыцарь Дуссат спрашивала у де Латтунцер, стоит ли её преследовать. 
Если Катц двинется в направлении звука, то увидит пробирающуюся сквозь горелую чащу каурую лошадь, на спине которой сидит невысокая, хрупкая, детская с виду фигурка. Лошадь в попоне, осёдлана, с кое-какой сбруей. Фигурка держится за лошадиную шею, лицом уткнулась в гриву. Лошадь взмылена и шатается. 

[Ангдуш] Всё спокойно

Имена рыцарей отряда де Латтунцер, определившиеся в этом посте
Мужчины: Харрис, Мелвин, Галвин, Фелан (осталось: 5)
Женщины: Дуссат, Аутрикс (осталось: 3)
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 481
Очки : 4495



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Вс Дек 03, 2017 4:11 pm

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]Если к хорошему привыкаешь быстро, то со всем остальным дела обыкновенно обстоят диаметрально противоположным образом. Вот и избыток энтузиазма у госпожи Арха Альтию во внеочередной раз выбил из колеи. Несколько мгновений она, изогнувь бровь, слушала Сиф, силясь понять, что же не устроило синеглазую колдунью, и лишь к концу тирады опустила взгляд, пряча облегченную улыбку за забралом.
- Ваши слова преисполнены здравого смысла, - примирительно произнесла Латтунцер, - однако я и не собиралась делать длительной остановки, лишь небольшой привал. Как бы мне ни хотелось гнаться за драконом днями и ночами, мы Королевские Охотники, а не Королевские Гонцы, и легендарными стальными задницами никто из нас, увы, не обладает.
“Зато золотых умов у нас в отряде столько, что королевский совет обзавидуется”
Она хотела было продолжить и пояснить что, мол, так и так, гонца я тоже посылать не собираюсь, есть же голуби, сейчас мы одному из крылатых весточку к лапе подвяжем да дальше поедем, да и дело с концом, но тут на горизонте появляется белоснежная грива леди Аутрикс, и фразу приходится оборвать на полуслове. Голуби обращаются в горстку перьев, и Королевской Охотнице ничего не остается, кроме как мысленно проклинать как весь лисий род, так и того беса, что дернул девушку поставить клетку на землю.
- Нет, Аутрикс, - сероглазая хмуро качает головой, барабаня пальцами по луке седла. - Твоя решимость не даст тебе птичьих крыльев, а твой меч мне бы больше пригодился, будь ты в отряде. Кто-нибудь из вас знает о близлежащих поселениях, фермах, лесничих сторожках, что могут быть по дороге? - Латтунцер оглядывается на своих рыцарей, останавливаясь на знатоке взрывоопасных подвалов. - Сир Харрис, вы, кажется, уже бывали в этих краях. У вас есть нечто подобное на примете?
Он было на мгновение отвлекается, чтобы дать добро черноглазой на расстрел собак, как взгляд ее падает на приблизившуюся Катц. Вернее, на ее взгляд - пустой, непривычно-пристальный, как у голодного медведя - совсем не та потерянная отстраненность, что раньше. Неведомая сила заставляет Альтию потянуть поводья, отводя коня в сторону от незримой нити, связывающей Катц с широким полукругом беснующихся тощих тварей.
И как раз вовремя.
Иные глядят на падающих, как подкошенные, собак, а Латтунцер неотрывно следит за лучницей. "Лук - оружие совершенное, требующее нечеловеческой выдержки и точности движений," - говорил как-то ее отцу высокий смуглый мастер с выкрашенными в зеленый усами, - "Добрый стрелок сам должен стать его частью, а, значит, на мгновение утратить себя".
Мастерство Киары было велико. Дракон, видно, решил сам вырыть себе могилу, дав этой женщине повод натянуть тетиву. Победу или гибель принесет им такая одержимость лучницы? Латтунцер задумчиво глядит ей в след, и на вопрос черноглазой Дуссат отвечает незамедлительно:
- Проследи за ней. И смотри в оба, - даже не беря во внимание шаткое душевное состояние Катц, Латтунцер не хотелось, чтобы члены ее отряда шатались поодиночке. - Пока нельзя быть уверенным, что опасность полностью миновала.
К подобной идее, кажется, пришел и горе-телохранитель принца. Леди-рыцарь провожает взглядом двух мужчин, после чего направляет коня к пригорку чуть поодаль, надеясь, что тот послужит какой-никакой, а преградой от пепла и смрада.
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 453
Очки : 1457



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Пн Дек 04, 2017 12:47 pm

[av=https://2img.net/h/s17.postimg.cc/jz202c127/image.png]
С непроницаемым лицом выслушав оправдания леди-командующей, Седьмая удовлетворенно кивнула.
«Ого, из тебя всё ж не последние мозги выбили»
— Да ладно, — скользнула Сиф по Альтии глазами, — Задницы у нас в отряде очень даже ничего.
Ухмыляясь краешком рта, магичка отворачивается, невольно встречаясь взглядом с пялящимся на них Ангдушем. Вот ведь зараза! Арх вежливо ему улыбается, прикрывая новую волну раздражения. Мелкое ничтожество, вечно он где-то поблизости шныряет да пытается что-то пронюхать. В последние дни Сиф даже в кустики не могла спокойно отлучиться, трижды не оглянувшись, чтоб уж точно удостовериться, что не встретит пронырливую тарибскую морду. И зачем вообще он здесь?
Не радует её и услужливо пришившая псин Катц, тут же, явно в каком-то приступе, умчавшаяся в лес. Сиф закатила глаза и попыталась утешиться мыслью, что, может, однажды она так ускачет далеко и надолго. После таких вспышек она уже начинает побаиваться остроглазую истеричку и в тысячный раз проклинает Латтунцер за решение взять её в отряд. Небось надышится в один вечер кострового дыма, да с бледной харей их всех ещё и перестреляет, деревенщина повернутая. Как она Арху мешает, ох, как мешает…
Проклятие, ей остро требовался отпуск. Отпуск от отпуска. Она превращается в тухлую воблу. Вернее говоря, уже превратилась, а сейчас делается еще хуже. Становится одной из тех людей, которые презирают весь мир. Неужто из нее получается подобие треклятого принца, чтоб ему ни дна, ни покрышки?
– Что угодно, только не это, – чуть слышно поворчала она себе под нос.
Тешит разве что услышанное "Валранг". Синеглазая даже приободряется. Может, Роща даже удачно сгорела, а? Теперь они уж наверняка подадутся прямиком в столицу провинции. Дней пять, если без задержек. А уж там!.. По коже пробежали мурашки предвкушения. Вернее, прибежали, а убираться никуда не собирались. Только сейчас Седьмая наконец поняла, что к ознобу от сырости и неприятным вздрагиваниям из-за неаппетитных пейзажей примешивается и другое ощущение – прямо-таки сверхчеловеческое.
«А вот это уже интересно»
— Господа и дамы! — зычно крикнула Сиф, — Вы все крайне поможете делу, если не будете касаться никаких металлических предметов голыми руками! Если заметите тело, держащееся за что-то металлическое, позовите меня. И лучше прямо сейчас все найдите перчатки, если имеете. Спасибо!
Магичка велела себе собраться, и, прихватив кота, неловко спрыгнула с лошади. Поморщилась, украдкой дрыгая ногами, чтобы размять мышцы. Задница-то и впрямь не стальная. Она извернулась, чтобы немного оттянуть чересчур туго облегавшие зад брюки, но тут ничего нельзя было поделать. Интересно, сколько нужно заплатить за новую одежду, чтобы у нее не было таких грубых швов, натирающих в самых неудобных местах?
Покопавшись в карманах плаща, нашла собственные лайковые перчатки и медленно натянула их на замерзшие пальцы. Отстегнув от седла растерянно озирающейся в поисках травы Сайры свой посох, Арх отправляется шастать среди пожарища, раскидывая замызганными сапогами пепел да золу. На головы и конечности трупов, чтобы не шокировать всяких там блюющих рыцарьков, так уж и быть, не наступает. Черный кот преданно трусит следом, иногда останавливаясь, чтобы брезгливо потрясти лапами, да бросает на хозяйку просящие взгляды. Та только отмахивается и продолжает бродить меж остовов домов, кратеров да свежеобразовавшихся курганов и разнообразного мусора, то так, то этак поддергивая брюки, но все без толку. Будь проклята дурацкая мода на облегающие штаны!
Однако, сколько Арх ни кружила по попелищу, чутье твердило: не то. Недовольно покачав головой – ладно, она хоть ноги размяла – Серенна возвращается на опушку, где ныне покоятся еще теплые собачьи тушки. По пути украдкой то тут, то там сдергивает то металлическую пуговицу, то пряжку, имеющие хоть какую-то возможность касаться кожи, и останавливается около прячущейся от смрада Альтии.
— Здесь ощущается магический след, Леди-Командующая, и вполне отчетливый. Явнее всего аккурат на той опушке, где были дети. Такие всплески в мире имеют место быть и без причины, но я не верю в подобное совпадение. Либо здесь за последние часы применялась магия, либо…
«Либо и у самой драконицы есть склонности к волшбе, но я об этом ничего не знаю. Надо будет расспросить дымокура»
— Либо дракон прилетал сюда не просто так. Об этом месте не ходило никаких… слухов? Про колодец какой волшебный? Ну и пусть ваши люди получше смотрят под ноги. Мало ли, что необычное найдут. Я пока тоже попытаюсь кое-что выяснить, — Серенна подкидывает на ладони странный "улов", — Но мне это не нравится.
«Ничерта не понимаю. Ну не Арх же здесь вдруг объявился?»
С этими словами Арх отходит чуть дальше, туда, к месту сосредоточения Арханы, и с особым тщанием обыскивает местные трупы. Работенка мерзостная, и не один раз уж и сама Седьмая давит рвотные позывы, слишком близко наклоняясь к очередному оплывшему лицу, сквозь жир и мясо бесстыдно обнажившему череп. Но что уж тут поделать? Закончив с этим, синеглазая переводит дух, присаживается на какую-то рухнувшую балку и один за другим начинает "считывать" всё, что удается.
Кот между тем начинает совсем уж с откровенной требовательностью тереться о хозяйские ноги, но увлеченная магичка не менее откровенно его игнорирует.
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 53032
Сообщения : 757
Очки : 20059



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Амалур в Пн Дек 04, 2017 8:39 pm

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/64hpn3idl/3443.gif]
Чем дальше, тем хуже.
Наррим сплюнул, вытирая рот рукой. Дряни хватало и в воздухе, и на земле. Вонь была воистину отвратительная, а чем больше всматриваешься в обгорелые ошмётки, тем больше кажется, будто каждый клочок земли – это труп, много трупов. Он сплюнул еще раз и, выдохнув, прикрыл рот рукой. Теперь рвотные позывы добрались и до него.
«Отвратительное зрелище. Но чего-то я все же не понимаю… Почему нет выживших?» – мысль, казалось бы, дурацкая, но только не для такого человека как Наррим. Он начал растирать руки друг об дружку, внимательно всматриваясь в окружение, следил за взглядом и действиями Хэлсона. Чем больше он смотрел, тем больше сомнений рождалось в его душе. Но он еще не понимал почему.
И как Хэлсон остался в живых, рядом с этой тварью? Одного взгляда на все это хватило, чтобы убедить себя в чем угодно, но только не в безопасности.
«И как в этом дерьме можно что-то найти?» – Наррим вяло покачал головой, явно придумывая что-то интересное. Он свершил ловкий шажок через труп, цепляя глазом какой-то уродливый кусок мяса.
– Ты видишь хоть что-нибудь?
Вопрос был с подвохом, и только убийца знал ему цену: если удастся понять хоть что-то из действий Хэлсона, то, может, в будущем, можно будет заметить что-нибудь интересное и самому, а то и в «учителе» усомниться.
Не услышав ответ, Ангдуш услышал визг псин. Рука машинально скрылась за частью плаща, сразу же оголяя кинжал. Но в этом действии не было нужды, лучница избавилась от псин за считанные мгновения, оставляя лишь повод для удивления. Тариб спокойно шагнул назад, не выражая на лице особых эмоций. Он старался не попасть под «прицел», вежливо пропуская Катц, но не без интереса. Потер бороду, когда та уже промчалась мимо него, и задумался о её навыках, действительно впечатляющих. А ведь он считал эту недотепу дурой, которая просто решила умереть, якобы исполняя месть. Отчаяние же.
«Женщины». – Стоило зарубить на носу – все не так просто.
Наррим сощурился, обернувшись в сторону Хэлсона. Опасности вроде нету, да и псов тоже. Поворот хоть и весьма резкий, но веский. Растерев ногой землю, он уставился в сторону Сиф. Та улыбочка ему не понравилась. Может, она уже что-то надумала у себя в голове, а может ей нравится играть в дуру. Архи… Что же они такое все-таки…
С шорохом кинжал вернулся в ножны. Ангдуш оставил Хэлсона без каких-либо слов, заинтересовавшись внезапным объявлением. К тому времени, как Сиф слезла с коня и начала поправлять свою одежду, он уже почти к ней подошел, наблюдая за всеми действиями девушки на расстоянии, а потом и вовсе – в двух небольших шажках от. По его спине пробежала небольшая дрожь, вероятно, не из-за холода.
– К чему это предупреждение? И, к слову, отличные штаны. Архи тоже проходят физическую подготовку? – Тариб, как ни странно, явно язвил, но все-равно оставался крайне спокойным. Будто специально.
«Каким умником надо быть, чтобы напялить такие штаны?».
Впрочем, на долгие разговоры никто не собирался тратить время. И поэтому Ангдуш все же решил уточнить кое-что у Латтунцер, отправившись вслед за Архом, но только в другую сторону.
– Командир, я бы хотел кое-что уточнить. – он подошел к той практически бесшумно, по привычке, с интересом наблюдая то за Сиф, то за Хэлсоном.
– Но для этого желательно найти нашего лучника. От неё может быть куда больше пользы, чем может показаться на первый взгляд. Она выжила после атаки дракона, а значит может помочь отыскать выживших и, возможно, взглянуть на ситуацию иначе.
Ему было плевать на чувство Катц. И его охватывали сомнения, но все еще не понятно почему… Уточнять остальное он не видел смысла, ведь гордый рыцарь вряд ли послушается опозорившегося телохранителя.
– Вы не заметили ничего странного?
«Итого у нас в отряде две ищейки, плакса и психобольной».
Тариб молча наблюдал за возвращением Сиф, она, кажется, тоже имела какие-то догадки. Правда не совсем понятные.
avatar
Амалур

Звездная пыль: 6200
Сообщения : 2094
Очки : 7096



Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Кай в Ср Дек 06, 2017 8:15 am

[av=https://2img.net/h/s7.postimg.cc/6iezxatzf/image.png]

Киаре казалось, что она скачет сквозь сплошную тьму и бесконечную, густую пелену из смеси страха, грязи и ярости, стоящую перед глазами столь же ясно, как и уничтоженное поселение позади. Долго, далеко, бессмысленно, хотя на деле она не успела преодолеть и десятка метров вглубь леса. Она никак не ожидала, что будет настолько уязвима к подобному зрелищу. И что следом за этим придет буря чувств, столь долго сдерживаемая внутри, причем такого масштаба, что сметет все ее самообладание к чертям собачьим.
Катц боялась. Боялась себя. Боялась, что ее мишень сместится с шелудивых псов на спутников. Что она не сможет себя остановить вовремя, поддавшись гневу. И тогда погибнут невинные люди. Ей хотелось добраться куда-нибудь подальше ото всех, сползти с коня и свернуться калачиком под первым попавшимся не обгоревшим деревом. Отключиться хотя бы на минуту от всего вокруг. Плевать, если за ней пошлют  весь отряд рыцарей. Пусть приходят. Но попозже.
Однако, время для воплощения эгоистичных желаний еще не пришло.
Стук о землю, хруст ветвей и какое-то движение на грани восприятия вернули лучницу в реальность.
“Вряд ли это животное - сюда еще долго никто живой по своей воле не сунется. Кроме падальщиков и мародеров разве что. Но там что-то иное.”
Смысла гадать не было. Девушка осадила кобылку, развернула ее в сторону замеченного объекта и поскакала на разведку.
Вскоре она увидела источник шума - каурую лошадь с маленькой фигуркой на ней. И ахнула.
“Только ребенка там сейчас не хватало! Откуда они скачут? Лошадь совсем загнана… Неужели тут были его родственники или кто-то близкий?”
Катц бросилась наперерез наезднику и лошади в надежде их остановить.
avatar
Кай

Звездная пыль: 4020
Сообщения : 278
Очки : 2284



Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Генри в Пт Дек 08, 2017 12:00 am

[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/7yxgbqifp/helson2.png]Поиски драконюха не увенчались особым успехом – взору мужчины открывались лишь новые кучи трупов, оплавленные руины и серый пепел. Впрочем, это не слишком-то его удивило – Солана вполне могла сжечь такой поселок на лету, не оставляя на земле никаких следов помимо разрушения и смерти. А если добавить к этому образовавшийся благодаря силам стихии хаос – шансы разобрать какие-то зацепки в этом гигантском кострище и вовсе стремились к нулю. На пути к очередной груде останков Хэлсон краем глаза заметил последовавшего за ним смуглого мужчину и попытался выдавить подобие приветливой улыбки. Наррим Ангдуш – так звали этого человека, и он был, пожалуй, единственным спутником, чьей компании драконюх был даже в какой-то степени рад. Мужчины познакомились еще до отъезда, и после нескольких кружек хорошего спиртного обнаружили пару-тройку тем для душевного обсуждения. В поведении тариба отсутствовала благородная напыщенность, присущая рыцарям и Арху, да и с его головой вроде как все было в порядке, так что на фоне остальных членов отряда он был бесспорно самым адекватным собеседником. Вымученно вздохнув, Рендольф погладил края короткой неухоженной бородки и без особого энтузиазма ответил на вопрос на тариба:
- Ничего, Наррим. Если здесь и были какие-то следы – пожар и дождь успели о них позаботиться.
К сожалению, настроение драконюха было слишком паршивым, так что он решил воздержаться от пустых бесед и продолжил было исследовать пожарище, как вдруг за его спиной раздался свист, за которым тотчас последовал жалобный собачий скулеж. Резко повернувшись на источник звука, драконюх сфокусировал взгляд на выхватившей лук Катц и приготовился нырять мордой прямиком в золу. Было у Хэлсона такое подозрение, что в один прекрасный момент эта лучница окончательно сбрендит и хладнокровно перестреляет своих компаньонов, и ему уж очень не хотелось, чтобы этот момент наступил прямо сейчас. По счастью, обожженная девушка решила обойтись на этот раз псами-падальщиками, и после небольшой серии убийств рванула куда-то прочь. С одной стороны, драконоконюший понимал ситуацию этой девушки, но это понимание вовсе не означало жалость и сострадание. Напротив, мужчина даже в какой-то степени надеялся, что сбежавшую Катц загрызут собратья убитых ею псин. Хэлсон с трудом мог представить себе череду событий, которая убедила бы лучницу в том, что убийство Соланы – не такая уж и хорошая идея, а значит, госпоже Катц лучше всего было бы умереть где-то посреди погони за драконицей. Решив, что с него хватит бесплодных прогулок по пепелищу, драконюх вернулся к отряду, залез на свою лошадь и сухо отрапортовал:
- Никаких зацепок здесь нет, пламя уничтожило все. Продолжайте искать выживших – может, они смогут что-то нам рассказать.
Несмотря на сильное желание закутаться поглубже в плащ и вздремнуть минуту-другую, Рендольф продолжал держать ухо востро, хмуро зыркая взглядом по окресностям. Предупреждение Арха не прошло мимо его ушей – мужчина все это время и так был в перчатках, но сам факт наличия чего-то, что заставило магичку предостеречь отряд, действовало на и без того расшатанные нервы солдата. Он вообще не слишком жаловал Архов с их магией, и сейчас очень жалел, что не имеет возможности держать магичку на комфортном расстоянии в пару-тройку километров.
avatar
Генри

Звездная пыль: 25310
Сообщения : 3917
Очки : 30119



Посмотреть профиль

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Пт Дек 08, 2017 3:27 am

[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png][Катц]
Зоркие глаза и острый слух не подвели лучницу: сквозь чащу и прямь кто-то пробирался. Каурая лошадка шла сквозь выгоревший лес на последнем издыхании. Фигурка на её крепкой спине при ближайшем рассмотрении оказалась мальчиком лет десяти-одиннадцати. Одет он был хорошо: атласный камзольчик, штаны из превосходно выделанной верблюжей (а значит - импортной, тарибской!) шерсти, ладные кожаные сапожки. Только всё грязное. Сколько дней мчался этот ребёнок на своём верном скакуне, не имея шанса ни передохнуть, ни вымыться как следует?..
Когда между Катц и малолетним всадником оставалось не более пятидесяти метров, он поднял наконец голову; до этого момента ребёнок не отрывал лица от конской гривы. Глаза у него были заплаканные, светлые волосы длиною до середины шеи свалялись грязными колтунами. И остроглазая Катц немедленно могла разглядеть на его камзоле герб: важную полноватую сову с жёлтыми глазами, фон - ярко-голубой.
Ребёнок шарахнулся было, дёрнул поводья, но несчастной лошадке наконец хватило: вместо того, чтобы повернуть в сторону, она, издав жалобный всхлип, завалилась тяжело набок. Мальчуган еле успел спрыгнуть, чтобы не оказаться придавленным конским крупом. Откатился, прижался к пеньку спиной, диковато заозирался, а потом схватил ближайшую палку и выставил перед собой, словно меч.
- Я тебя не боюсь! - завопил он. - Я тебе не сдамся!
На то, чтобы что-то предпринять, пока они были наедине, у Катц было около двух минут. Она уже могла слышать топот копыт позади. По истечении пары минут с того направления, где лежала Роща Мира, появилась черноглазая тарибка-рыцарша, Гарайна Дуссат. Она приподняла забрало шлема, так что Киара сразу могла её узнать; еще одним знаком служил яркий оранжево-черный плюмаж.
Лошадь мальчика издала пару слабых хрипов и затихла. На ней были попона (всё с тем же гербом) и седло; к седлу приторочена сумка с полупустым водяным мехом, полным монет кошельком и плюшевой игрушечной совой.

[Сиф]
Охота Арха за металлическими предметами удалась: улов в конечном итоге составил восемь оловянных пуговиц, пять медных монет (и два бесформенных золотых, с которых совсем сошёл лик благословенного монарха рамерийского), три ременные пряжки, одна серебряная ложка, один бронзовый кулон с барельефом в виде сердечка внутри, одна цепочка-браслет и два обручальных кольца. Однако стоило Серенне использовать на все эти замечательные вещи чтение по металлу, как стало ясно: по большей части всё это мусор. Все восемь пуговиц были застёгнуты своими обладателями ещё ранним утром и не хранили ничего, кроме благодушного настроя получше прожить этот день. Особенно выделялась одна: её хозяин намеревался заключить какую-то великолепную сделку и мечтал на вырученные деньги купить дочери длинный меч и коня.
Серебряной ложечкой некая дама вкушала печёное яблоко - и, похоже, пришедший в Рощу Мира рок это дело прервал, потому что последней эмоцией был катастрофический ужас. Впрочем, как знать, может, она нашла в яблоке запечённого червячка…
Одну из золотых монет какой-то полупьяный с раннего утра путешественник пытался впарить гостиничной горничной, чтобы она взамен оказала ему полный комплект интимных услуг. Судя по сохранившемуся на оплавленном металле раздражению, успеха он не достиг. Вторая монета сохранила отпечаток недовольства тем, что соседкая собака опять шумела посреди белого дня. А вот уж почему она шумела…
Обручальное кольцо какая-то девушка планировала закинуть в выгребную яму, но, по всей видимости, промахнулась. На потускневшем ободе осталась только бессильная злость на какого-то “бесполезного урода”, который купил неправильные кружева на её день рождения.
Даривший такие надежды кулон с сердечком передал тупой, безумный голод, и запах мокрой псины.
Однако среди всего этого относительно бесполезного хлама нашлось и кое-что интересное. Первым стал медяк. Его владельцем был один из детишек близ пригорка: глодавшие его трупик собаки, по счастью, не задели монетку. И образ на этом медяке был на редкость ярким: он чуть не оглушил Сиф, на мгновение отрезав окружающий мир.
“...Трава под босыми ногами горяча, как угли, и режут уши чужие крики, и вновь раздаётся в небесах адский вопль. Крылатое чудовище вопит, как летучая мышь, только с какой-то утробной, металлической ноткой. Оно снова заходит на бреющий полёт. В последний такой она прошлась струёй тёмно-красного пламени по родному дому Стивена. Секунду назад папа кричал: “Беги!” - и вот, всё, теперь его нет… И Стивен бежит, зажав в кулаке злосчастную монету; он её даже не чувствует, не помнит о её существовании, да и нет теперь в ней никакого смысла, ведь и полешка не осталось от ларька Сонни, не купить теперь сладкого лимонаду у старика… Стивен бежит, и трава обжигает ему ноги, а глаза застилает дым; горят от сладковато-приторного запаха лёгкие, выворачивается наизнанку желудок, а он всё бежит, молясь, чтобы чудовище его не заметило. На пригорке - человек, неясная фигура, ещё один беженец, ещё один...а потом - странный щелчок, волна пламени, боль, боль, боль!”
Одна из ременных пряжек сохранила образ слабый. Владелец, быть может, человеком был пожилым: образы и эмоции молодых людей металл почему-то всегда сохранял гораздо лучше. Кем бы ни был владелец ремня, его последней мыслью был смешанный с восхищением ужас: он смотрел на пикирующую на Рощу Мира драконицу и думал о том, что уже не может самостоятельно встать с кресла-качалки. Тогда мужчина подтянул ремень, пригладил волосы - и грудью принял волну огня.
Наконец, цепочка-браслет. Эта принадлежала женщине.
“”Я должна их защитить. Я должна! Куда Арто подевал арбалет? Как я достану эту тварь алебардой?”
Мария де Рошель мечется из стороны в сторону по улице, пытается скоординировать действия паникующего населения. Ничего не получается. Где-то неподалеку опять визжит драконица: очередной подлёт? Де Рошель матерится, замечает краем глаза, как пьянчуга Кенни разбивает окно таверны и пробирается внутрь. Гримаса презрения резко искажает её кривые губы.
Мимо проносится стайка ребят. “Бегите туда!” - кричит она им, указывая рукой на пригорок, за которым - дорога к Тойнхарку. Лучше уж в Тойнхарк, вокруг Валранга сейчас будет неспокойно. Доберутся. На пригорке уже кто-то стоит, машет руками, показывает, мол, сюда; может, стражник? Может, Арто со своим арбалетом туда и забрался?..
Детишки убегают. Мария берет покрепче алебарду, ждет, надеется, что дракон приземлится. Как достать врага, который летает? Додумать не успевает. Струя огня прорезает крышу таверны и достает, похоже, до погреба. Взрыв. Пропадает куда-то алебарда, затихают человеческие голоса. Де Рошель лежит у дверей другого дома, не в силах пошевелиться. Дверь раскрывается, наружу выбегает девушка лет двадцати; алебардистка пытается позвать её на помощь, но язык не слушается, и охваченная паникой девица пробегается прямо по ней, наступая на рифленый нагрудник. Она исчезает в клубах дыма.
Земля теплеет. Отовсюду сыпется горячий пепел. Слишком горячий. Тлеет, светится. Марии больно.
Она запекается еще минут десять, прежде чем наконец умирает.”

Леди-рыцарь Дуссат отсалютовала и помчалась вслед за Киарой Катц. Рыцарь Мелвин, устыдившись своей минутной слабости, пошёл помогать Эдди рыть могилу. Аутрикс и Харрис следуют за де Латтунцер, наперебой высказывая предложения.
- Ближайшая? Серобоберье. Это ближе к Дартсингу, день скачки. Рыбацкая деревня.
- Уверена, что до Лудянки ближе…
- В Лудянке я был лет пять назад и уже тогда там жили одни старики шестидесятилетние. Нечего нам там делать. Ни помощи не дождемся, ни крова нам не дадут.
- Но мы должны защищать всех… В Серобоберье есть лучники, а в Лудянке - слабые, немощные…
- Не в этом вопрос, моя дорогая Аутрикс, не в этом! Не помогут Серобоберью лучники! Посмотрите на эту жуть…
В конце концов оказалось, что до Лудянки или Серобоберья можно было за сутки добраться; еще Аутрикс вспомнила про какую-то Лисью Хату, поместье какого-то эксцентричного отшельника, где он проживал с семьей и наёмными работниками. И вот до Хаты этой добраться можно было часов за пять. Дальше - Белополье, в двух днях пути, по дороге к Валрангу. До Валранга - дней пять, не меньше.
Кто-то еще из рыцарей вспомнил про Непристойные Дубки, но его тут же обсмеяли и сказали, что Дубки эти самые - миф для нездешних. И все легенды про них - тоже.
А потом всеобщее внимание привлёк рыцарь Фелан. Он стоял возле одного из неузнаваемых зданий и махал рукой. И звал к нему присоединиться, притом немедленно. Фелан начал бы объясняться только с Латтунцер, но любой другой мог подойти и посмотреть первым, что они там с Галвином нашли.
А нашли они подвал. Черный обгорелый провал в полу одного из домов. А в подвале лежал гроб.
Самый что ни на есть настоящий гроб. Да не простой, а каменный. Гранитный. Без геральдики или опознавательных знаков. Вытесанный невесть когда. И был этот гроб заметно оплавлен. Особенно по краям. Крышка намертво прилипла к нижней части. Рыцарь Галвин стоял в трех метрах и что-то шептал себе под нос; правая рука лежала на рукояти меча.
- В гробу кто-то есть, Леди-Командующая, - доложил бы Фелан по прибытию на место действия Латтунцер. - Стук слышно. Галвин думает, нечисть, а я думаю, что спрятался в нём кто от дракона. В нечисть, как помазанник Белой Церкви, не верую. Думаю, ежели госпожа Арх подсобит, откроем. А если нет, так поищем кирки и своими силами по краям пооткалываем куски. Не может быть, чтобы крышка по всей толщине приварилась.
И да, любой подошедший к гробу услышал бы постукивание изнутри. Слабое, но резкое, отчаянное. И даже глухое мычание можно было расслышать.
И это было не всё…
[Сиф] Прямо у края подвала с Арханой что-то не так. Она пляшет, дрожит, пребывает в состоянии полнейшего хаоса. Серенна Сиф никогда в жизни не ощущала ничего подобного. Чувство можно сравнить с натянутой струной, которую дергают во все стороны без какой-либо цели или осмысленного намерения. Магический фон тут тоже слегка усиливается, и становится ещё сильнее вплотную к гробу. Ранее Сиф не почувствовала, что на этом участке с Арханой что-то не так, потому что у неё не было времени досконально исследовать деревню целиком, а эффект локализован в небольшой области. 
[Хэлсон] В тестах на Базе Каллар пламя Соланы никогда не справлялось с тем, чтобы расплавить гранит. Если здесь ей это удалось, то драконочка либо подросла за последний месяц, либо просто провела у гроба достаточно долго времени. Это точно была не одиночная струя пламени и не просто огонь с виража.
[Ангдуш] на подходе к гробу - волосы дыбом!

Остальные рыцари Латтунцер слегка рассеялись по Роще Мира, но были готовы в любой момент собраться обратно и расслабляться себе не позволяли. Несколько из них откликнулись на призыв Фелана и присоединились к своему собрату по оружию у дома с гробом. Харрис и Аутрикс следовали за де Латтунцер. 
______________________________
Очерёдность: Киара может отписаться в абсолютно любой момент по собственному желанию. 

В остальном по-прежнему. 
Если личная информация по Тегу не соответствует вашим действиям (например, если Наррим откажется идти и проверять, что там Фелан и Галвин нашли) - то игнорируйте её (т.е. волосы Ангдуша дыбом не встанут).
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 481
Очки : 4495



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Пн Дек 11, 2017 12:35 am

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png] Альтия рассеянно улыбнулась Арху, втайне радуясь, что шлем скрывает зардевшиеся щеки. И еще тому, что ей удалось договориться даже с мрачным Архом. День, почитай, прошел незря.
Ее почти сразу же отвлекли разговоры о Лудянках, Лисах и Бобрах - и если последние давали хоть какую-то надежду на внятную помощь, то остальные не внушали ничего, кроме тоскливых сомнений. И по-хорошему-то ехать надо было на Хату, а после - в Белополье, да только станет ли отшельник хоронить целую деревню? Альтия только покачала головой. Но как же ей не хотелось делать крюк!..
- Лучше бы уж эти грешные Дубки существовали, честное слово, - проворчала она, мысленно высчитывая расстояние, на которое уйдет дракон в том или ином случае.
Словно мистический страж тех самых Дубков у ее стремени из ниоткуда нарисовался тариб. Знал бы он, каких усилий Королевской охотнице стоило не лягнуть его каблуком по носу - мигом бы отучился от своих дурацких привычек.
- И мы обязательно ее об этом спросим - как только Дуссат приведет ее обратно, - кивнула Латтунцер, выслушав тариба, и задумалась.
"Странного? Милый мой, в нынешних реалиях все странно, от появления безумного дракона до того, как тебя вообще оставили в живых"
Но говорить она этого не говорит. Только качает головой, а вместо нее отвечает Сиф, закончившая обирать трупы.
- Здесь не мог побывать другой Арх? - чуть погодя спрашивает Альтия, решив отложить вспыхнувшее негодование на потом. - Дракон - тварь древняя и могущественная, может, кто из ваших коллег ею заинтересовался.
"В своих целях"
Развернувшись и пришпорив коня, она устремляется к сиру Фелану, уже заждавшемуся у обгоревшего остова. Было радостно подпрыгнувшее сердце смущенно возвращается на место: высокий рыцарь на фоне выжженной деревни выглядит точь-в-точь как иллюстрация к мрачной сказке.
- В чем дело, сир Фелан? - Альтия тщетно пытается угадать по выражению бледного лица рыцаря, нашли ли они живого или мертвого. Или уцелевший самогонный аппарат. Оказывается, впрочем, что ни то, ни другое.
Они спускаются в темный подвал, стараясь не подскользнуться на осыпающихся глиняных ступеньках. Здесь совсем черно: если наверху еще можно отыскать сероватые, не совсем закопченые столбы заборов, то этот подвал выглядит так, словно три года к ряду служил коптильней. Что здесь так горело? И что могло уцелеть?
Латтунцер проморгалась, привыкая к темноте. Проморгалась еще раз, глядя на огромный саркофаг в духе лучших страшилок дяди Эрика - черный, тяжелый, гладкий и гудящий, как эхо в трубе. Леди-рыцарь прислушалась: из гроба однозначно кто-то ломился.
- Когда мне было три года, блаженный Аурелис проповедовал, что и в драконов верить не стоит, - хмуро ответствовала Альтия, протирая поверхность гроба в поисках надписей. - Это не помешало нашему другу объявиться три недели назад на базе Каллар и прихватить с собой Его Светлейшество.
Гроб условных обозначений не имел и был, кажется, либо еще не проданным - хотя кто в Роще Мира будет продавать каменные гробы? - либо попросту хранил в себе прах какого-нибудь эксцентричного прадедушки. И Альтия сильно сомневалась насчет того, что внутри мог быть кто-то живой. Пламя дракона оставило в относительной целостности пуговицы наверху, не тронуло чертову вывеску, но оплавило камень здесь - будто здесь оно горело долго и жарко, как в закрытой отцовской печи.
- Но мы его все равно откроем. Если это действительно человек, а не монстр сгоревшей запеканки по-сорвейрски - тем лучше; нечисть же надо уничтожить, пока кто любопытный не открыл этот ящик вместо нас. Аутрикс, кликни остальных, пусть будут на стреме. Госпожа Арх, мэтр Хэлсон, у вас есть, что добавить?
Альтия обвела закованным в сталь пальцем закопченое помещение, вопросительно глядя на вошедших. Маленькие нестыковки то тут, то там не давали ей покоя, заставляли искать недостающие части. Что-то здесь было не так. Но что?
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 453
Очки : 1457



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 6 1, 2, 3, 4, 5, 6  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения