На крыльях ярости или История Соланы

Страница 8 из 8 Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вт Ноя 14, 2017 3:42 am

Первое сообщение в теме :


Невесть откуда в славные земли страны Рамерии заявилась яростная и непримиримо воинственная драконица. Она жжёт мирное население и даже похитила юного наследника престола, Карила Манайона. Часть деревень и поселков в устье реки Цеа обратилась в горелые руины. Люди в ужасе взывают к своему королю...
И король отвечает на их зов! Группа лучших рыцарей королевства отправляется искать дикую тварь, чтобы положить конец её бесчинствам. С ними - маг из древнего ордена Архов, бывший телохранитель принца, лучший стрелок в стране и интересующийся драконами историк. Маленькая группа героев выследит чудовище и ударит по ней, когда она не будет ожидать. 
Удастся ли их замысел? Падёт ли зверь, водрузят ли его уродливую голову в тронном зале Ульрика I Манайона? Или же им суждено пасть в неравной схватке с жарким пламенем и острыми когтями? Или же у некоторых героев цели вообще другие? Только время даст ответы на эти - и многие другие - вопросы.

~ УЧАСТНИКИ
ШАОЙ в роли Альтии де Латтунцер, Королевской Охотницы на Драконов
НИРА О'БЕРН в роли Серенны Сиф, Седьмого Арха Рамерии
ГЕНРИ в роли драконолога Рендольфа Хэлсона
РЕНЕ ЭСКОРЦА в роли Наррима Ангдуша, Телохранителя Его Высочества
КАЙ в роли Киары Катц, Мстительницы из Беловальной
РЕХСТА в роли Карила Манайона, драконицы Соланы, хозяев замка Валранг, Первого Арха Рамерии, короля Ульрика, генерала Гаута Кахтейна и многих, многих других...
Бывшие участники: Амалур (Наррим Ангдуш), Шида Каин (Наррим Ангдуш)

~ ИГРОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
(Если вы просто интересуетесь нашей игрой и читаете нас: по ссылкам ниже возможны спойлеры!)
Общие сеттинг, лор и информация о мире
Правила и Рекомендации
Часто (на самом деле хотя бы однажды) Задаваемые Вопросы
Карта мира вот тут (обновлено 9/9/18)
avatar
Рехста

Звездная пыль: 2430
Сообщения : 555
Очки : 4569



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз


Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Пн Авг 13, 2018 8:59 pm

[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/sb4gjwp05/11111506025_humen_24.gif]
После чтения томика Россэ в женской спальне Арх могла отыскать Гвендолин Фриззе в основном обеденном зале "Оливы", где та в гордом одиночестве поглощала простенькое сельское белое вино.
Рыжеволосая леди-рыцарь из Валранга проявила исключительную немногословность за время их совместного путешествия, что вряд ли было большим сюрпризом: ей, потерявшей честь, неловко было лицом к лицу разговаривать с эффрамскими рыцарями. Единственными её регулярными собеседниками были Гольдстамм Штерах и Родрик Фильбьер. Ребёнок, кстати, сейчас отсутствовал - молодому лорду пора было в кровать.
Гвендолин, конечно, сняла доспехи. Платочек, ранее лихо повязанный вокруг надплечья, теперь задорно высовывался из нагрудного кармана ладно скроенного мужского камзола. Фриззе то и дело поглядывала в сторону входной двери постоялого двора; заскорузлые пальцы свободной руки нетерпеливо танцевали по испещренной царапинами и старыми пятнами столешнице, выбивая причудливую дробь.

Сиф тихо спустилась по лестнице. Шла она на самом деле просто подышать воздухом, да заодно поискать кота - куда это он запропастился?
Встретить кого-то в зале Арх не планировала, а Фриззе уж тем более. Но, узнав её мощную и ладную фигуру, в задумчивости остановилась на предпоследней ступени. О том, чтобы поговорить с девицей она подумывала, но не имела ни малейшего понятия, о чем. И как к ней вообще подступиться? Но раз такой случай…
- Тоже не спится? - чуть охрипшим голосом поинтересовалась магичка, присаживаясь не напротив, но рядом.

Гвен Фриззе оторвала глаза от входной двери и с легким удивлением воззрилась на подошедшую брюнетку. Она отпила немного вина, обернулась к снующей между столов служке, подозвала ее властным взмахом руки.
- Еще вина, - попросила она и качнула головой в сторону Сиф. - За мой счет, - добавила спокойно женщина. Девушка кивнула и убежала.
- Добрый вечер, госпожа Арх, - соизволила наконец Гвендолин поздороваться. - Да, я плохо сплю. Надо было взять у травницы снотворного, а так приходится довольствоваться дешевым алкоголем. - щелкнула она пальцем по кружке.
Румянец на щеках Гвендолин свидетельствовал, что сегодня она в вине решила себя особо не ограничивать. Впрочем, женщина ее телосложения наверняка способна была выдуть целый графин и даже его не почувствовать.

Проставление магичка одобрила лёгким кивком. Что ж, по крайней мере Фриззе хоть не против с ней выпить. Это неплохое начало. Лучше чем то, на которое Сиф рассчитывала.
- У меня есть полный бутылек лауданума, - спокойно заметила Седьмая, внимательно разглядывая Гвендолин. Оценивающе. Обыкновенно магичка осторожничала и использовала ловушку для мыслей лишь на вопросах особо важных и каверзных, но так ей в прошлый раз понравилось читать открытую и эмоциональную рыцаршу, что и сейчас она набросила трал прямо с ходу.
- Однако, он вызывает привыкание. Не хотелось бы подсаживать вас на жалкий опий.
Она облокотилась на видавшую лучшие годы столешницу и подперла рукой острый подбородок.
- Говорят, лёгкость на душе способствует спокойному сну ничуть не хуже выпивки и чернушки. Говорят.

Ментальный трал жадно вгрызается в разум Гвендолин Фриззе, который сейчас из-за алкоголя ещё более открыт, чем в прошлый раз.
«Вот ещё одна загадка! Чего от тебя надо Гольдстамму? Что - Ребекке? Что ты вообще знаешь, на чьей ты стороне?»
Воительница теряется в догадках, наблюдая, как Серенна устраивается рядом с ней. Ее замешательство искренне. В конце концов она мысленно принимает решение попытаться втюхать в Сиф побольше вина в надежде на то, что та расскажет что-то интересное. Все равно человек, с которым Гвен собиралась тут встретиться, то ли задерживается, то ли и вовсе отказался от этой идеи. В ее сознании всплывает узкий лик знакомого Серенне мужчины. Спейхель!
«Легкость на душе, значит? Что ты имеешь в виду, Арх?»
- Боюсь, госпожа Арх, этой легкости мне не знать уже никогда, - медленно проговорила Гвендолин. - Ее не принесёт даже опий, поэтому я и вправду откажусь от вашего щедрого, - легкий сарказм, - предложения.
«Что ты хочешь услышать? Нет, к черту Гольдстамма, я не стану ей доверять. Нужно в Валранг. Бекка объяснит, что происходит, и, даже если я потеряю звание на суде, может, получится остаться там в ином качестве...»
К их столику возвращается служка, она несёт на массивном подносе новую кружку и изящный графин с узким носиком. Прозрачная желтоватая жидкость искристым, игристым водопадом льется с носика в поставленную напротив Сиф кружку; потом девушка обновляет напиток и у Гвендолин. Графин, в котором вина осталось примерно треть литра, она оставляет на столешнице.
«Ну давай Арх, пей. Может, это ты у меня сейчас разговоришься. Поиграем»
Гвен храбрится, почему-то сходу представляет предстоящий ей диалог этаким поединком, видит в Сиф угрозу. Впрочем, несложный осмотр ее эмоционального фона выявит: угрозу она сейчас видит почти во всех.
Ибо Гвен Фриззе знает: ее преступление куда более тяжко, чем думают рыцари отряда Альтии.

- Священнослужители бы с вами поспорили, - весело подмигивает Седьмая, - И настойчиво предложили попробовать исповедаться. Отпустить все, что накопилось.
Над мыслями Гвен Арх негромко посмеивается. О, ей страстно хочется узнать, как пьяная воительница станет выбивать из неё информацию!
“Не кулаками ведь?”
- Только не поймите неправильно: я, ясное дело, совсем не предлагаю вам тут ни с того ни с сего раскрывать передо мной всю душу!
“Туда я загляну сама”
- Просто хочу познакомиться. Узнать вас получше. Рассказать о себе, если вам вдруг будет интересно.
В голове Фриззе так много мыслей о Ребекке. Арх ощущает укол ревности. И понимания.
“Вот ведь угораздило…“
И все же, почему что Гвендолин, что Гольдстамм совсем ничего не знают об отведённой Сиф роли? Ладно она сама - переписка всегда рискует быть перехваченной, и нежелание Рефрих перечислять и описывать всех своих союзников было вполне объяснимо. Но эти двое ведь были при ней! Физически. Почему белокурая чертовка не посвящала их в свои планы? Неужели она не доверяет им?
“Мне это не нравится, но пусть так. Постараюсь не трепаться так опрометчиво, как со стариком. И с чего эта рыжая подстилка считает, что ему от меня что-то нужно?”
Смф приподняла кружку, но прежде, чем выпить, вопросительно-выжидательно посмотрела на рыжую. Рыцари, как успела заметить Седьмая, нередко оказывались большими любителями тостов по любому поводу. Или Фриззе предпочитает нажираться без лишних формальностей?

- Я не спорю со священнослужителями, - отрезает Гвендолин спокойно. Ментальный трал Сиф тут же выхватывает детали, касающиеся религиозности Фриззе. Она видит в Церкви полезный ориентир и допускает возможность реальности церковных сказаний о мироустройстве, но не придаёт им значения сама, пусть и носит на доспехе герб белоцерковников. Ещё бы: преступление леди-рыцаря идёт вразрез с идеалами белых.
«Говорит так, будто уже уверена, что я согрешила. Подозревает? Догадывается? Ей чего-то наговорил Штерах? До чего же противная баба! Красота, верно, лишь морок Архов, на самом деле - горбунья...»
Гвен принимает предложение выпить, легонько чокается с Сиф, напиток пригубливает без слов. Вино у Штипов сладенькое, но на удивление крепкое. И охлаждено порядочно: может, не на льду, но в глубоком колодце оно побывало.
«Какая же гадость!»
- Меня зовут Гвендолин Фриззе, - пожала леди-рыцарь плечами. - Третий ребёнок в семье. Служила оруженосцем у леди-рыцаря Симоны Вотчпокст из Валранга. Я была первым мечом лорда Адрела Фильбьера и не сумела защитить его от смерти.
В ее голове - уже знакомые Серенне мысли о преступлении Фриззе. Она вспоминает в который раз, как впустила в донжон во время пира Гольдстамма с его мясниками. Ощущает укол вины. Сразу же думает о копне белокурых волос, нежных мягких руках, округлых ягодицах, легких изящных ступнях и прочих частях тела Ребекки Рефрих. «Она справится лучше Фильбьера!»
- Все остальное значения не имеет. А теперь вы, госпожа Арх, - взглянула Фриззе выжидающе на Сиф.
«Давай, шавка. Пей и говори. Покажи мне, что скрывается за перьями столичной вороны». В разуме Гвендолин промелькнула озорное и непрошеное желание в буквальном смысле под перья заглянуть: она оценила точеную фигуру Сиф, притом с куда большими вожделением и жадностью, чем Гольдстамм Штерах. Однако же эта положительная оценка - ничто по сравнению с ее чувствами к Рефрих.
Фриззе пытается отвлечься от мыслей о голой Ребекке и представляет себе голого сира Харриса. Результат не заставляет себя ждать, женщина снова фокусируется на диалоге. Она делает очередной глоток из кружки.

На скучное самоописание рыцарши Сиф сдержанно кивает.
- Да, миледи, я знаю.
Совсем не то, что ей нужно и интересно, но в общем зале иного и не скажешь. Ну да ничего, для начала сойдёт. Арх послушно присасывается к выпивке. Давится, когда в мыслях Фриззе вдруг замелькали столь желанные образы.
“Маленькая шлюшка, неужели ты продала своего лорда даже не за идею, а просто за задницу и смазливое личико? А если встретишь покраше, что тогда?..”
На смену ревности приходит зависть. Гвендолин-то явно прекрасно знала предмет своих дум - Арху оставалось о них лишь грезить. Она прикусила губу.
“Почему она, Ребекка? Почему? За что? Ты и впрямь её любишь или только пользуешь, как и всех нас?”
Вот и её мысли устремляются не в ту степь. Чем так хороша Фриззе? Чем покорила? Какими становятся эти грубые, привычные к драке пальцы, отказываясь в стенах спальни? Проявляет ли Гвен жёсткость воинского напора на любовном фронте? Или же огнегривая валькирия становится робкой и нежной, что овечка кроткая? Испуганно блеет, краснеет, вскрикивает и мечется?
Арх уткнулась в кружку, радуясь, что румянец так удачно можно списать на алкоголь. По крайней мере, вино - уже не та кислятина разбавленная, что им подавали за общим ужином.
“Звдолбало! Все только и делают, что смотрят… Мне тоже нужно в Валранг, в бордель, и скорее”
Магичка прочищает горло.
- Я называю себя Серенна Сиф, и родословной с вами померяться, увы, не смогу, - ухмыляется Арх, откидываясь на спинку кресла, - Но она тоже не имеет значения. Я училась у Седьмой, и вот ныне Седьмая - я. Мне ещё не удалось отличиться военными подвигами: во время ассийских восстаний я осталась в стороне. Но переносной Громобой - моё изобретение, и я надеюсь, вскоре он хорошо послужит в нашем общем деле.
Она вновь пригубила вино, не уточняя, какое именно дело имеет в виду.
- Знаете, за девять лет службы мне почти не удавалось покидать столицу. Неперелетная я птичка. Об остальных провинциях только читала. Может, вы расскажете мне о Валранге? Только не надо сухих фактов. Расскажите, что сами думаете. О людях, нравах. Настроениях, что могут там нынче витать.

Ментальный трал напоследок вылавливает легкую зависть. Она проскальзывает на словах о Громобое: Фриззе глубоко впечатлена его мощью. «Может, за этим ты нужна Бекке? Дракон драконом, убить его из такого арбалета - задача нехитрая. Но против людей он сгодится ничуть не хуже. Вооружи ты личную гвардию Бекки своими Громобоями, и кто посмеет против нее выступить? Может, тебя, Арх, посадят собирать арбалеты, пока у тебя пальцы не закровят? С той ведь Рефрих управилась... Может, ты станешь игрушкой, такой же, какой...я? Нет, не думай так, Гвен, все не так, ты по-настоящему ей нужна...»
- Госпожа Арх, члены вашего ордена пользуются куда большим почетом, чем любой знакомый мне рыцарь. Ваше звание значимее любой родословной. - качает головой Гвендолин.
Леди-рыцарь принимает более удобную позу, отводит ненадолго глаза в сторону, делает хороший глоток вина и с наслаждением облизывает губы по-муравьедски длинным языком. Ее грязно-рыжие волосы в неярком освещении обеденного зала поблескивают ржавыми оттенками внутренностей красного заморского грейпфрута.
- Валранг мал, - произносит наконец она. - Гораздо меньше чем любой из городов, что вам приходилось видать. Там все друг друга знают. И все, что кто-то делает, мигом становится у всех на слуху. Приезжему стоит поспорить с одним торговцем и вот уже все последующие с ним никаких дел иметь не захотят.
Она поболтала вино в кружке.
- Что же до нынешних времен... Людям неспокойно. Они боятся будущего. Они не понимают, кто ими на самом деле правит, и чего ожидать от наследников Асандри и Дункатров, которые идут на город с войной. Я думаю, госпожа Арх, что возвращение Родрика спасет Валранг и всю провинцию.
Гвендолин пожала плечами.
- Не знаю, что еще сказать. Он город серый, грозный, непоколебимый. С характером. Знаете, Гольдстамм Штерах чем-то на него похож. Как вам вино?
Женщина визуально расслабляется и снова изучает Серенну своими глубоко запавшими от недосыпа глазами.

За облизываниями Гвен Арх проследила почти завороженно, откровенно пялясь. Сдавленно выдохнула, сглотнула и поерзала на стуле. “Ладно, кое-что начинает проясняться…”
А описание Валранга заставляет магичку хмуриться. Полная противоположность привычному Эффраму! И как там вообще люди живут?..
- Репутация - превыше всего? Что ж, я начинаю понимать, отчего вы, должно быть, страшитесь возвращения.
Сиф берет паузу, допивая свою бормотуху.
- Но кабы в подобных местах обиды годами держали в умах и сердцах, то весь город был бы на ножах, так? Может, и искупление там заслуживается легче, чем в черств.. черствосердных столицах?
Странному сравнению Арх улыбается и лукаво щурится:
- А вы с ним, стало быть, давно знакомы?
Она отстранённо посмотрела на свой опустевший стакан. Пожимает плечами.
- Вино? Сойдёт. Лучше многих. Хуже многих. Под стать месту, думается. Вы в них разбираетесь?
Сиф подтянула ноги к груди. Она спускалась ведь не за болтовней, а в ночной рубашке - непривычно белой, - поверх которой были впопыхах натянуты штаны да накинут плащ, находиться в общем зале было неудобно.

Очередной глоток. Неаккуратный вышел - тоненькая струйка вина не попадает в языкастый рот Фриззе, вытекает из уголка губ и бежит золотистым ручейком по подбородку. Леди-рыцарь по-простецки утирается тыльной стороной тяжелой ладони. Руки у неё короткопалые, крепкие, мужественные.
- Меня там закидывали помидорами в день отъезда и с радостью сделают это снова, - пожала плечами Гвен. - Но я не это...то бишь, я этого не страшусь, - вспыхнули ее щеки. - Я заслужила их презрение и оно не сравнится и с малой толикой того, что я испытываю к себе сама.
Она немного помолчала.
- Мне сложно сказать что-то о том, на ножах там все или нет. Не знаю. Стража поддерживает порядок. Сейчас - с переменным успехом. Без крепкой хватки лорда Адрела знатные семейства города наверняка вцепятся друг другу в глотки. Но это мелочевка по сравнению со склоками между крупными домами Деари.
Гвендолин договорила это скучающим тоном - похоже, тема Валранга ей была не слишком интересна.
- Нет, я не так давно знаю Штераха, но достаточно один раз увидеть человека в бою, чтоб его понять. Он бился против мятежников в Валранге с редчайшим упорством. Он верен женщине, которой служит. Ну, этой странной Рефрих. - Фриззе куснула губу. - Я разбираюсь только в деревенских винах. На рыцарское жалованье не попьёшь модных в столице...что там у вас модно? Шаурас? - исковеркала она название знаменитой моэнайской винодельни Шоаурес. - Расскажите мне хоть о столице, Сиф.

Теперь подмешались сочувствие и злость. Сиф подумала, что допускать закидываний гнильем не станет. Если моралистке-Альтии на опозоренную рыцаршу будет плевать, Арх сама щит магией подержит, не надломится. Как бы она к Гвен не относилась, а чернь свое место пусть помнит. Седьмая неудовлетворенно покачала головой.
- Вы своим самоедством никому лучше не делаете, сами знаете. Уверена, вы сделали тогда все, что должно. Но раз вам эту злость деть некуда, вы б лучше её вовне направили. У вас ведь все ещё есть лорд, которому нужна ваша помощь, не говоря о многих других людях, других делах. А это все пустое.
Дослушивая рассказ о городке-деревне, черновласая магичка уставилась куда-то в сторону, прикидывая, насколько же осторожной придётся быть в таком безумно местечке. И ответный вопрос застал Серенну врасплох:
- Столица? Ох. Ну, она… Красивая. Огромная. Вонючая. Живая.
Магичка призадумалась.
- Стоит Эффрам на берегах широкого залива и многомильного мыса. В гавани всегда полным полно кораблей со всех стран мира, а в городе - торговцев и просто приезжих. Будто пчёл в улье. Каждый день можно видеть сотни, тысячи людей, которых не встретишь больше никогда в жизни. Они никогда не запомнят и не вспомнят тебя, а ты - их. Даже я, Арх, остановившись в потоке толпу, ясно ощущаю свою мелкость и незначительность… Совсем, совсем не как в Валранге.
Седьмая долила себе полстакана пузырящегося вина.
- Там обязательно нужно побывать. В самом центре Эффрам просто роскошный. Белокаменный, с гордыми башнями и крутыми скатами черепичных крыш… И стены! Крепкие стены в кольцах ещё более крепких стен! А ещё, знаете, по всему городу всю ночь горят огни, разноцветные! Красные и желтые, оранжевые и зелёные, синие, фиолетовые, они подсвечивают облака и отражаются в воде залива… И надо всем этим, над гаванью, на вершине мыса парит Королевский Дворец - сплошь сверкающие купола. Он столь огромен, что туда, должно быть, можно можно было бы засунуть весь Валранг, и ещё осталось бы место для парочки рощ мира. Или “рощей”? А, неважно!
Женщина медленно сделала большой глоток, погрузившись в мысли о городе. Она провела там всю жизнь, и сейчас, вдали, в этой грязной глуши, скучала.
- Только вот дворец там не самый высокий. Одно здание высится даже над ним. Даром что стоит ниже. Башня моего Ордена. Её видно из любого конца города, и даже задолго до въезда в него. Она не похожа ни на что иное. Своими формами она выражает… Пожалуй, жестокую честность. Там нет ни мягкости, ни снисходительности, а только беспощадно точные углы, стекло и голый черный камень. Отполированный столь искусно, что отражает небо. Почти сливается, но никогда не теряется. Она - творение самых древних и великих Архов, творение знаний утерянных и забытых. Чудо, не иначе. А это лишь центр! В других же районах… Ох, простите. Я, увлеклась, да?
Сиф вопросительно посмотрела на Фриззе. Может, она уже давно заскучала, и вообще спрашивала только из вежливости?

- Я все знаю сама, госпожа Арх, - спокойно заявила Фриззе. - Да, я буду служить последнему из прямых родственников Адрела Фильбьера верой и правдой. Я приму решение, которое он вынесет на суде. Сказать по правде, я даже опасаюсь, что оно будет слишком мягким. - пожала она плечами.
Длинная рука Гвендолин протянулась над столешницей, ухватилась за ручку графина; женщина долила Серенне, да так, что вино поднялось до краев. Возможные возражения она пресекла решительным взмахом свободной ладони.
- Вижу, рассказ будет долгим, нельзя допустить, чтоб у вас горло пересохло, - улыбнулась она и вылила остатки вина себе. Отпила, поболтала во рту, проглотила. Подперла щеку рукой и принялась слушать рассказ о столице, не перебивая ни словом, ни делом. Она очень старательно изображала на лице заинтересованность. Иногда этот фальшивый интерес сменялся искренним любопытством, но вопросы Гвен решила оставить до того момента, когда Сиф прервётся.
- Что вы! Цветные огни? Вы используете цветное стекло? Или это магия Архов? - уточнила она. - Ну и ну. Мне кажется, я потерялась бы в таком месте. Я бывала на крупных турнирах близ столицы, я выиграла на одном коня, но ни разу не заезжала внутрь. И теперь жалею!
Фриззе сделала шумный глоток.
- И как же живут Архи в своей Башне? - слегка разведя руками в стороны, вопросила она. - Что там такого спрятано, недоступного простым людям? А как, кстати, живётся простолюдинам Эффрама?

- Потерялись? - насмешливо фыркнула магичка, - Это только если б вы ограничились прогулкой по центру. Прошли бы дальше - в лучшем случае бы ещё ограбили, а так - оприходовали бы, пардон, по полной. Не подумайте, что я в вашей доблести воинской сомневаюсь, но на столичных улицах другие законы, не турнирные.
Она благодарно кивнула, глянув на полный стакан.
- В Эффраме и особенно в его туманном и благоуханном порту, всегда полным-полно воров. Назойливых, как летняя мошкара. А еще грабители, разбойники, налетчики, стопорщики, подрезальщики кошельков, головорезы, бандиты, убийцы, отравители, мордовороты, насильники, жулики, шулера, барыги, ростовщики, распутники, попрошайки, обманщики, сутенеры, шлюхи, содержатели ломбардов, прохиндеи-торговцы… Иногда мне кажется что в столице никто ничего не делает. Все заняты исключительно попытками урвать что-нибудь у других.
Магичка негромко посмеялась над собственной шуткой и продолжила опустошение стакана. Давно не бывало случая хоть с кем-то напиться. И хоть на утро она пожалеет, что поверила вину и ненадолго представила себя рассказчицей, но уж больно приятна сейчас была теплота и уютная тяжесть в теле.
- Хотя это, конечно, не так. Там много и чуть более честного люда всевозможных мастей. А живут - уж кто как. На крышах черепица прм… пе-ре-межается гнилой соломой. Но воняет везде одинаково. В нижнем городе вечно стоит густой запах дыма, гнилой рыбы, специй, немытого тела, свежего хлеба и навоза. Кислая вонь моего детства. А может, я это только придумала. Не имею ни малейшего понятия.
Сиф пожала плечами. И зачем она все это говорит?
- Что же касается башни, - Арх оставила кружку, наклонилась совсем близко к лицу воительницы, поблескивая озорно сощуренными глазами, и заговорщицким шёпотом поделилась:
- Знаете, Гвендолин, когда собираетесь выведывать государственные тайны, нужно либо спаивать чем покрепче, либо заходить издалека да поизящней.
Седьмая весело подмигнула.
- Да и в башне мы не живём, а только работаем. Как и над чем - секрет. Цветные огонечки, конечно, тоже запускаем, но только по праздникам, -  съязвила Сиф.

Об опасностях эффрамских подворотен и многообразии видов животного мира, что обитает там в человеческом обличье, Гвендолин слушает с лёгкой невольной улыбкой. Она роняет простое «да ну?», покачивает головой, делает пару глотков вина, одобрительно кивает, когда Серенна тоже в очередной раз прикладывается к кружке.
- Нет порта - нет проблем, - решает она во всеуслышанье. - А так в Валранге столько стражи, что такое отребье редко на улицу нос тянет. Безопасный город, если ты не его лорд.
Ей хватило ума слегка понизить голос на шутке, иначе остальные поздние выпивохи явно осыпали бы ее зрительным презрением.
Задорные слова с критикой ее подхода к выведыванию тайн Фриззе выдерживает все с той же улыбкой. Щеки розовеют, но, как и у Сиф, это их вино могло окрасить.
- Ну что вы, - шепчет она. - Госпожа Арх, - ее горячее дыхание обдаёт лицо Серенны ароматами винного духа и специй, с которыми в «Оливе» готовят свинину. - я спрашивала из чистого любопытства. Использовать спиртовое опьянение в качестве инструмента допроса не по-рыцарски. Хотела б я с вами побрататься и разговорить - вызвала бы на тренировочный бой. Или затащила бы в постель.
Губы мгновенно изглаживаются в тончайшую линию. В глазах Фриззе полыхает гнев, она отводит взгляд на несколько мгновений и усилием воли заставляет себя успокоиться. Может, сожалеет о сказанном? Ее крепкие пальцы задумчиво скребут по дереву короткими обкусанными ногтями.
- Но что же там такое с вашим детством? Вы так плохо его помните, что додумываете детали? - цепляется Гвен за кое-что из услышанного. - Дети Эффрама, верно, быстро взрослеют?

- Спальня вместо пыточной? Мне начинают нравиться валрангские нравы, - посмеивается Седьмая. - Я почти жалею, что из меня нечего вытрясывать.
Обе умолкли, и пока они глазели в полутьме друг на друга, Сиф посетила лишь мысль: как же близко. Достаточно близко, чтобы заметить гневные морщинки на переносице, различить усыпавшие лицо веснушки, ощутить тепло. Достаточно близко, чтобы почуять запах дыхания, слегка кисловатый. Достаточно, почти достаточно, чтобы поцеловать.
Но она этого не делает. Вздыхает и откидывается обратно на спинку стула.
- Черт их знает, этих детей, - пожимает плечами Арх, - У меня просто память отшибло. Начисто. Ни детства, ни отрочества, ни хрена не помню. Вот и все, но невелика потеря. А почему же в Валранге столько стражи? Нет другой работы?

- Спальня вместо пыточной, - повторяет Гвендолин Фриззе машинально. Фраза у неё выходит тяжелой, рот захлопывается, будто шкатулка. Или как удар судейского молотка. Гвен вынесла кому-то вердикт и поскорее запивает его хорошим глотком вина. Отстраняется она почти одновременно с Архом. Кусает губу. Шумно выдыхает.
- Не помните? Но почему? - продолжает она тему о детстве Сиф. - Это касается того, что вы Арх? Мне сколько по голове ни били, но я вот свои детские годы помню замечательно. Что же до стражи - а чёрт его знает. Быть может, не так уж их и много, просто они всегда на виду. Сейчас, кстати, городом формально правит именно командир стражи от лица мелкого дворянства Валранга. Хотя держат замок силы леди Рефрих, народ не может признать её законной правительницей, да она и не претендует на это звание. Хаос! Но ничего, прибытие лорда Родрика наведёт порядок.
Она немного помолчала.
- Но вас всё это, конечно, волновать не должно. Дракон - дело серьезное. Вы получите в Валранге помощь и поедете дальше, по своим делам. Быть может, и меня отправят с вами.

- Может, и связано, - уклончиво пожимает Арх плечами, - Обет служения Короне подразумевает отказ от всех притязаний прошлого, не так ли?
Она лениво потягивается, изредка кивая на слова Фриззе. Расфокусировано поглядывает куда-то в сторону. Без возможности огорошить Гвендолин слишком прямыми вопросами или хотя бы залезть в мысли надравшейся девицы Седьмой становится скучен этот разговор.
- Боюсь, наша Леди-Командующая захочет задержаться в Валранге дольше, чем того требует изначальная наша миссия. А вы, что же, верно и сами предпочли бы присоединиться к отряду? Смыть драконьей кровью прошлые грешки? О, это так романтично! – пьяно хихикает магичка, дразня рыцарицу.

Фриззе еле заметно передергивает.
- Иногда я счастлива, что не нахожусь на королевской службе прямо, - вздыхает женщина. - Покойный лорд Адрел никогда не выставлял мне требования отказываться от моего прошлого. Тяжело, верно, быть рыцарем или Архом на службе у короны!
Она отпивает ещё, бросает оценивающий взгляд на кружку Сиф, потом - на порозовевшие щеки магички. Ее губы трогает улыбка.
- Зачем же госпоже де Латтунцер там задерживаться? Заинтересовалась местной политикой? Что же, любопытство - не порок, так ведь говорят в народе? - осклабилась Гвендолин. Потом ее простоватое лицо посуровело:
- Да, я искуплю свой грех кровью, если потребуется. Драконьей ли, своей ли, или, может, предателей, угрожающих моей лорду, неважно. - высказалась она и тут же побледнела. Ее пальцы сжались в кулак, глаза потемнели.

- Это нормально. Только в сказках герои получают невиданную силу, зачарованный меч и закаленные в драконьем пламени латы просто так. Потому что они герои, потому что мир в опасности, потому что так надо. В реальной жизни все имеет свою цену. Наша вполне… Приемлема, - она и не заметила, как плотно сжала губы. Вышло немного грустно и насмешливо. Арх поспешила прикончить содержимое кружки.
- О, ещё как заинтересуется! Не думаете же вы, что ваша юная лорд останется без нашего бдительного надзора и внимания в этой междоусобной суматохе?
Седьмая тонко улыбнулась. Лениво потянулась. Потеребила, расслабляя, тесемки на вороте рубахе.
- Мне от выпивки вечно жарко становится, уж простите... Как насчет того, чтобы подышать свежим воздухом?

- Не останется, конечно, - с подозрением пробормотала Гвендолин. - Да, мне следовало понять, что члены Королевской Гвардии по долгу службы короне должны будут во всё в Валранге сунуть носы и над всем будут...надзирать. Главное, чтоб это не мешало охоте на дракона, так?
Она понаблюдала за тем, как Серенна добивает вино. Впрочем, всякая надежда из её взгляда пропала. Пальцы нервно тарабанили по столешнице.
- Тем не менее, леди Альтия скоро убедится, что уж где-где, а в Валранге лорду Родрику больше никто не угрожает... - рассеянно завершила Фриззе мысль. - Эта Рефрих навела там порядок, а наряды стражи в донжоне, да и городе вообще, были удвоены...
Язык у неё начал слегка заплетаться, но вряд ли от количества выпитого - взгляд у рыцарши блуждал по сторонам, выражение лица сделалось несколько отсутствующим.
- Ну давайте выйдем, если ненадолго, - приняла она предложение, встала первой и попыталась по-рыцарски галантно выдвинуть стул Сиф, только сделала это слишком рано, буквально выдергивая седалище прямо из-под Арховой задницы.

Милую добрую совестливую рыцаршу отыгрывал Рехст!
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 59332
Сообщения : 791
Очки : 20093



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Пн Авг 13, 2018 9:00 pm

[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/sb4gjwp05/11111506025_humen_24.gif]
Магичка едва успела подскочить, чтобы не шлепнуться своим драгоценным курдюком на липкий пол. Неловко оперевшись на стол, ошалело глянула на криворукую рыцаршу, но намекать на интимную связь с её матушкой не стала.
Хотя хотелось.
Пол качался под ногами, точно палуба корабля, но магичка, подцепив Фриззе под локоток, взяла твердый курс на выход. И даже почти от него не отклонялась. Почти.
- О, да, здесь гораздо лучше, - с наслаждение пробормотала Арх, шумно втягивая носом почти не пропахших свинарником воздух, - Не хотите ли спросить у меня что-то, что не надлежит слышать трактирному сброду, а, Гвендолин? – отойдя от дверей, скосилась Сиф на рыцаршу с заговорщическим видом, словно у них есть какие-то общие секреты или интересы – манера, которая, как известно, заставляет собеседников держаться подобным же образом, подчас вопреки собственной воле.

Фриззе еще пару секунд оторопело пялилась на выдернутый из-под Арха стул, потом отставила его в сторону и последовала за Серенной. Очевидно, она решила, что раз претензии Сиф ограничились ошалелым взглядом, то и извиняться ей не нужно.
Шаг у неё был не в пример более твердый, чем у Серенны, и курс она корректировала, лавируя меж столов и стульев, как опытный лоцман. Она прислонилась к стене трактира неподалёку от дверей, исподлобья глядя на Сиф.
- Лучше, ага, - безэмоционально согласилась леди-рыцарь. Вопрос со стороны собеседницы, похоже, застал её врасплох, и на какое-то мгновение Гвендолин стала похожа на внезапно пойманную у огромного куска сыра крысу. - А почему вы считаете, что я могу такого хотеть? - вывернулась она кое-как, вернув себе самообладание. Женщина улыбнулась одним уголком рта, но более никак на маннеризмы Серенны не отреагировала.

- Я ведь не дура, - просто пожала плечами Седьмая. Она была уверена, что любопытство Фриззе возьмет верх.

Лицо Гвендолин Фриззе окаменело. Она издала растерянный смешок, потом хмыкнула, потом подалась вперёд, отрываясь от стены. Её рослая фигура нависла над Серенной.
- Гольдстамм знал, что в отряде Альтии де Латтунцер будет Арх, с которым он хотел встретиться, - прошипела она. - Кто вы? Какое отношение имеете к Штераху? Что знаете о той, кому он служит?

Сощурившись, Арх оглядела нависшую над ней рыжую верзилу. Хорош вид: долговязой магичке такой нечасто открывался. Сердце забилось, а губы довольно растянулись. Да, так определенно интересней.
- Я – ваш друг, - всё так же просто ответила Сиф, понизив голос до шепота, - Я друг Гольдстамму. Друг Ребекке. Я направляюсь в Валранг и за драконом лишь для того, чтобы помочь ей: наши интересы поразительно сходятся. Я знаю о ней больше, чем вы думаете. Меньше, чем знаете вы сами. Что же до Штераха: к нему я особого отношения не имею, - Седьмая как-то грустно усмехнулась, - Я не была с ним знакома.

Гвендолин награждает черноволосую магичку очень долгим и тяжелым взглядом. Взгляд этот не смягчается. В нем - сталь.
- Вот как, - роняет она. Губы сжимаются в тончайшую линию и дальше она уже цедит. - А меня никто в известность не поставил. И какие у вас интересы? Что вы о ней такого знаете? Не вздумайте водить меня за нос: я не удовлетворяюсь одними лишь наживками. Говорите, Арх.
Ее тяжелые руки пока что упёрты в ее же крутые бока.

Тяжелый взгляд Арх выдерживает достойно - поднаторела уже в гляделках. Даром что приперли к стенке: бить-то её пьяная девица не посмеет, а до тех пор хозяйка положения тут Седьмая. Пусть же Фриззе об этом не забывает.
- Ай-яй, как грубо! Вы не в том положении, чтобы угрожать и приказывать мне, дорогая Гвендолин, - медовым голоском чирикает Серенна, строптиво вскидывая подбородок.
«Проси нормально, образина веснушчатая»

Фриззе не склонна просить нормально и этот факт она демонстрирует, ненавязчиво так кладя правую руку на левое плечо Сиф и слегка, самую малость, сжимая на нем пальцы.
- Говорите, - повторяет она. В глазах клокочет ярость. Гвен чувствует себя дурой, и она ненавидит это чувство. Выпитого ею алкоголя недостаточно, чтобы она сильно потеряла в контроле над собственными движениями, однако же вполне хватает на подогрев ее гнева.
- О, мне нравится ваша напористость! – весело заметила Седьмая, склоняя голову к чужой лапище, - Да только не в этом контексте.
На этом она умолкла. А леди-рыцарь могла почувствовать, как рука её ненормально нагревается, как бы намекая: с огнём играть не надо.

Гвендолин щурится. Недобро. Ее пальцы в последний раз стискивают плечо Сиф - больно, до синяков. А потом она отпускает руку женщины. Наклоняется пониже, шепчет в ухо:
- Может, вы говорите мне правду, а может, лжёте. Я вам не доверяю. Я выясню, что за игру вы ведёте, Арх. Доброй вам ночи.
С этими словами Фриззе разворачивается на каблуках и устремляется к дверям трактира с четким намерением окончить разговор на этой ноте…

- Ну что за лишние драмы, леди? – закатывает глаза магичка, незаметно прикусывая щеку изнутри. Это не помогает: Сиф таки кривится от боли. Непривычная она.
«Надо было подморозить»
Её так и подмывает догнать девицу да шарахнуть хорошеньким разрядом, чтоб упала на часок, а после соврать, что Фриззе просто нажралась вусмерть. Но это совсем лишнее.
- Когда остынете и захотите поговорить спокойно – милости прошу, - безмятежно бросает Арх вдогонку. Ей, конечно, жаль, что так повернулось: начинался-то разговор вроде неплохо. Но авось рыцарша всё же протрезвеет и устыдится, а если нет, так невелика потеря. Унижаться и догонять с попытками оправдаться и помириться Седьмая точно не станет.
«Теперь самой нужно возвращаться, да ещё и подниматься? Чёрт»

Гвендолин никак не отвечает и скрывается в трактире, напоследок хлопая дверью. В зале ее нет - Фриззе плюнула и пошла спать.
Что же до Сиф, то, вероятно, время уходить на боковую приближалось и для неё. Женская общая спальня звала, пусть и грубоватым, непривлекательным, многоголосым хором храпящих леди-рыцарей.

Сиф не трогается с места ещё четверть часа. Ждет, пока земля вернется на родную орбиту и перестанет так глупо вертеться. Да и столкнуться с рыжей в зале не хочется. Так что пока магичка проигрывает в голове: что и когда надо было сказать иначе? Получается не очень хорошо: вино упрямо твердит, что все вокруг дураки и не лечатся, одна она умная в чёрном плаще стоит красивая. Согласившись с ним, Арх осторожно потирает зудящее плечо и нетвердым шагом героически преодолевает фантастический путь до общей комнаты, чтобы мгновенно там вырубиться, напрочь позабыв про желание отыскать котяру.

Отвратительную забывшуюся пьяную образину тоже отыгрывал Рехст!
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 59332
Сообщения : 791
Очки : 20093



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Чт Авг 30, 2018 5:05 pm

[av=https://2img.net/h/s17.postimg.cc/jz202c127/image.png]В общем зале по-прежнему было душно, тепло и шумно. Конечно, не так, как после представления Сиф, ибо добрая половина едоков после сытного обеда и хорошей выпивки отправилась почивать - кто в свою каморку, кто в чужую, а кто - под стол.
Альтия, следуя внутренним упрямым убеждениям, была холодна к выпивке, с детства спала меньше прочих и потому за столом сидела с самой трезвой во всех смыслах миной. Командующая ждала.
И дождалась. Заметила сапоги и многострадальные штаны Сиф раньше, чем вслед за ними на лестнице показалось все остальное, приподняла руку, изъявляя желание поговорить.

Нет, не искала Сиф очередного разговора. Шла себе спокойно в общую спальню, и лишь краем глаза заметила движение в общем зале, проходя мимо лестничного проёма. И с немалым удивлением обнаружила, что смотрят на неё. Подзывают Арха, точно девку трактирную! Серенна злобно скрипнула зубами, но все же послушно спустилась. Что это Альтии от неё понадобилось? Обычно Командующая не баловала магичку разговорами на привалах. Тоже хочет обсудить Рощу Мира? Или лично выразить восхищение Громобоем? На демонстрации рыцарша ведь была оскорбительно сдержана для команлирши. Могла бы и речь толкнуть, право слово.
— К вашим услугам, миледи, — сдержанно отозвалась Седьмая, вопросительно приподнимая бровь.

- Простите, что так поздно, - Альтия приглашающе указывает на место напротив себя. - Ваш Громобой  произвел нешуточное впечатление. Не мне судить о вашем даре, однако - браво.
Латтунцер делает небольшую паузу, испытующе глядя на Сиф. Была бы у нее трубка - многозначительно затянулась бы, но горечь табака для нее была слишком большой платой за предлог для молчания.
- И все же, как так могло случиться, что у создательницы такого чуда техники - а уж где, как не в оружии, стремиться к совершенству? - мог оказаться дефектным какой-то амулет?

— Спасибо на добром слове, госпожа Альтия, — с гордым достоинством принимает Сиф заслуженный, хоть и сильно запоздавшую похвалу, — Надеюсь оказаться полезной в нашем деле.
Магичка послушно усаживается на указанное место - напротив. Она предпочла бы рядом. Друг против друга сидят оппоненты, а не союзники, и тон беседе это задаёт соответствующий. Вот и сейчас долго ждать не пришлось.
— С вашим амулетом что-то не так? — неверяще хмурится Седьмая, чутче настраивается на арханный фон, и решительно мотает черногривой головой:
— С ним все в полном порядке, мэм. Почему вы так решили?

Уголки губ Де Латтунцер едва заметно приподнимаются. Если б не испытующий взгляд, это можно было бы счесть за улыбку, да только Альтии вдруг стало не до шуток. Уверенность, с которой Арх мотает головой, заставляет ее скрипнуть зубами.
"Либо ты так хорошо играешь, либо на мой отряд тебе начхать. Уж лучше бы первое"
- Нет, не с моим, хвала Мертвому Богу, - медленно покачивает головой Командующая. - С медальоном леди Аутрикс. Мне бы хотелось, чтобы вы объяснили мне, в чем дело.
Ей в этот момент очень хочется повысить голос. Или хотя бы стукнуть кулаком по столу, лишь бы услышать правду, а не дурацкие отговорки про луну и магический фон - или чем там потчуют простых смертных ученые выскочки?

— Леди Аутрикс, значит, — задумчиво повторяет Седьмая.
“Так быстро?”
— Для того, чтобы объяснить вам, в чем дело, мне нужно знать, что случилось, — спокойно, будто разжевывая ребёнку прописные истины, заметила Арх. Она не собиралась поддаваться и показывать свою осведомленность.

- Ее медальон не работает. Совсем. Обуглился дочерна над головней из костра - а ведь, сдается мне, драконий огонь будет -
Командующая мрачно хмыкает, - погорячее.
Взгляд ее невольно скашивается на место, где сидела Аутрикс. Плавно переплывает к лестнице на второй этаж - туда, где спала Рина Кирсе.
- Мой, впрочем, работает на славу, как вы и сказали.

По мере рассказа лицо Сиф постепенно мрачнело.
— Даже так?
“Дерьмо”
Впрочем, угасание амулетов Катц и Аутрикс она приметил давно, и уже успела подумать над ответом.
— Что ж, это закономерно. Признаться, я не ожидала такого масштаба, но… Гхм. Лучше по порядку, — Седьмая понижает голос, хоть зал и полупуст, — Видите ли, все дело вот в чем. Цель нашего похода - убийство дракона и спасение принца. Не выживание отряда. Будем откровенны: что Короне, что Ордену было в достаточной степени плевать на жизни отдельно взятых рыцарей. Кроме, может наших с вами. Потому создание защитных амулетов никогда не было обязательным условием моего вступления в отряд. Только личной инициативой. Желанием спасти хоть несколько жизней. Увы, у меня было не так много времени, чтобы создать так много артефактов, да ещё и с запасом. Оттого я прибегла к… Несколько нетрадиционному решению.
Арх ненадолго умолкла, поглядывая куда-то вдаль. Раздумывала, как подступиться. Наконец посмотрела прямо в серые глазищи Командующей.
— Скажите, госпожа Альтия, ведь вы - верующий человек? Я не хочу поднимать сложные теологичечкие вопросы. Но знаете ли вы, какие чудеса с людьми творит вера? С их волей, уверенностью, решимостью и отвагой? С удачей?

Когда-то давно Альтия верила. Верила в доблесть, храбрость, человечность, в любовь и во врожденную доброту. Верила, что человек достойный будет достоен до конца и будет ведом Мертвым Богом, что зло побежит от добродетели, как ей и положено - достаточно только этой самой добродетели поднять голову. Потому и увязалась за веселым вольным рыцарем, оставив позади и отца, и мать, и семейную кузницу, что славилась на весь Эффрам.
А потом мир перевернулся с ног на голову. Не сразу, незаметно. Просто напросто одним утром леди-рыцарь поймала себя на том, что ей хочется верить. А хочется, как известно, того, чего у тебя в недостатке.
Но знать про чудеса Де Латтунцер знала.
- Хотите сказать, что ваша волшба на амулетах питается верой? - Альтия покачала головой, слабо улыбаясь. На язык просилось почему-то сравнение с уличными "медиками", что торгуют якобы чудесными порошками из совсем не чудесных составляющих, а не с какими-нибудь чудесами из священных текстов. - И во что именно моим подопечным следует в таком случае верить? В... вас?

— И да, и нет, — устало улыбнулась Серенна, — Не понимайте слова о вере слишком буквально. Ваш амулет работает исправно, а вы на меня, мягко говоря, совсем не молитесь. И после разговора с леди Аутрикс проверяли его наверняка в... смешанных чувствах. Но человеческая уверенность действительно способна создавать в Архане определенные аномалии. Сами по себе они никак не проявляются. Я же, как Арх, могу привязать к ним артефакты, настроить на поглощение и накопление этой энергии. Потому-то их способности возросли в сравнении с самыми первыми днями похода.
Женщина облизнула пересохшие губы. Подозвала сонного служку, чтоб тот принес воды.
— Как вы понимаете, у этого способа есть весомый недостаток. Эта магия сильна, но хрупка, что чугун. Леди Снежноволосая меня невзлюбила, а потому страстно не хочет того, чтобы ее мои амулеты работали. И ее ярое неверие губительно и для этой магии, и для нее самой. Увы, сейчас я ничего не могу с этим поделать. Даже если вы отдадите госпоже Аутрикс полностью рабочий артефакт, она вскоре сделает его таким же негодным.
Недолгое молчание: Сиф неторопливо отхлебнула из принесенного стакана.
— Но не все так плохо. Ожерелье нашей погорелицы защищало ее от жара драконьего пламени. Оно повреждено, и магия из него стремительно утекает, но если мы прибудем в Валранг до того, как оно угаснет окончательно, и под надзором медиков мне удастся снять его в целости – тогда, возможно, я успею изготовить несколько стабильных копий.

Командующая тем временем совсем кончила хмуриться и теперь задумчиво покусывала губу. Искренность таки смягчила рыцарское сердце: строго допрашивать чародейку расхотелось, ругать - тоже (когда Сиф непринужденно указала на их не самые теплые отношения, Командующая и вовсе ухмыльнулась), так что оставалось только решать насущные проблемы.
- Как я поняла, пока вы ничего с нерабочими амулетами пока сделать не сможете... - Де Латтунцер цокнула языком, обращая взор на Сиф. - Знать бы еще, не питает ли к вам кто иной подобной... кхм, страсти.
Вопрос, впрочем, оказался риторическим. В следующее мгновенье Королевская Охотница поднялась, слабо кивая.
- Хорошей вам ночи, госпожа Сиф. Благодарю за откровенность... и за инициативу.
По тонким губам скользнула слабая улыбка. Колдунья теперь казалась ей более человечной - о своей доброте на углах не говорила, а проявляла ее как должное - чем могу, помогу. Таких людей Командующая ценила. Собственно, это и отличало рыцаря от простого солдата или наемника: совесть, честность, бескорыстие.
"Все бы к своей работе относились так - как для своих, а как не для чужого дядьки. И мир был бы лучше, и люди добрее..." - Командующая смешливо хмыкнула своим мыслям.

- Ни у кого из остальных рыцарей я не замечала подобных угасаний, - про Катц, полноценным членом их высокочинного отряда не являющуюся, Серенна тактично умолчала, - Но амулет вашего оруженосца –Эдди, верно? – сейчас находится на грани. Может, после демонстрации Громобоя мальчишка и воспрянет духом, но я не могу быть уверена. Он, должно быть, слишком боится. Я ничего со сломанными артефактами и впрямь поделать не могу, но вы с настроениями вашего отряда – можете.
Кажется, сероглазая палачиха клюнула на сахарные сказки о добрых волшебницах, за просто так помогающим славным рыцарям. Ну и славно. Сиф незаметно расслабилась. Спина и ладони у нее, пока Арх порола всю эту чушь, вспотели так, что хоть отжимай.
- Спокойных снов, Леди-Командующая. Обращайтесь.
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 59332
Сообщения : 791
Очки : 20093



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Пн Сен 10, 2018 4:54 am

[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]Сцена: Вскоре после того, как отряд де Латтунцер покинул "Оливу" с полыхающими там штиповскими междоусобицами, с Сиф решает поболтать присоединившийся к отряду старый странник. Однако шанс такой ему выпадает не сразу, ведь старик и его подопечная едут раздельно на боевых конях позади Леннтреля Фелана и Эсы Верридет соответственно. Вскоре после полудня отряд съезжает на маленькую вытоптанную площадку рядом с Трактом, чтобы проверить состояние Рины Кирсе и покусанных муравьями-болтами несчастных, и вот тогда пилигрим, привлекая к себе свою девочку, бочком-бочком подваливает к Серенне...

- Госпожа Арх, - боязливо зовёт он. Голос у него дрожащий. Лицо вчера, в трактире, разглядеть было тяжело, да и вряд ли Арх обращала на него внимание. Сейчас же, днем, Серенна могла увидеть, что мужчина очень стар и дряхл; кожа его лица настолько обветрилась и сморщинилась, что он слегка напоминает мумию, зубы все давно выпали, да и волос осталось всего ничего. - Вы позволите, госпожа? Пару минуток всего. Поговорить. - узловатые пальцы подтягивают девчонку. Ей на вид лет одиннадцать - почти ровесница Родрику, только голубые глаза смотрят не в пример более взросло. Губы плотно сжаты, лоб нахмурен, кудрявые волосы топорщатся во все стороны. Одета в сущие обноски, равно как и её опекун.

Серенна, отвлеченная от печальных мыслей о трате времени и сломанном амулете, на незнакомый голосок обернулась не слишком охотно. Непонимающе оглядела прихваченную из "Оливы" обузу.
- Да, конечно, господин…
Арх нахмурилась, отчаянно пытаясь вспомнить, что это за хрыч, как его зовут и что ему от нее нужно. Память, отчаянная партизанка, молчала.
- Мы не представлены, верно? – женщина вежливо улыбнулась, протянула руку. Не потрудясь снять перчатку. – Я называю себя Серенна Сиф. Чем обязана?
Она повнимательнее оглядывает парочку. То, что старикашка опекает совсем маленькую девчонку, а родители ее не пойми, куда смотрят, навевает мысли уж больно противные. Хотя для непристойных развлечений пилигрим вроде уж больно стар, но да чёрт их знает – может, последние деньги на всякие клыки кабаньи спускает?

Старик очень осторожно сжал руку Серенны. Похоже, ему казалось, что Арх сделана из хрусталя - настолько бережным было прикосновение его пальцев. Он поклонился, спина у него зловеще хрустнула, однако же каким-то чудом мужчине удалось распрямиться (в известных пределах) обратно.
- Меня зовут Бьяр, госпожа, - представился он. - А это - Рива. Рива, поприветствуй госпожу.
Рива сделала очень неуклюжий реверанс и поскорее прижалась обратно к Бьяру.
- Вы мне, конечно, ничем не обязаны, - пробормотал старик, заходя издалека. - Просьба у меня, понимаю, будет большущая. Но я уповаю на ваше милосердие, госпожа Арх.
Он потоптался на месте. Рива украдкой изучала Сиф. В её глазах заблестело восхищение - то ли арбалет ей понравился, то ли кот, то ли Арховы знаменитые штаны...
- Я вам предлагаю взять Риву в ученицы. - проблеял старик и на этом моменте мужество его, кажется, окончательно покинуло. Он застыл с приоткрытым ртом, будто и намеревался что-то еще сказать, но слово наружу не лезло. Зато наконец заговорила девочка:
- Я умею читать и писать! - с вызовом заявила она. И, подумав, уточнила: - Писать только печатными.

Если наглость – второе счастье, то первое, без сомнений, наивность. Выслушав скромные блеяния, Сиф фыркнула почти весело. Да, этого она ожидала в последнюю очередь. А она-то уже понадеялась на вопросы о жизни своей, авось балладку какую состряпать хотят! Ну да и ладно. Не больно-то и хотелось. Седьмой такие предложения не впервой слушать. В столичном порту ей едва ли не младенцев оборванки всякие под нос совали, да и горожанки позажиточней от них далеко не уходили: как же, пристроить дитачку к казне королевской! Да ещё и даром! Предел мечтаний.
Только вот Сиф вся эта прелесть и даром не нужна. Она сама едва-едва стала Архом, и никого обучать в ближайшем будущем уж точно не планировала. И если раньше Седьмая бы обосновала это тем, что ещё молода и помирать не собирается, то сейчас такое разъяснение было уж больно натянутым. Умереть она может, ещё как, и скоро. Но если это произойдет, то Сиф не планировала делать Ордену услугу и оставлять после себя готовенькую свежую тушку для зомбирования. Пускай потрудятся найти.
Из праздного любопытства она, впрочем, всё же присмотрелась к девчонке чуть внимательнее: не покажет ли Архана чего интересного?
- Надо же. Похвально, похвально. И почему же ты хочешь стать Архом, дитя? – приподняла Серенна подведенную углем бровь.


Нет, арханный фон вокруг Ривы совершенно прозрачен. Она - самый обычный человек и артефактов никаких не несёт.
- Она... - залепетал опять старик, но осёкся, поняв, что вопрос адресовали не ему.
У девчонки на лице появилось удивлённое выражение.
- А я правда смогу стать Архом? - поинтересовалась она.
- Невежливо отвечать вопросом на вопрос, - пожурил её Бьяр.
- Простите, госпожа, - задумалась Рива. - Я хочу людей спасать от смерти. - просто сообщила она секунду спустя. - Я теперь думаю, только Архи это могут.
Старик-таки не сдержался.
- Она хорошая девочка, - пробормотал он. - Не обязательно же как.. Ученицу брать. Она просто помогать может. Умная, грамотная, послушная. Лучше у вас, чем у кухарки какой... - пожал он плечами.

Простодушному ответу Седьмая только улыбнулась. Он ей польстил. Однако женщина тут же напустила на себя крайне серьёзное выражение.
- Вы, верно, не заметили, но ныне я охочусь на дракона.
Арх поморщилась, поправляя на плече широкую лямку арбалетного ремня. Больно.
«Чтоб тебя черти поперек драли, орясина ржавая!»
- На кровожадную огнедышащую бронированную ящерицу, дотла спалившую Рощу Мира. Отряд наш – сплошь доблестные воины, закованные в латы. Я прилагаю все силы, чтобы в бою сохранить их жизни, но даже я не могу гарантировать их безопасность. Что уж говорить о детях. Неужто вы хотите, чтоб я взялась опекать вашу девочку лишь затем, чтобы через пару недель похоронить, обгорелую, в безымянной могиле?
Сиф нахмурилась, театрально вперившись взглядом в девчонку. Но вскоре смягчилась.
- Послушайте, что я скажу, господин Бьяр. Как прибудете в Валранг, так найдите там доктора, медика, врача полевого, и предложите ему вашу девочку обучать. Благороднейшая профессия, и, как ни печально, крайне востребованная в наше неспокойное время. Без дела, крова и пищи Рива не останется, и жизней спасёт немало, раз душа того требует. Может, леди Альтия отправит с вами на часок свободного рыцаря, чтоб уж точно не отказали, раз она взялась вам помогать. Я же над девочкой взять опеку, увы, не могу.

Старик слушал с куда большей нервозностью в лице и телодвижениях, нежели девочка. Она внимала молча, спокойно, почти не выдавая охватившего ее возбуждения. Но совсем его спрятать ребёнок был, конечно, не способен: глазки блестят, дыхание участилось, ручки сжались в кулачки...
- Но мне же не обязательно к дракону подходить, - простодушно предположила она. - Я могу остаться позади с котиком. Котик ведь не пойдёт на дракона?
Она чуть помедлила.
- А лекари людей не спасают, - бросила она обиженно. - Моих не спасли. Архи - сильные, я хочу быть сильной!
Еще одна короткая пауза.
- Я могу прислуживать за столом, - жалобно сообщила она. - И одежду стирать.
Бьяр вздохнул.
- Спасибо, что выслушали нас, госпожа Арх, - молвил старик и аккуратно повёл Риву в сторону. Точнее, попытался. Девочка пока не далась, уперлась ногами в землю и сверлила Сиф взглядом.

- Своего котика я таскаю в походы не из эксцентричной любви к большеглазым пушистикам, - спокойно пояснила Седьмая. Ночер, флегматично валяющийся где-то рядом, что-то страдальчески-согласно мяукнул. Похмелье – штука серьезная.
- Это магический зверь, и, если понадобится, в бою с драконом он спасет мне жизнь ценою собственной. К тому же, никто не гарантирует, что дракона мы выследим заранее, а не наткнёмся внезапно, вступая в бой без подготовки.
Драные игры в благородство. Если бы всё происходило где-то на столичной улочке, Серенна бы давно послала старика и козявку в пешее эротическое, но покуда рядом так много греющих уши рыцарей, она поизображает мудрую и великодушную волшебницу. Прям как в сказках.
- Как страстно ты желаешь силы, детка! Это здорово, - Сиф склонила голову набок, поудобнее опираясь на посох, - Вот только, знаешь, ты ведь не сумеешь стать Архом, пока жив твой учитель. А мне ведь ещё нет и тридцати. Сколько я проживу, если не погибну в битве? Шестьдесят лет? Восемьдесят? А может, больше сотни? Право, детка, я не поверю, что ты захочешь столько ждать. А мне совсем не нужно, чтоб жадная до силы ученица меня прирезала во сне! – низко расхохоталась магичка.
- Стань сильной, девочка, раз так того желаешь. Стань лучше того лекаря, что не смог спасти твою семью. Утри ему нос. Это не Архова магия делает человека сильным. Это человек изначально должен быть силён, чтобы покорить Архану.
«За редким вшивым исключением, да, Риночка?»

Рива бессильно всплеснула руками, и, кажется, готова была броситься к Сиф и обнять той колени, но сдержалась. Или это ободряющее прикосновение Бьяра ее сдержало.
- Спасибо, что выслушали, госпожа, - прокряхтел он. - Мы дойдем до Валранга и там, я уверен, Риве найдется место у какого-нибудь лекаря, как вы и сказали. Пойдем, милая. Ты же слышала госпожу Арха, слишком опасно...
- Угу, - в нос сказала девчонка, но за своим опекуном не последовала, встала, как вкопанная. - А что такого в вашем коте? - рассеянно спросила она. Любопытство пересилило разочарование. В конце концов, Рива и Бьяр изначально не слишком верили в успех своей просьбы - но вот задержаться в присутствии одной из легендарных Архов были совсем не прочь.

Конечно, девчонку было жалко, но не может же Сиф всех первых встречных бедолаг под крыло брать. Да ещё и не самых упёртых.
«Какой, интересно, была я? Что такого разглядела во мне наставница, как поняла, что ей нужна я? Может, спросить у Россэ, как очухается? Раз она помнит Седьмую, то наверняка и обо мне хоть что-то слышала?»
- В коте ровным счетом ничего особенного, разве что он малость поумнее и выдрессированнее своих толстобоких собратьев. Погладь, не укусит. А я вот магией могу сделать его чуть полезней. Как? Секрет.
Ночер на это никак на это не отреагировал. Он просто лежал. Всеми силами лежал. Это очень приятно, когда под тобой простая земля и трава, не качающая крупом, не воняющая потом и навозом, не умеющая строптиво фыркать и каждую секунду дергаться, отгоняя гнус…
- Что ж, полагаю, больше я вам ничем помочь не могу? В таком случае удачной вам дороги. Кажется, осмотр нашей погорелицы уже заканчивается, - оттарабанив плоско-вежливую фразу, Арх развернулась, намереваясь на этом закончить.

Девочка с радостью погладила кота - видимо, уходить несолоно хлебавши она не хотела. Разговор, правда, на этой ноте действительно закончился. Старик еще раз поблагодарил Арха. Вскоре Бьяр и Рива оставили Сиф одну, а потом уже недолго осталось и до продолжения пути. Впереди их ждала Старая Станица, посёлок, где отряду предстояло переночевать…

Крушила детские мечты ваша (и особенно моя) любимая Нирчан!
avatar
Рехста

Звездная пыль: 2430
Сообщения : 555
Очки : 4569



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Пн Сен 10, 2018 9:52 pm

[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]Сцена: по мере того, как опасения Ангдуша по поводу некоторых из его попутчиков растут, он решается на рискованный ход и ищёт разговора с Серенной Сиф.

- Госпожа Арх!
Отряд только-только вновь тронулся в путь, а к Серенне уже подскакивает лихой Ангдуш. Усы весело топорщатся, шевелюра прилизана на тарибский манер, лицо румяное - писаный восточный красавец, и даже выглядит он сегодня моложе, чем на самом деле есть. Телохранитель воровато оглядывается по сторонам, прежде чем свеситься со своей кобылы поближе к Сиф и быстро зашептать:
- В знак своего расположения желаю сообщить, что за вами, госпожа Арх, следит один из рыцарей.
Его голос тих, а отряд ещё не успел построиться в типичную походную конную колонну, все едут вразнобой - и Ангдуша не слышит никто, кроме Серенны. Он знает. У него отличное представление о том, насколько хорошо люди могут слышать и когда звуки вроде топота копыт могут полностью перебить звучание шепота.
Ему интересна первоочерёдная реакция Сиф. Куда дернутся глаза? Что отразится в чертах лица - досада, опасения, понятливая усмешка? У него не вышло просто взять и подкопаться к ней. Недостаточно он поднаторел в искусстве задавать каверзные вопросы. Но, может, получится поиграть?

Просто удивительно, каким популярным человеком вдруг сделалась мрачная магичка. Ещё удивительнее то, кто и какие диалоги с ней завязывает. Сиф пару раз с недоверчивой вежливостью и застывшей полуулыбкой моргает, словно бы ожидая, что тариб сейчас продолжит шутку, а она сможет так же вежливо посмеяться. Но нет, либо Ангдуш просто отвратителен в выдерживании комических пауз, либо говорит серьезно. Арх вскидывает брови. Тут и не скажешь сразу, что вызывает больше вопросов – факт слежки или то, что Ангдуш к ней, видите ли, расположен. Женщина быстро косится в сторону Аутрикс, но берет себя в руки и сама весело фыркает:
- О, дайте угадаю: это сир Роже решил, что цвет кожи – не главное?

«Удивлена?»
В чью там сторону Арх зыркнула - Ангдуш не уверен. Да его это не особо и волнует. Ее удивление наталкивает на некоторые мысли, но этого Нарриму мало. Нужно дальше скармливать наживку и смотреть на результат.
Телохранитель весело дергает ус.
- Нет, что вы. Вами интересуется сир Атригер. - спокойно, уверенно, глядя в глаза Сиф сообщает он. - Роланд Атригер.
Темноволосый, коротко подстриженный, широкоплечий...слишком обычный, чтобы привлечь внимание женщины вроде Сиф. Наррим уверен: до сих пор эта женщина никакого внимания на рыцаря не обращала. Что играет ему только на руку.

- Роланд Атригер? – недоуменно переспрашивает магичка. Будто впервые слышит это имя. И, по факту, это почти так и есть. Серенна украдкой бегает по нестройному отряду глазами, пытаясь отыскать упомянутого человека. Это сложно: с рыцарями, особенно мужчинами, она не шибко-то и общалась, и таких вот невзрачных тихонь запомнить было особенно сложно. На усталом лице всё яснее проступает непонимающее удивление. Она не разгадывает, к чему Ангдуш клонит, и почему вообще ей это говорит.
- Я искренне не имею ни малейшего представления, зачем могу ему понадобиться, господин Ангдуш, - с почти извиняющимся видом пожимает Седьмая плечами. Да только в голове уже возникают параноидальные мысли – может, Орден что-то подозревал и подкупил в отряде шпиона? Или это её уединения с Валрангскими провожатыми не остались незамеченными? Арх беспокойно сжимает поводья.

- Госпожа Арх, поверьте, я и сам не имею ни малейшего понятия, - пожал плечами невозмутимый тариб. «Неужто заглотила наживку?» - усмехнулся он мысленно.
У Наррима Ангдуша было несколько версий касательно того, почему по его следу шел сир Роланд Атригер. После предупреждения Хэлсона он присмотрелся к столичному рыцарю и быстро понял, что его друг не солгал ему. Ангдуш словно бы оказался в уравнении с несколькими неизвестными, и Атригер из них был самой жирной.
Одна из версий - Роланда за ним послала почувствовавшая дурное Сиф. И ее реакция и поведение после услышанного может Нарриму что-то и рассказать. А если рыцарь не ей служит, то, может, она и сама забеспокоится. Может, даже столкнутся они с Атригером лбами.
Одно Ангдуш знал точно: со стороны и рыцаря, и Арха исходила угроза. А в этом отряде его единственным союзником был Хэлсон, наркоман, который сейчас ничего не соображал в вызванной укусами деарийских муравьев лихорадке.
- Моя профессия иногда прямо-таки вынуждает меня по привычке оказывать особое внимание особо ценным союзникам, - заговорил снова Наррим. - Без вас успех охоты на дракона все-таки значительно падает. Слежку за вами я обнаружил почти случайно. Этот рыцарь в ней хорош: он прячется в тенях, он таится за углом, он подслушивает и допрашивает тех, с кем говорили вы. Спейхеля, например. Возможно, он служит только Латтунцер, возможно - кому-то другому. Я слышал... - Ангдуш картинно нахмурил брови, -...как он, уединившись в уборной «Оливы», говорил с кем-то, будто бы был не один. И обращался к своему собеседнику с превеликим уважением. Странно, не так ли?

"Мое расположение", "без вас ничего не получится", "особо ценный союзник"… Это что ещё за дерьмо собачье?! С какого это перепугу разрумянившийся тариб к ней так подлизывается? Первоначальное удивление успокоилось, и на смену ему пришла неизменная подозрительность. Женские черты неуловимо ужесточились.
«Какого хрена?»
Арх запустила в телохранительскую голову свою ловчую сеть. А теперь надо бы сказать что-то, что усача удивит, пробьет скрытное спокойствие мыслишек…
- Действительно, очень и очень странно. Ведь я-то думала, почетная роль слежки за мной отведена лишь вам, господин Наррим. Неужто вы посты в кустах не поделили, да так и обнаружились? А конкуренции не любите? – усмехнулась Седьмая.
- И что же, как по-вашему, мне следует с ним сделать?

- Мне? - хохотнул Наррим. - А что, госпожа Арх, у вас, помимо охоты на дракона, настолько жизнь интересная? Кому и зачем за вами следить?
«Этого ведь старик и мне не объяснил, сунул в руки зеркальце и говорит: докладывай...» Подарок Первого сейчас был надежно припрятан: Наррим был достаточно умен для того, чтобы не носить его на себе в присутствии Сиф.
- Вопрос риторический, не отвечайте. Не сомневаюсь, орден Архов тесно увлечен дворцовыми интригами. Не моего ума дело.
«Может, даже внутри самого Ордена идет постоянная борьба?..»
- Однако же не хочется мне, чтобы в такой важной миссии, как спасение принца Карила, в нашем отряде возник разлад. А сир Атригер с его одержимостью вами вполне его может внести.
«Так что поди и разберись с ним для меня. Или хотя бы побуди его к действиям. Пусть благородный сир уже сделает ход. Надеюсь, это очередной доморощенный охотник за жизнью Карила, который надеется заранее как-то убрать меня, чтобы при встрече с драконом я не спас принца. А то иначе это ведь может оказаться...весточка из очень далекого прошлого»
Он покинул Ханство много лет назад, но у него ведь оставались там враги с хорошей памятью. Сир Атригер с легкостью может оказаться длинной мстительной рукой какого-нибудь родственника одной из его жертв. Надо будет и к леди-рыцарю Дуссат присмотреться.
- Я не смею давать вам советы, - прищурившись, отвечал Ангдуш. - Заметь я слежку за собой, я приставил бы нож к горлу наглеца. Но обстоятельства сейчас... - пожал он плечами.
«Но я в Рамерии, с рыцарем я такого провернуть не могу...»

Руки под перчатками у Сиф отчаянно вспотели. Что происходит? Старик, снова то зеркало… Маленький черножопый брехун, он действительно за ней следит. И наверняка это он, а не Роланд, допрашивает всяких Спейхелей и неизвестно с кем болтает в туалетах. С кем же?
«Как будто могут быть варианты»
Женщина отвернулась, рассеянно оглядываясь. Стандартная ли это для Ордена практика, или они уже давно что-то подозревали? То-то ее саму не принуждали отчитываться.
"Может, спросить у Штераха?" – беспомощно думает Сиф, - "Он обещал следить за этим прохиндеем…"
Нарримовы мысли так непонятно расходились со словами. Арх нахмурилась, отчаянно соображая. Выходит, сир Атригер за Ангдушем следит? Или за ними обоими? А теперь тариб хочет, чтобы она эту проблему для него устранила? Но почему именно она?
Так или иначе, с загадочным рыцарем и правда есть смысл поговорить. Вдруг Арх найдет в нем неожиданного союзника?
- Вот как? Ну, не думаю, что мне следует сильно бояться: скрывать мне здесь и впрямь особо нечего, - с беспечным видом солгала Серенна, - Да и как надзор сира Роланда может стать поперёк дороги нашей миссии? Не полагаете же вы, что он намеревается меня убить? А если и так; что ж, вы так расхваливали свою дивную бомбу, да и наверняка далеко не её одну припасли. Наш поход просто обречен на успех.


«Ну, по крайней мере, она это так не оставит теперь», - решает Наррим, когда Сиф отворачивается. - «Может, зря я так поступил? Смягчился ты, Наррим, в прошлом такие проблемы всегда сам решал»
В том далеком прошлом все и впрямь было проще. Заметил за собой слежку - пошёл и прирезал наглеца, предварительно выяснив, на кого тот шпионил. Развязать язык члену какой-то из соперничающих гильдий всегда было занятием нелёгким и к нему у Ангдуша был особый подход, включавший заталкивание больших и угловатых предметов в места, для приема таковых не предназначавшиеся. Память услужливо подкинула живую картинку: Наррим заталкивает в задний проход Атригера строительный кирпич. Телохранитель поскорее отогнал фантазию и вернулся к разговору.
- Не сомневаюсь, ваша душа чиста, - фальшиво улыбнулся он. - Однако сир Роланд, или тот, кто его послал, так явно не считает. Нет, я не думаю, что от него исходит прямая угроза...
«...иначе мне все же пришлось бы его убить...»
- ...но мне неприятно, когда за неискушенными в шпионских делах людьми следят без их ведома. Да и неприятен мне разлад в нашей славной команде охотников на драконов. Что же до бомбы - я, поверьте, не хочу, чтобы у вас возникло ложное мнение. Я бы предпочёл никогда не использовать. После вашей демонстрации Громобоя у меня куда больше веры, что вы сумеете быстро и чисто уложить эту тварь.
Трал покидает мысли Наррима.

Как же часто за последние недели Сиф искренне радовалась тому, что смогла-таки научиться залезать в чужие мысли. На этом затянувшемся словесном поле боя трал оказался самым верным оружием. Не будь его, так наверняка бы и верно поверила пройдохе.
Ну, а ещё бы не поперхнулась, завидев распираемую кирпичом волосатую задницу.
«Содомит пришибленный!»
- Гхм-кх… В таком случае, премного благодарна за наводку, месье Наррим. Это так мило с вашей стороны. Как считаете, прямой разговор его сильно спугнет? – наивно захлопала Серенна глазками.

Ангдуш вгляделся в лицо Серенны. Провел рукой по волосам. Макушка чесалась. Несмотря на масло, с помощью которого он ее утром уложил, шевелюра так и стремилась подняться дыбом, стать на ощупь подобной жесткой проволоке.
"Чего это вы чуть не подавились, госпожа Арх?"
Он вспомнил своё знакомство с первым Архом. Тогда волосы стояли дыбом на протяжении всего разговора. Верное шестое чувство прямо-таки кричало о неведомой опасности. А сейчас поднялись...когда? В какой-то момент до того, как Сиф поперхнулась...
Он привык доверять своему чутью, он понимал - что-то тут не так. Но как объяснить свои опасения - не знал. В душу закралось ощущение, что разговор с Серенной был ошибкой, но рационализировать этот страх он сейчас не мог. Надо будет сесть и подумать. Может, вспомнить несколько мудрых сказаний из Тохрибана. Кажется, он обещал Сиф парочку поведать - сейчас, правда, настроения на это совсем нет...
- Не благодарите, - искренне попросил он, зная, что благодарности не заслуживает. - Кто знает, госпожа Арх? Возможно, страх перед вашим званием заставит его сразу раскрыть карты. Я лишь хотел вас предупредить.

Женщина усмехнулась, и вновь скосилась в сторону Ангдуша. Лицо ее приобрело странное выражение.
- Имей он должный страх перед моими возможностями и званиями, так и вовсе не совал бы нос, куда не нужно, - медленно проронила Седьмая, сверкая подведенными глазами. А после резко отвернулась, вонзила шпоры в лошадиные бока, да была такова. Будь погодка посуше, так глотал бы тариб пыль из-под копыт.
«Нужно тут все обыскать и найти твоё сраное зеркало, дедуля»

Ангдуш поджал губы, вежливо кивнул, не зная, как ему следует интерпретировать прощальную фразу Сиф.
"Всё-таки не создан я для таких интрижек", - грустно подумал он. - "Не из того теста слеплен. Даже дома всё было намного проще"
Он погладил густую гриву Рише. Показалось ли ему, или Серенна вложила в последнюю фразу особый смысл? Может, она разгадала его ложь?
"Благодарность благодарностью, а взгляд её не сулил мне абсолютно ничего хорошего"
Если окажется, что Сиф ему обдурить не удалось, и она все прояснит в разговоре с Атригером, то эти двое могут запросто против него объединиться, и тогда, Наррим чуял, ему несдобровать. Но не жизнью же он, в самом-то деле, рискует? Он ведь просто хотел все прояснить...
"Стар я для этого"


Раскусила неумелого интригана Нира О'Берн~
avatar
Рехста

Звездная пыль: 2430
Сообщения : 555
Очки : 4569



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Пн Сен 10, 2018 10:30 pm

Сцена: постоялый двор «Вепрь-Шляпник», основной обеденный зал. Менестрель поёт шумную и веселую балладу о приключениях Джонни Крепкорылого, народного деарийского героя старины, который убивал драконов лучше любого Арха. Кто-то подпевает, кто-то танцует. Вольные рыцари из таверны напротив зашли познакомиться и приглядываются к новоприбывшим. Взгляд одного из них падает на Серенну Сиф... [av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]

- Добрый вечер!
Этому мужчине на вид можно дать лет тридцать; он коренаст и совсем невысок, может, чуточку выше Наррима. Волосы у него тёмные и кудрявые. Одет он во все зеленое разных оттенков, от салатового до нефритового; приколотая к груди бляха с гербом изображает нечто вроде запутавшейся в лианах змеи. Взгляд бесстрашно устремлён Серенне в глаза. Он отыскал Арха за ее столиком (или у барной стойки, или в тёмном углу...)
- Позвольте представиться! Сир Вэлли Нотраш из Бурой Трясины. - с гордостью произнёс он. - Разрешите ли вас сегодня угостить хорошим напитком и душевной беседой? Не буду лгать, ах! я слышал, что вы представляете дивную и древнюю профессию, и просто не мог упустить свой шанс!
Глаза Вэлли смотрят умоляюще. Почти по-щенячьи. Он слегка наклоняет голову вбок и ожидает ответа.

Новоприбывший любитель потрепать языком удостаивается взгляда почти удивленного. Ну и нарядец! Хотя, если подумать, ничем не хуже ее воронье-черного тряпья. Вольные рыцари себе и не такие костюмы могут позволить – кто им слово скажет?
- Не самой древней, но, в целом, да, - осторожный ответ.
Сидела Арх за столиком. Не в углу, конечно. Чтобы удовлетворить всех желающих присесть в темном закутке, таверну нужно было строить в форме… ну, навскидку, семнадцатигранника. Нет, в Эффраме, понятное дело, и такие бывали, но для провинции, право, затратненько.
Поэтому Сиф сидела где-то посреди зала. Одна. Корчма почти битком, а члены отряда всё равно почему-то не хотели составлять магичке компанию. Их сопровождающие – тоже. Вот и довольствовалась Арх обществом собственных невеселых мыслей да сыто сопящего котищи.
- Присаживайтесь, сэр Вэлли, - хмыкнула Седьмая, указывая на свободный стул рядом. - Удивите меня.

Сир Вэлли Нотраш громко смеётся  на осторожный ответ Сиф. Он выдергивает стул резким, упругим, движением, усаживается на него боком, но в процессе делает легкий полуоборот и одновременно придвигает стул обратно, ближе к столу. Во всем этом есть какая-то цирковая бравада. Вэлли словно подтанцовывает в такт одному ему известному ритму.
Нотраш подзывает знаком проходящего мимо пацаненка с подносом, заказывает у него что-то заговорщицким шёпотом. Тот кивает и убегает.
- Удивлять - моя профессия! - восклицает Вэлли. - Помимо рыцарского дела, конечно, - напускает он на себя серьезный вид и мгновенно сбрасывает его обратно. - Итак, вы - Арх! Живая легенда. Охотница на драконов. Поразительно! Как, как была дорога? И что вы уже повидали на своём пути? Я слышал о Роще Мира: верно, ужасное было зрелище?

На выделывания не в меру бодрого мужичка Арх только бровь приподняла. Полившиеся вслед за ними слова подняли её ещё выше.
- Верно, верно. Дорога? Отвратно, сир. Восхищаться великолепными рамерийскими лесами да полями я перестала день на третий. Скучать по горячей воде, мягкой постели и полному отсутствию драных муравьев – и того раньше, - фыркает магичка. С иронией, а не плаксивой жалостливостью.
- Видали? Ну так, природку. Деревья, речки, тучи гнуса и внезапно спаривающихся кроликов, вот это вот всё. Останавливались в Тойнхарке, - Арх пожимает плечами, - И Рощу Мира, конечно же. Не подумайте, произошедшее там, безусловно, настоящий кошмар и трагедия, но я к такому была мысленно готова. Да и рыцарей королевских вряд ли горы трупов могут удивить. Вид седла после трёхнедельной дороги, гудящих ног и сбитой задницы ныне вызывает куда более явственный ужас.
«К чему это всё?»

Поднятая бровь Сиф ничуть не обескуражила сира Нотраша. Он с широченной улыбкой выслушивает Сиф, то и дело порываясь что-то вставить, но осекается, обрубает сам себя. В конце, правда, не сдержался, перебил уже на упоминании гудящих ног:
- Ах, романтика дороги! Грубая, строгая к слабым, и все же такая необъяснимо притягательная... Есть что-то поэтичное в дальних путешествиях, совершаются ли они на кораблях, верхом или на своих двоих! Позвольте же мне поведать вам о моем восхождении на гору Вэлли, на которую до меня никто не забирался.
Им принесли выпивку. Себе Сир Нотраш взял красное вино, а для Сиф заказал какой-то безумно сладкий напиток со вкусом вишни и крайне низким градусом.
- Итак! Заранее клянусь, что все, что скажу, есть чистейшая правда, от начала и до конца, не чета глупым песням этого старика с мандолиной! - сообщил сир Вэлли, перепутав, конечно же, инструмент, на котором играл менестрель. Тот его не услышал. - Я много раз патрулировал восточные пределы суровой Деари и всякий раз заглядывался на дальние вершины хребта Арст, и душа моя с младых лет рвалась туда, к блестящим, сверкающим шапкам этих натуральных конических титанов...
Вэлли явно настроился говорить долго - он раскраснелся, слова так и лились, лицо надулось.

Кажется, картина становилась яснее. У бедного зелёного рыцаря налицо острое словесное недержание, и его бедные сослуживцы уже отказываются эдакого шута слушать, вот он и ищет новых жертв. Ну да и ладно. Арх благодарно кивнула, приняв слабенькое пойло.
- И как же вы определили, что именно вы туда взобрались первым, сир Вэлли? Нашли на вершине поздравительную табличку?

-...и я знал, что открою там таких невиданных зверей и такие чудеса, какие никогда и никому не снились, ведь в древности на хребте Арст жили драконы... Э?
Он непонимающе воззрился на Арха, а потом благодушно рассмеялся.
- Ах, дорогая моя! - доверительно наклонился он вперёд. - Вы ведь Арх! Вам, верно, приходилось что-то новое открывать? Неизведанное до вас? Изобретать, раскрывать людям глаза? Тогда вы, конечно, знакомы с чувством первооткрывателя! Это интуитивное понимание, известное каждому первопроходцу. Мы идём вперёд и чувствуем, что ни один человек не ступал ещё там же...ни один разум не касался тайн, завесу над которыми мы приоткрываем! Знакомо? Вижу, что знакомо! Вижу: мы одного поля ягоды! Ха! - и сир Вэлли вытянул вперёд руку с кружкой, предлагая звонко чокнуться.

- Было дело, - лаконично кивнула Серенна. Так уж и быть, с высоким звоном чокнулась бокалами. Отхлебнула.
«Надеюсь, ты со служкой шептался не для того, чтоб попросить мне что-то подмешать»
- Так что там, говорите, про драконов?
Женщина прищурилась. Действительно ли перед ней просто чудаковатый простачок?

Сир Вэлли сделал большой и шумный глоток.
- Драконы? Ах, история совсем не о них! - заметил он, выпятив вперёд грудь. - Я буду очень рад послушать и о ваших открытиях! Но сейчас!
Вэлли огляделся, словно надеясь, что у стола будет кто-нибудь ещё. Но никого не было.
- Я рвался туда, в эти горы, и вот однажды скопил достаточно денег, чтобы исполнить собственную мечту. Знаете, я стал рыцарем под началом достопочтенной леди-рыцаря Миральды Сфогден, но родом я из Бурой Трясины в Моэнае. Верьте: я первый в истории рыцарь из Трясины и горжусь этим! Так или иначе, я скопил достаточное количество денег, чтобы снарядить экспедицию на пик, который ныне зовётся пиком Вэлли. Я нанял шестерых добрых людей, собрал провизии и тёплой одежды, накупил инструментов и отправился в горы... - тут он сделал драматичную паузу.

Пока Зелёный Рыцарь болтал, Сиф только и оставалось, что изредка ему кивать, в нужный момент вскидывать брови: "Ну надо же", и вообще всячески делать вид, что ей интересно.
- И что же? - видя, что пауза затянулась, подтолкнула она.

Лицо Вэлли просветлело: рыцарь обрадовался, когда его собеседница подала голос. Да ещё и интерес проявила!
- И то, что горы - место не для слабаков! Там холодно, ветрено, животные хитры, а многие и вовсе сами охотятся на людей! Нанятые мною шалопаи разбежались спустя пару недель, но разве сир Вэлли Нотраш похож на человека, способного спасовать перед трудностями?! - он выжидающе уставился на Серенну, потом заговорил вновь. - Я шёл дальше. По утрам я подолгу глазел на виднеющийся высоко-высоко горный пик. Странное дело - точка зрения! Казалось, можно протянуть руку и коснуться этой сверкающей шапки, но нет, рука хватается за воздух... Было ли у вас такое? Цель, кажется, так близка, а все же безмерно далека!.. как вам напиток?
Нотраш сделал ещё скромный глоточек вина.

- О, "горы свернуть" – это про вас, без сомнений, - Серенна припрятала усмешку за бокалом, - Недурственно. Благодарю.
Немного помявшись, Арх все же проникла в мысли чудака - убедиться, что речь тут на самом деле только про горы, горы и исключительно горы.
- Случалось. И лучше б я это тоже исключительно к неметафорическим вершинам чувствовала, честное слово.

- Конечно, про меня! Вэлли Нотраш, горы сворачивающий! - гордо произнёс рыцарь.
Мысли его оказались на удивление хитроумны. Господин Нотраш искренне считал, что сейчас охмуряет свою собеседницу, но делал он это с какой-то чётко определенной целью. Он вёл к этому; то и дело проскальзывали мысли типа «ах, она так заслушалась, она заглотила крючок, мне точно будет сопутствовать удача!». Но чего именно он собирался добиться, распознать пока не удавалось.
Кроме того, удивительным могло показаться всякое отсутствие восхищения внешностью Серенны. Зато Вэлли то и дело представлял себе самого себя, писаного красавца в зеленом, который с крайне уверенным видом сидит и рассказывает ученому Арху и вещах дивных и таинственных...
- И я шёл вперёд! Ветер швырял мне в лицо песок, не хватало то воды, то еды, и мне приходилось высасывать драгоценную влагу из корней редких сорняков и охотиться на жалких мышей голыми руками. Но я мал ростом, не нужно было мне много провизии. Высь звала меня! Я часто оборачивался и гордо напоминал себе о преодоленном уже пути. Положительно, ничто, ни холод, ни голод, не могли меня остановить!
Тут он сделал резкую паузу.
- Но потом я встретил его... - драматично выдал он.
В мыслях появилось воспоминание о непроглядной темноте, ночных шорохах, тускло горящем пламени костра...

Как и следовало ожидать, мужичок был не так прост. И чего ему нужно? Тоже в ученики попросится? Или думает завалить Арха в койку, чтобы потом так же перед друзьями похваляться?
- Дайте угадаю: наверное, горного льва?
Сиф ласково почесала за ушком развалившегося на соседнем стуле Ночера. Кот довольно сощурился и распушил усищи. Может, послать его привлечь внимание какого-нибудь рыцарька отрядного, авось догадается Сиф вежливо от этого моэнайского нарцисса увести?..

- Нет! Я встретил существо, подобного которому не видел никто и никогда на этом континенте, - страшным шепотом заявил Нотраш. - Я зарисовал его...этот рисунок лежит в моей рукописи.
«Вот она, моя наживка!» - думает Вэлли и вспоминает стянутую шпагатом кипу листов пергамента, среди которых и вправду затесался плохой угольный рисунок твари, напоминающей зубастую сардельку о шести ногах и длинном хвосте-венике. «Она заинтересуется рукописью!». Сейчас Вэлли думает ещё и о том, что он, кажется, видит в глазах Сиф неподдельный интерес. Он знает: у него получилось!
- Оно шло ко мне! Шестиногий демон, сотканный из темноты и тлеющих поленьев! Страх пронзил все мое существо, но я понимал, что нельзя мне ни бежать, ни падать ниц перед этой тварью: нет, я заставил себя выхватить из своего костра факел рукой левой, а правой вынул свой верный меч! Мой меч! Фамильный меч Нотрашей, он сотни лет назад был выловлен из Бурой Трясины, но на нем не было ни капли ржавчины. Вот, посмотрите... - и Сир Вэлли кладёт на столешницу меч в ножнах. Удивительно, но у клинка присутствует еле-еле различимое арханное поле, хотя в чем заключаются его магические свойства, без детального осмотра сказать будет нелегко.
- Блеск моего меча отогнал эту тварь, но ее образ так отпечатался  у меня в сознании, что я запомнил ее на всю жизнь! Помяните моё слово, ее будут знать, как Шестинога Нотраша!

«И что, по-твоему, я должна буду сделать с твоими писульками? Подтереться? Увидеть в тебе небывалый талант и начать кричать о нём на всю округу?»
- Знаете, сир Вэлли, обычно я после подобных историй настоятельно советую пить поменьше, - томно выдохнула Седьмая, - И это всегда самый действенный совет. Вам, конечно, в горах было не до выпивки, но истощение, голод и разряженный воздух творят.
Иногда она жалела, что не могла, как простые рамерийцы, поверить в прячущуюся по углам нечисть, и в каждой игре теней видеть демонический отблеск. Слишком много для такого знала.
- А вот меч у вас и правда интересный. Вы позволите? – и, не дожидаясь согласия, Арх вытянула клинок из ножен, вертя и внимательно разглядывая.
«Говоришь, сотню лет в болоте провалялся? Это вряд ли, но всё же…»
Шально-пьяная скользнувшая мыслишка – а вдруг и правда артефакт времен первых Архов? – сердце приятно кольнула, но Сиф её быстро откинула. Зато из любопытства быстро макнула палец с стакан со своей бражкой и приложила к металлу: может, как-нибудь жидкость он по-особому отталкивал, вот и не ржавел?

Вэлли сладко улыбнулся. Ментальный трал на прощание выловил серию воспоминаний о людях, которые говорили ему то же самое о выпивке и разреженном воздухе.
- Ах, моя дорогая Арх, позвольте! - воскликнул он. - Вы ведь и сама знаток неизведанного, повелительница тонких материй! Разве сложно вам понять и поверить, что Шестиног Нотраша действительно обитает на той горе? Я знаю, вы не настолько узколобы, чтобы отметать мой рассказ сразу!
Он с интересом наблюдал за тем, как Сиф рассматривает его клинок.
Магическая сигнатура на мече была необычная. Ментальная. И какое именно воздействие оказывал клинок на своего владельца - сказать, не пообщавшись с ним потеснее, и значительно подольше, было невозможно. Опыт с влагой никакого неожиданного результата не дал.
- Итак, я отогнал шестинога, и больше его не видел, однако же находил следы... - завелась опять шарманка.
- Нравится? Ах, вы не первая дама, восхищающаяся моим мечом! - провозгласил Нотраш.

На манипуляции Нотраша Сиф не велась, и ни на йоту ему не верила. В его голове даже мысленной картинки о той ночи не проскочило, что уж говорить о полноценном воспоминании. Он, должно быть, даже не глюк в ночи встретил, а выдумал всё от начала до конца. Зачем ему это? Поди разбери. Но, если эта глупая выдумка так ему нравится, даёт в жизни цель – то кто она, Сиф, такая, чтобы разбивать мечту дурного рыцарька?
- Да что вы? Может, я ещё и не первый Арх, который им заинтересовался? – осторожно спросила Седьмая. Как жаль, что она не умела читать по металлу всю его историю. Кем и зачем он был выкован? Как действовал? Может, это он сводил Нотраша с ума, медленно, но верно? Серенна прикоснулась к металлу лезвия, читая его, хоть и не надеясь увидеть что-то интересное.

Глаза у Вэлли заблестели. Он нагнулся вперёд, попытался приблизиться к Сиф, сделал ещё глоток вина.
- Этому рыцарю раньше не приходилось встречаться с Архами! - трагично заявил он.
Чтение по металлу Сиф ничего не сообщило, потому что последним клинка касался сам Нотраш, который его утром протирал промасленной тряпицей. В мыслях мужчины на тот момент были только поистине отеческие забота и любовь.
- Итак! После встречи с шестиногом Нотраша я только уверовал в то, что покорение пика и его тайн является моей первоочередной судьбой и задачей. Я снова устремился ввысь! И чудеса, поверьте, там были на каждом шагу! Я видел старое драконье лежбище, я видел знаки, которые крылатые твари чертили на скалах когтями! Я видел отпечатанные в гудроне следы, иной раз размерами превосходящие целый дом! Я мёрз, я голодал, но холод отгонял огнём, который добывал, часами растирая сухие палочки, а голод - крысами и кузнечиками, которых я на этом огне готовил. Ночи там были безоблачные и я читал по звёздам путь, хотя большую часть времени этого не нужно было делать, ведь пик вот он был, рядом... я смотрел на всю Деари с огромной высоты и улыбался тому, насколько маленькими казались великие замки славных Домов! Валранг был что детская игрушка! Может, так драконы нас и видели оттуда? Вы проникаетесь, Арх, вы понимаете? Что там с мечом?..

- Вы знаете, сир, в нашем отряде ведь есть драконовед, - улыбается Сиф, - Ему, правда, сейчас нездоровится, но вы все же попробуйте поискать с ним встречи – уж он про драконьи мысли да следы не только послушает с упоением, но и расскажет вам много… всякого.
Женщина помедлила, допивая напиток. Думала, как сказать.
- А меч у вас действительно артефактный. Волшебный, проще говоря. Но радоваться не спешите. Эта магия влияет на ваш разум. Как – не могу сейчас сказать. Я бы посоветовала вам, как будет время отдохнуть, отложить его в укромное место от себя подальше на недельку-другую и внимательно проследить, как меняются ваши мысли.

- Ба! - отмахнулся Вэлли Нотраш. - Позвольте! Что знает ваш драконовед! Я видел лежбища, следы и руны, а значит, наверняка знаю больше него! Бесспорно! По старым костям можно восстановить содержимое драконьего рациона... Нет, а послушайте, я расскажу вам о пещере, где я слышал эхо! Сотни лет назад дракон там рыкнул, и эхо все ещё гуляет по тоннелям, как море играет в раковинах! Диво!
Он с явным удивлением выслушал вердикт насчёт собственного меча. Почесал в затылке.
- Но позвольте! Этот меч - фамильное достояние рода Нотрашей, и я не отложу его в сторону! Нет! Не может быть, чтобы Вэлли Нотраш пал жертвой какой-то магии! Несомненно, дело в другом. Быть может, мое восхождение на пик Нотраша наделило мой меч этой магией? Быть может, это сделал я сам через неукротимую решимость и волю к победе, к достижению своей цели? Госпожа Арх, ведь всякому известно, что истинное волшебство в людях и качествах, которые они проявляют...
Сир Вэлли встал, хлопнув по столешнице, и проорал на весь зал:
- Чудеса случаются там, где в них верят!
А потом уселся обратно и выставил вперёд руку с кружкой вина, явно предлагая чокнуться.

Перепуганный внезапным ором и насилием над мебелью Ночер тут же испуганно вскочил, зашипел, вздыбил шерсть, сделавшись раза в два больше и толще, и посмотрел на рыцаря с самым угрожающим видом. Будь Вэлли крысой или собачонокой, так наверняка поспешил бы убраться куда подальше.
Но нет, рыцарь оказался поглупее.
- Не учите меня магии, рыцарь, - холодно отрезала Сиф. К бокалу она даже не потянулась, оставшись сидеть на стуле со степенностью большой кошки. Очень недовольной большой кошки.
Вера, как же. Плевать на многолетнюю практику постижения тонкого искусства. Плевать на стройную математическую основу своевольной Арханы. Нужно-то было всего лишь поверить!
- Дело ваше. Но я предупреждала.

- Но что наша жизнь, если не постоянное получение уроков? И иногда они исходят из необычных источников! - вскричал Вэлли. Отказ чокаться его ничуть не обескуражил. Он сделал очередной глоток.
- Позвольте! Этот рыцарь продолжал своё восхождение, и плевал он на невзгоды! Покинувшие его наемники, верно, тешились над ним, попивая в забегаловках отвратительную конскую мочу, а он шёл все выше! Дышать было тяжко, мёрзли пальцы, огонь отказывался заниматься, но герой из Бурой Трясины не останавливался. Что ещё он там видел? Ах, однажды я пересёк границу древнего горного города, который, верно, был старше самих драконов! Величественные стены и выступающие из монолитного камня статуи - такие красивые, такие холодные! Я шёл дальше, и вот закончились места, где можно было просто идти, и мне пришлось достать крючья и вбить в подошвы сапог гвозди, чтобы подниматься по отвесным стенам... я лез вверх, а подо мной расстилалась целая пропасть! Много раз я доставал свой верный меч и вбивал его в трещины меж камней, чтобы удержаться! И он, старина, ни разу меня не подвёл. Вершина была совсем близко; и там меня ждало самое удивительное из открытий. Как вы думаете, какое? - улыбнулся Серенне Нотраш.

Арх уже не утруждала себя вежливой имитацией интереса. Зелёный рыцарь всё равно завёл свою шарманку лишь затем, чтобы послушать собственный голос. Её он попросту не слышал. Вернее, слышал ровно то, что хотел. Наверное, если бы вместо Сиф перед ним усадили мешок в черном парике, то он бы не сразу заметил подмену, так уж был поглощен сам собой.
- Даже не представляю, - пожала плечами магичка, заметив, что ради разнообразия Нотраш все же обратился к ней. Все её мысли сейчас были заняты тем, как бы от собеседника половчее избавиться.


Вэлли подался вперед.
- Поднявшись на самый верх, я узнал кое-что о самом себе. Я осознал, что я рожден для того, что только что сумел свершить. Если бы в тот момент у меня спросили: а зачем ты, доблестный сир Вэлли, полез на эту гору? я б ответил: да потому что она существует! Покорение новых вершин и открытие доселе неизвестных народам Рамерии чудес - мое призвание. Я был для этого рожден. Кто-то рождается пекарем, кто-то Архом, а Вэлли Нотраш... - он улыбнулся и кивнул Серенне, будто ожидая, что она закончит фразу за него. После недолгой паузы продолжил:
- Спустившись с горы, я первым делом описал увиденное в рукописи, которую назвал «Сто тысяч шагов вверх: восхождение на Пик Вэлли. Очерк». Моя книга рассказывает и показывает все, до мельчайших деталей. Каждый грамотный человек Рамерии просто обязан ее увидеть. Но вот тут...
По его лицу пробежала тень.
- Догадываетесь, кто встал у меня на пути?


«…А сир Вэлли Нотраш был рожден редкостным долбоклюем»
Вслух же Арх ничего не ответила. Только молча поглаживала перебравшегося к ней на колени кота. Шерсть тот уже прибрал, но на нарушителя спокойствия всё ещё косо поглядывал.
- Неужто это были жесткосердные издатели? Не захотели печатать ваш очерк бесплатно, из чистой любви к высокому искусству? – удачно скрыв глумливые нотки, попыталась угадать Сиф.

- Воистину так! - воскликнул Вэлли. - Отметали, как будто я им подсовывал не качественный образовательный материал, написанный с душою, от самого сердца, а сборник любовных стихов! Поразительно! Конечно, все это были происки всяких врагов и лжецов, не согласных позволить этому рыцарю обрсти славу и почет, которых он достоин. Но тем самым они лишили Рамерию книги, способной ее изменить!
Он грустно покачал головой.
- И более того! На выручку с продаж я мог бы отправиться к новым непокоренным вершинам открывать новые чудеса, но этой возможности мне так и не представилось. Мне пришлось вернуться в ряды вольных рыцарей в надежде подкопить денег, и все это время моя драгоценная рукопись была со мной. И вот теперь... теперь я получил новый шанс.
Он встал - гордый, улыбающийся, светящийся от самодовольства.
- Позвольте, госпожа Арх! Я вижу, вы прониклись услышанным! Я покажу вам свою рукопись, а вы, вы ведь член Ордена, у вас полным-полно влияния! Вы надавите на нужных людей - и вуаля, книга расходится огромным тиражом! Вы, конечно, сможете рассчитывать на порядочную долю! - подмигнул он. - Займемся просвещением страны вместе?

Арх закрыла глаза и медленно сосчитала до десяти. Может, пора бы выбрать себе парочку божков, чтоб в такие моменты им молиться?
- Нет, сир. Я не стану этим заниматься, - спокойно отчеканила магичка, глядя в глаза моэнайцу, - И извольте не тратить время на попытки меня переубедить. Моё дело – охота на дракона, а не светская благотворительность. Уверена, впрочем, что это испытание вы и сами одолеете.
«Просто свали уже»
- Спасибо за выпивку и беседу. Удачи в ваших славных деяниях. А теперь вам пора вернуться к товарищам.

Сир Нотраш смотрел ей в лицо с таким воодушевлением... Он явно ожидал положительного ответа. На самом деле этот мужчина всегда так выглядел после того, как рассказывал о собственных великих деяниях: многочисленные примеры скептической и отрицательной реакции на эти россказни ничему его так и не научили, и от каждого собеседника он ожидал если уж не оваций, то хотя бы яростного одобрения. И вот сейчас, точно так же как и сотни раз до этого, его постигло разочарование. Улыбка потихоньку поблекла, взгляд убежал с лица Сиф куда-то в направлении ее груди.
- Но как вы можете? - трагичным тоном вопросил он. - Позвольте, госпожа Арх! Это ведь, быть может, возможность из тех, что выпадают лишь раз в жизни! Только подумайте: Седьмая Арх станет известна как меценат, способствовавшая первой публикации труда легендарного исследователя сира Вэлли Нотраша! Да я... я поставлю медную табличку с вашим именем на самой вершине пика Вэлли! Прошу вас, подумайте еще! Заклинаю вас! - вскричал он. - Что мне мои товарищи! Их общество не сравнится с вашим, госпожа Арх!

Сиф устало потерла переносицу. Ладно, может, пообещать его чему-нибудь абстрактного?
- Сир, вы, кажется, упускаете из вида одну немаловажную деталь. Я не в столице. Я еду убивать дракона. У меня нет никаких гарантий, что я это мероприятие переживу. Если мне повезет, - что ж, тогда и только тогда, может, я подумаю над вашим предложением. Это всё, что я могу сказать. Пока же оставьте свою рукопись при себе – вы же не хотите, чтобы ее уничтожил огонь? При случае я найду, как с вами связаться.

- Подумает! - сердито воскликнул Вэлли. - Только подумает! Позвольте! Разве так отвечают человеку вроде меня? Подумайте лучше о том, какие просторы открывает мой талант к покорению неизведанного! А знаете что!
Он шумно допил остатки своего вина.
- Не откладывайте это на потом, - молвил он уже несколько более спокойно. - Вы ведь можете просто написать рекомендательное письмо? А? Или указать в моей рукописи, что она одобрена лично вами? И ехать никуда не придётся. И через несколько месяцев я пришлю вам жирный кошель с вашей долей! А? - почти умоляюще посмотрел он в глаза Арха.

- Человеку вроде вас? – опасно сощурилась Сиф, - Знаете, как отвечают человеку вроде вас?
Чудак зарвался слишком сильно. Она пыталась быть вежливой, уважительной, старалась не оскорбить раздутое достоинство этого драного павлина. Но терпеть такое хамство? Запятнать свое имя связью с его писульками? Нет уж, увольте.
- Сир, немедленно отойдите от моего столика, пока я не попросила охрану вам в этом помочь.

Сир Вэлли Нотраш окаменел.
- Позвольте! Но как же... - пробормотал он. - Как вы смеете!.. Ах, ну и что же!
Он протянулся через весь стол, схватил напиток, которым угощал Серенну и самолично его допил. Поставил опустевший сосуд на столешницу, утёр губы, заявил напоследок:
- А вы об этом еще пожалеете! Когда обо мне будут говорить на каждом углу - пожалеете!
И, развернувшись на каблуках, направился прочь.

Проследив за странной моэнайской местью, Арх только презрительно скривилась. Ну и ну.
Впрочем, обида вольного рыцаря её не слишком занимала. Лишь бы не привлекла слишком много внимания в шумной таверне.
- А вы о забытом мечике жалеть не будете? - насмешливо бросила Сиф ему вслед.

Опять драматичный поворот на каблуках, только теперь лицо сира Нотраша краснее напитка, который он только что у Сиф отобрал. Рыцарь быстро вернулся к столу, забрал обратно выловленное сотни лет назад в Бурой Трясине оружие, вернул его на место, фыркнул, как будто бы это не он себя только что дураком выставил, и ринулся прочь.
Но не забыл на прощание еще разок бросить:
- Вы пожалеете! Вы упустили большой шанс! Большущий, с вашего позволения!
Опять разворот - но на сей раз рыцарь буквально упирается в выросших у него на пути живой стеной Верридет и Харриса. Оба вопросительно смотрят на Сиф поверх его плечей. Нотраш делает шаг вправо и леди-рыцарь Эса делает шаг туда же; он делает шаг влево и за ним следует Харрис...

Внезапно вступившимся рыцарям Арх улыбнулась почти смущенно. Но довольно.
- Извините за беспокойство. Милсдарь перепил и забыл о... Соблюдении субординации. И приличий. Всё в порядке, просто дайте ему воздухом подышать, проветриться. Мозги вправить.
"Я бы предпочла, чтобы вы хорошенько дали ему под дых, но увы"
Она отодвинула подальше от себя грязные стаканы,  и устало потерла ноющее плечо. Везет же ей на бузящих рыцарей.

Леди-рыцарь Верридет и сир Харрис расступились ровно настолько, чтобы Нотраш мог между ними пройти, но впритирку. Они оба были выше моэнайца, так что зрелище было забавное: Вэлли с трудом протиснулся меж королевских рыцарей, чуть не потеряв равновесие, и устремился прочь, явно желая поскорее затеряться в толпе. Вмешательство спутников Сиф привлекло внимание толпы и вслед Вэлли понеслись негромкие насмешки. Зелёный костюм растворился в людской массе где-то у входа в заведение.
- Поздно заметили, госпожа Арх, - чуть поклонилась Эса Верридет.
- Он из вольных, - покачал головой Харрис. - А я всегда говорил: что же это за рыцарь такой, что служит только самому себе? Мало среди них приличных людей.
- Что с вашим плечом? - стрельнула глазами Эса. Ее губы сжались в тончайшую линию. Харрис оглянулся, пытаясь найти взглядом Вэлли.

- Видимо, в Бурой Трясине чётких представлений о рыцарской сути ещё сложилось, - устало ухмыльнулась Серенна, поглаживая все ещё волнующегося кота, - Всегда было интересно: чем такие фрилансеры отличаются от наёмников?
- С плечом? Ничего серьезного, это не из-за него, не беспокойтесь, - Сиф незаметно зыркнула в сторону Гвендолин. На самом деле на коже после вчерашнего остался багрово-красный след Фриззовской пятерни, но одежда это удачно скрывала. Жарко только.

- В Моэнае вообще слишком слабы рыцарские традиции, - покачал головой сир Харрис. - Немного я там знаю по-настоящему надежных людей. Ну вот разве что наш сир Майро Галвин...
- Ошибаетесь, мой друг, - возразила ему Эса Верридет. - В Моэнае как раз сейчас растет замечательное поколение храбрых и преданных короне рыцарей чуть раньше меня. Но...да, сельские реалии моэнайских болот накладывают на них свой отпечаток. Госпожа Арх, в идеале вольные рыцари от наемников отличаются тем, что не просят за свои услуги денег. Они путешествуют как сущие нищие, помогая там, где их помощь нужна, а живут на пожертвования от благодарного люда. Однако же ваше замешательство понятно: подавляющее большинство этих вольных ребят себя ведет именно как наемники. И это позорно!
Дальнейших вопросов по поводу плеча не последовало.

- Вольные рыцари должны работать бесплатно? - вскинула Сиф брови, - А я думала, дело в присяге. Наёмники её обычно не дают. Занятные, однако, у вас устои.
"И на кой черт рыцарю опускаться до бесплатной работы?"
Женщина непонимающе фыркнула, подозвала служку, чтоб тот убрал посуду да принес ей чаю. Пить что-то покрепче в одиночестве, но на глазах толпы, Арх постеснялась.

- Ну, присяга - это само собой разумеется, - хмыкнула Эса.
Служка забрал опустевшие сосуды и кивнул: мол, сейчас будет чай. Харрис и Верридет ещё немного потоптались рядом, удостоверяясь, что Нотраш не собирается возвратиться. Но - нет, зелёный рыцарь последний раз мелькнул в дверях постоялого двора и покинул помещение. Вскоре Сиф снова осталась одна за своим столиком - хотя, несомненно, остаток вечера её спутники-рыцари будут получше следить, кто там к ней подходит. В их глазах Арх просто в силу звания заслуживала не меньшего уважения, чем какая-нибудь благородная эффрамская аристократка голубой крови.
Старший рыцарь пожал плечами. Служка вернулся с огромной кружкой дымящегося чая - слабенького, но вкусного. Но недолго Сиф предстояло им спокойно наслаждаться...

В роли скептичной и усталой Сиф выступил не кто иной как Канье Уэст! 
avatar
Рехста

Звездная пыль: 2430
Сообщения : 555
Очки : 4569



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вт Сен 11, 2018 12:28 am

[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/65rlys6s5/fgvf.gif]Не прошло и пяти минут с момента исчезновения Сира Вэлли, как к столику Серенны Сиф подвалил Гольдстамм Штерах. Наёмник вынырнул из толпы (в которой он передвигался с неожиданной, казалось бы, грацией; Штерах с легкостью скользил в людской массе, почти не работая локтями) и вальяжным шагом устремился по направлению к столику Сиф. Оказавшись рядом, он чуть заметно поклонился и заговорил, с трудом перекрикивая стоявший в помещении шум:
- Госпожа Арх, как допьете, не желаете ли присоединиться ко мне и леди-рыцарю Фриззе во дворе? Мы вам покажем одну местную достопримечательность. Можете и кого-то из отряда Альтии пригласить, если желаете, но пока что все вежливо отказывались... - пожал он плечами и улыбнулся. Улыбка на устах Гольдстамма Штераха выглядела крайне неестественно. Эти тонкие, высохшие губы, обрамленные седыми усищами и увядшие от табака, к этой фигуре мимики были совершенно не приспособлены. Вероятно, улыбнись он таким образом ребёнку, он вызвал бы у несчастного ужас. Однако не было при этом в лице Штераха какой-то злобы или угрозы - нет, улыбнуться он попробовал искренне, просто не умел он этого делать.
За спиной у Гольдстамма открылись двери трактира. Внутрь вошла высокая молодая женщина в забрызганных дорожной грязью плаще и высоких сапогах. На её боку красовалась хорошая кожаная сумка на сложной перевязи. Новоприбывшая с угрюмым видом проследовала прямиком к стойке; к счастью, кто-то из особо галантных рыцарей отряда де Латтунцер помог ей пробиться.

То, что наёмник к плетению интриг наёмники были не особенно приспособлены, становилось уж больно ясно. Предлоги для разговора у старика были с каждым разом всё нелепее и нелепее. Проверить больную, поглядеть на достопримечательности… Медики-туристы, ей-богу.
- С удовольствием, сир, - сдержанно кивнула Арх, поднимаясь и направляясь к выходу. Чай всё равно был ни к черту.
«Вместе с Фриззе? Он нас что, мирить будет? Возьмемся за мизинчики и прощебечем "мирись-мирись-мирись, и больше не дерись, а если будешь драться – я буду кусаться"?»

Гольдстамм убрал с морды свою ужасную улыбку и тоже устремился к дверям. Только он, похоже, не ожидал, что Сиф поднимется и пойдёт вот прямо сейчас, и в итоге оказался позади неё. Так что воевать с толпой Серенне пришлось бы самой.
От Штераха несло каким-то спиртным напитком, в запахе которого присутствовали незнакомые Арху нотки.
- Я не сир, - напомнил ей мужчина по пути. - Вон вам сиры, - ткнул он рукой в направлении группы вольных рыцарей и хмыкнул.
Пока они продирались к выходу, женщина в высоких сапогах достигла стойки и уже вполголоса переговаривалась с трактирщиком. Помог ей, оказывается, сир Мелвин; мужчина выглядел озабоченным. Усатый моржечеловек в фартуке вдруг резко выпрямился и со всей силы шарахнул ближайшей бутылкой по чему-то твёрдому за своей стойкой; полетевшие шрапнелью осколки чудом не причинили никому серьезного вреда, все обошлось парой царапин. Луноподобное (если у лун бывают усы) лицо Малдорна поражало своей суровостью; весь вечер этот мужик излучал исключительно радушие и гостеприимство.
- Деарийцы! - рявкнул он. - Будет война!
Зал притих. Откашлялась незнакомка у стойки, вынула из-за пазухи пожелтевшую грамоту с огромной восковой печатью. Протянула её сиру Мелвину.
- Сударыня Скейра - королевский гонец, - объявил рыцарь. - Она из Лаумонгра.
- Подтверждаю. - прогрохотал Малдорн.
- Я везу в Валранг страшную весть, - чистым, звонким голосом объявила женщина. - Лорд Эльбион Тердинский созвал вассалов и поднял восстание против короны. Тердинцы громят сорвейрские рабочие лагеря прямо в этот час.
Она пожала плечами и закончила безжизненным тоном:
- Столичная провинция и королевская армия потеряли очень много людей в Ассии. Его Величество призывает на борьбу с мятежниками деарийских лордов.
И в обеденном зале повисло молчание. Пробиваться сквозь толпу стало легче - никто не сопротивлялся.

А вот Сиф не была мастерицей проныривать в гущу толпы. Обычно перед ней все расступались,некогда было тренироваться. Так что сейчас, с непривычки, она постоянно всех расталкивала плечами, локтями и шипением бранных слов.
- Привычка, уж простите. В столице куда ни плюнь, так в лорденыша прилетит, - хмыкнула она на ворчание Штераха.
Возвещенная новость Седьмого Арха никак не впечатлила. Но она все ж приостановилась - глянуть на чужие реакции. Её собственное лицо ничего не выражало, да Сиф ничего и не чувствовала. Давно ведь знала. Странно только, что гонцы так поздно сюда добрались, да ещё и в один день с латтунцеровским отрядом.

- Это ваше замечание куда больше говорит о вашем круге общения, нежели столице, - проворчал Штерах. Он ловко обогнал ее в толпе и поманил за собой. Если поведение человеческих масс подчинялось каким-то логическим законам, то Гольдстамму впору было писать по этим самым законам диссертацию - настолько хорошо он их понимал и чувствовал.
Как и Серенна, он не обратил большого внимания на известие девушки-гонца, только метнул в сторону Арха понимающий взгляд и вывел ее наконец наружу. Что же до реакций всех остальных, так совсем скоро в таверне поднялся взволнованный гомон. Очевидно было, что такого известия никто не ожидал, но разобрать конкретных мнений в шуме было невозможно. Рыцари де Латтунцер сгрудились в углу, а вольные бахвалились, что, мол, готовы ехать на фронт в первых рядах. Гонец глотала какой-то горячий напиток из высокого мутного стакана.
Гольдстамм вывел свою спутницу на улицу. Под вечер поднялся пронизывающий холодный ветерок. Мужчина протянул Сиф сверток - мешковатый простецкий плащ с капюшоном:
- Возьмите, укройтесь от холода.
«И лишних глаз», добавили беззвучно его губы.

Как просто люди принимают известие о войне! Сиф рассчитывала, что поначалу в толпе будет куда больще отрицания, попыток перевести все в шутку, уличить гонца во лжи. Гнева, в конце-то концов. Скорби.
Ан-нет, для людей это словно еженедельное событие. Для иных почти праздник. Непонимающе покачав головой, Арх поспешила на выход, чтобы с таким же удивлением встретить глазами протянутый сверток. Надо же, как подготовился.
- Спасибо, не-сир, - кивнула она.
Вместе с плащом Сиф накинула и морок, от чужих взглядов укрывающий куда лучше, чем кусок ткани. Теперь ее не заметят те, кто не ожидает встретить здесь и сейчас. Может, даже Фриззе не сразу разглядит.
- Далеко идти?

Гольдстамм промотал головой. Парочка выпивох у входа в трактир проводили их непонимающими взглядами; впрочем, снаружи сейчас действительно почти никого не было, холодный ветер загнал всех внутрь. Удивительное совпадение, ведь и решившихся на восстание тердинцев можно было бы сравнить с холодным северным ветром...
Гольдстамм и Сиф обогнули здание, пошли мимо стойл; а оттуда, из выделенного людям де Латтунцер сектора, как раз выходила тощая леди-рыцарь Лиара Люмьер. Она холодно кивнула Гольдстамму. Тот ответил тем же.
Разошлись.
Штерах привел свою спутницу на задний двор гостиницы, к неприметной калитке в заборе. Она оказалась незаперта. Заговорщики покинули территорию постоялого двора, прошли парой коротких переулков и вышли к маленькой, затерявшейся среди бревенчатых теремов Старой Станицы круглой площади. Посреди площади стоял памятник на искрошившемся от времени постаменте; венчавшая его литая статуя изображала человека в бесформенном мешковатом балахоне с поднятыми вверх руками. Узловатые, тонкие, женственные пальцы тянутся к небесам. Носки туфель статуи были вытерты до блеска и сейчас ярко блистали в лунном свете - очевидно, в этих местах коснуться статуи считалось хорошим знаком.
На постаменте была табличка, но в темноте прочитать, что там она гласила, было сложно. Лица увековеченного в бронзе человека тоже не было видно. Сверху оно было прикрыто капюшоном, нижнюю же часть размывала темнота.
Высоченная широкоплечая фигура появилась справа от статуи. Ее руки были скрещены на груди.
- Вот и Гвен, - пробормотал Гольдстамм. - Если хотите знать, статуя вроде как изображает Арха. В Деари таких статуй много. Последним оплотом драконов вроде как были горы, - махнул он рукой в том направлении, где высился рассекающий Терос горный хребет.
Массивный силуэт Фриззе приблизился. Она в какой-то момент резко выдохнула - видимо, увидела все-таки Сиф, только не сразу.
- Я хочу, чтобы мне все объяснили, - процедила она вместо приветствия. Говорила негромко. Все выходы к площади были прямыми, хорошо просматриваемыми даже в темноте переулками, незаметно подкраться смог бы разве что еще один невидимый Арх.
Штерах выпрямился, устремил свой взор ей в глаза и ровным тоном произнес:
- Никто, кроме Ребекки, тебе лично ничем не обязан. Госпожа Арх скажет столько, сколько посчитает нужным. - метнул он быстрый взгляд в сторону Сиф. - Я привел ее, чтобы доказать тебе: мы с ней действительно союзники.
- Ага, - уронила Гвен. Усилием воли она заставила себя успокоиться. - Госпожа Арх, я прошу прощения за свое поведение в прошлый раз. Не расскажете ли, что связывает вас с леди Ребеккой Рефрих и что вы знаете о происшедшем в Валранге?
Гольдстамм молчал. Он встал чуть впереди, чтобы в случае чего с легкостью вклиниться между женщинами.

Седьмая брела за наёмником в скрытном безмолвии, поглубже натянув на лицо капюшон и стараясь меньше глядеть на людей. Застыла лишь раз, точно застуканная за шкодничеством кошка, завидев фигуру рыцарши, но, видно, магия надежно укрыла Сиф, раз та не удостоилась даже кивка.
Образ безликого мужчинки ей примелькался – такие отливали в столице явно с одного образца, и наверняка таких воздеторуких Архов не один десяток по стране стоит и каждый год требует ремонта обламывающихся пальцев.
«Подумать только, как раньше нас ценили…»
Серенна устало выдохнула. Что ж, сейчас она хотя бы заслужила извинения.
- С Ребеккой меня связывают отношения исключительно деловые, если вы о этом. Я говорила - наши стремления совпадают, а потому я работаю на благо нашего общего дела. Что же до Валранга…
Сиф умолкла, раздумывая. Неторопливо, точно прощупывая, оглядела скромные виды.  И мимолетно улыбнулась. Нехорошо как-то.
- Я знаю, что те складные сказочки, которые вы поете отряду Латтунцер – ложь. Хорошо состряпанная, полагаю, не без помощи леди Рефрих, но полнейшая ложь. Я знаю, что вы предали своего лорда, впустили в валрангский донжон милсдаря Штераха с его наёмниками, а те уже перерезали глотки собравшейся там деарийской знати. Не без удовольствия, надо думать.
Щупальца мысленного трала движением почти привычным обвились вокруг излишне прямоватых Фриззовских извилин.
- Не знаю я того, что движет вами. Убеждения? Едва ли… Неужто вы пошли на это лишь потому, что попросила она? – Арх пожала плечами, - Так или иначе, не думайте, что я вас за это осуждаю или презираю. Вы сделали то, что должно, и мы должны быть вам благодарны.
Женщина вежливо склонила голову, не отрывая взгляда от парочки напротив.

Фриззе слушает. Внимательно. Ее мысли - уже знакомая смесь возбуждения и недоверия. Она злится на Гольдстамма, на Серенну, на, в конце концов, себя. «Откуда она все это знает?» - бесится Гвендолин. - «Что за планы строит Бекка, что в них участвует королевский Арх? Почему она все обо мне знает? На что намекает?» - вопросы, мелькающие в ее сознании, подобны рою разъяренных пчёл. Из них вырастает обида. Смертельная. Гвен Фриззе чувствует себя использованной и обманутой, и яростными усилиями воли старается эти чувства отогнать, вспоминая столь милый ее размякшему сердцу образ леди Рефрих. «Если кто-то мне и не солжет, то это она... Во что я ввязалась? Я делала это для неё, не для столичных ворон, не для бандитов с большой дороги...»
Отгоняет она и высунувшееся опять непрошеное чувство вины. Обвинения Сиф разят глубоко. Вонзаются прямо в душу. Гвендолин ведь уважала Фильбьеров. Гордилась тем, что им служила...
- Ты ей рассказал, - высказывает Фриззе злым шепотом самую очевидную догадку, метая взгляд в сторону Гольдстамма.
А тот пожимает плечами и говорит:
- И что с того?
- Мне следовало бы отрубить тебе башку, - шипит женщина.
- Вы вольны попробовать. - ровным голосом отвечает мужчина.
Взгляд Гвендолин скачет между Сиф и Штерахом. Останавливается на Сиф.
- Но вы же Арх, - цедит она. - Вы же служите короне. Как я...как Ребекка может вам доверять? Гольдстамм, она же прибыла со сворой королевских псов! И она ни разу не была в Валранге за все это время! Черт! Не знаете, что мной движет? А я вам скажу. Я люблю Ребекку и верю в ее дело. А что движет вами, а?! Почему вы достойны нашего доверия, Арх?
В ее мыслях возникают смутные картины из прошлого, в которых опять очень много Ребекки. А ещё вопрос она задаёт нечестный по отношению ко всем присутствующим, потому что ничто не заставит искалеченную душевно рыцарицу кому-то кроме Ребекки доверять.
Да и там уже проблемы.

- Вам не нужно доверять мне, - с мягкой улыбкой заметила Серенна, чутко следя за мыслями рыцарши, - Вам нужно доверять Ребекке. Доверять ее выбору, уму, способности разбираться в людях. Сомневаясь во мне вы, в первую очередь, ставите под сомнения именно ее действия. Это ведь Ребекка меня нашла, а не наоборот. Вам нужно смириться с мыслью, что наступает такое время, когда надо за что-то держаться. Рано или поздно приходится на кого-то положиться, без особых причин.
Женщина покачала головой.
«Доверие — слово для глупцов. Люди хоть иногда используют его, когда не собираются запудрить кому-то мозги?»
- Мотивы помогать вам у меня свои. У Ордена ныне немало проблем, и при нынешнем порядке их решить не выйдет. Ребекка же предложила мне возможность это сделать, и моя охота на дракона – непосредственный интерес вашей леди.
Лицо магички вдруг стало жестче, тверже и решительнее, проступили жилы на худой шее.
- К тому же я попрошу вас не забывать, что это не я привела сюда Латтунцерову свору. Она прибыла бы в Деари в любом случае. И вы должны радоваться, что имеете в ней своего человека, который сможет до поры до времени сбивать Альтию с пахвей и отводить ее взгляд от Валрангской правды, - сейчас голос Арха звучал холодно, точно она отчитывала ребенка, - Потому как выявляться она начнет явно очень и очень скоро.

"Вам нужно доверять Ребекке..."
Эти слова эхом отдаются в сознании Гвендолин Фриззе вновь и вновь. По кругу. Она доверяет. Старается. Ихо всех доступных ей сил. Однако же у неё не получается смириться с мыслями о том, что она, рыцарша, положившая на дело Рефрих свою честь, рискнувшая ради неё своими именем и жизнью, в конечном итоге может оказаться только винтиком в какой-то хитрой схеме. А хитрая схема ей видится из-за прибытия Сиф, которая вдруг знает куда больше, чем заслужила.
Гвендолин Фриззе хочет быть особенной, хочет быть ближайшей соратницей Ребекки Рефрих в борьбе за власть. Но она вспоминает холод, с которым Ребекка отправляла её вдогонку за Родриком Фильбьером; она смотрит в спокойные лица Гольдстамма и Серенны и совсем не чувствует себя правой рукой амбициозной интриганки, захватившей в Валранге власть.
"Это я должна этой парочке указывать, что и как делать. Это я сыграла ключевую роль в их плане. Это меня любит Бекка", - мрачнеет Гвендолин.
Но что она может сейчас сказать? Что может сделать? Угрозами Сиф и Штераха она не проймёт. Да и с чего бы ей им угрожать? Ведь, если посмотреть на всё объективно, ей практически не врали. Её не предали.
Просто Ребекка не посчитала нужным рассказать ей об Архе и не пояснила, насколько широко и далеко идут её планы. И это бесит Гвен.
"Все изменится, когда я привезу ей Родрика..."
- У меня нет выбора, так? - процедила она. - Мне остается только надеяться, что вы говорите правду. Положиться на Гольдстамма.
Она представляет себе, как Сиф ещё по пути тайком все пересказывает де Латтунцер и как королевская ищейка потом со взявшейся невесть откуда армией оккупирует Валранг. Представляет, как отправляется на виселицу вместе с Беккой. Скрипит зубами. "Как мы можем доверять Арху?"
- Но я буду за вами приглядывать, - бросает она, пытаясь сохранить хотя бы часть лица. Создает видимость хотя бы какого-то контроля над ситуацией. - Сбивайте нюх этой эффрамской псине получше. У неё достаточно влияния, чтобы одним письмом в столицу нас всех убить, ведь так?
- Не обязательно в столицу, - подал голос Гольдстамм. - Достаточно будет молодых Асандри и Дункатров. Или Лаумонгра.
Упоминание гарнизона заставляет Гвен поморщиться.
- А что с Девятым Архом? - спрашивает она. - О ней вы тоже всё знаете?


- За собой лучше приглядите, - смешливо фыркнула Серенна, - А не то ваши оговорки да пьяные выходки скажут де Латтунцер куда больше, чем я.
Эмоции Гвендолин ей понятны. Сиф тоже хочет быть особенной, и стремления ее не ограничиваются бытием Ребеккиной ручкой. Она алчет большего, гораздо большего… Но Арх умеет брать верх над этим горячим чувством.
«Надо будет сказать Ребекке, чтобы приласкала свою собачонку. А то ещё поедет у той крыша от сердечка разбитого, и пиши пропало»
- О случившемся – знаю. Что с ней – нет. И сомневаюсь, что смогу ее починить.
Седьмая зябко обняла себя за плечи. Она уже продрогла на вольно кутящем по площади сквозняке, а разговор с рыцаршей не обещал быть полезным. Сиф не хочет говорить ей слишком много.

Ментальный трал покидает мысли Фриззе. Нет больше прямого эфира из творящегося в её черепушке бедлама.
Гвендолин фыркает.
- Я себя Альтии не выдам, - оглашает она.
Комментарий Сиф касательно Девятого Арха Рамерии, кажется, ставит её в тупик. Глаза щурятся, губы кривятся. Она резко трогается с места, обходит и Сиф, и Штераха, и устремляется в направлении постоялого двора. Если Серенна хочет её задержать - сейчас последняя возможность. Стоящий рядом Гольдстамм вынимает трубку одной рукой, а второй, свободной, мягко касается выданного Сиф плаща чуть ниже плеча. Серые глаза мужчины бегают между лицом Серенны и удаляющейся спиной Фриззе.

Внезапно решившую удалиться рыцаршу Сиф только проводила удивленным взглядом. Ну что опять ей не понравилось?!
- И что это было? – непонимающе вздыхает Арх. Чужую руку она не сбрасывает, хотя и не понимает, к чему она. Останавливает от того, чтоб броситься за Гвендолин? Да Сиф и не собиралась, а кабы собралась, то плевала бы на такие сигналы.
«Сколько ни копайся в чужих головах, а все равно они остаются в потемках. Что с ней, сюсюкаться надо было? Сесть, обнять, за ручку взять, все разжевать да в ротик положить?»

- Думаю, она попыталась сохранить крупицы достоинства, - прокомментировал Гольдстамм, убирая руку. Он набивает трубку. Разжигает. Огонёк выхватывает из ночного мрака его словно бы высеченное из камня морщинистое лицо.
- Вы нашли хорошие слова. - добавил он. - Думаю, теперь она не полезет к вам по крайней мере до встречи с Ребеккой. А уж та её приструнит.
Вдохнул с наслаждением табачный дым, выдохнул, пустив несколько красивых колец.
- Серенна Сиф, я не испытал ни малейшего удовольствия от того, что учинил с деарийской знатью в Валранге. - медленно, чеканя каждое слово, произнёс он. - Не равняйте меня с Чинфером Маликом.

- Парочка прощальных слов достоинству никак не вредят, - резко мотнула головой Седьмая, - Она злится на Ребекку, а срывается на мне. Хотя это не я от нее всё утаиваю. Что за ребячество!
Арх испытующе вгляделась в лицо наёмника. Прикусила изнутри щеку, но согласно кивнула.
- Надеюсь, что так. Ваше презрение к власть имущим наталкивает на дурные подозрения.
Кутаясь в плащ, она отошла ближе к статуе, чтобы спрятаться с подветренной стороны.
- Кстати о Маликах и иже с ними. Вы говорили, что присмотрите за Ангдушем. Успели что-то необычное приметить?

Гольдстамм хмыкнул. Пустил ещё несколько дымных колец.
- Этой женщине придётся повзрослеть, иначе она не переживет событий ближайшего месяца, - спокойно произнёс он. - Но у людей её сословия с этим туго. Нет, Серенна, на самом деле я ненавижу не столько самих власть имущих, сколько систему, которая позволила им там оказаться. Некоторые из них - такие же её заложники, как и я. А для того, чтобы всё это сломать...
Он сделал глубокий вдох.
- ...придется пролить немало крови людей и больших, и маленьких.
Мужчина сделал шаг за Серенной, просто чтобы она и дальше могла без проблем слышать его приглушенный голос.
- Нет, Серенна, рановато спрашиваете. Я не хочу зря маячить у него перед глазами. Я пощупал его седельные сумки на досуге, равно как и тюки на ваших вьючных лошадях, но его бомб не отыскал. Ничего интересного не могу вам сказать, кроме того, что он трахается с сиром Патайоном. - губы Гольдстамма резко скривились. - Надо же, первый тариб, которого встречаю за очень долгие годы, и сразу содомит…

Седьмая молча кивнула. Подобные мысли мучали ее саму. Как бы Арх ни храбрилась, но на деле ведь никогда не убивала никого, разумней таракана. И именно неотвратимость грядущего кровопролития, смертей людей совсем простых, вроде десятника Спейхеля, ни в чем особенно не виноватых, душила ее каждый раз, как Седьмая оказывалась наедине с собой.
И ведь поделиться было не с кем.
Впрочем, сейчас от них Штерах успешно отвлек.
- Что? О… Э-э…
Покрасневшая Сиф ещё что-то невнятно крякнула, хихикнула, прочистила горло. Связать те тягучие стоны из рыцарской палатки, что не давали половине отряда спать, и маленького тариба… Связать тариба… Нет, хватит, хватит.
«А как он?.. Кто у них сверху? Или… О, чёрт, Сиф, это не твое дело!»
- Ну, м-мгхм, хорошо. В смысле, не важно. Кхм. Так или иначе, я…
Женщина потерла переносицу, собираясь с мыслями.
- В общем, я кое-что выяснила. Сегодня он заговорил со мной. Предупредил, мол, за мной следит сир Роланд Атригер. Неприметный такой рыцарь из нашего отряда. Врал, конечно. На деле надзирает этот Роланд как раз за Ангдушем. Последний же, полагаю, рассчитывал от этой проблемы как-то избавиться, свалив на меня. А сам Наррим определенно держит под наблюдением меня. По указу Первого Арха, если я верно всё поняла. Он использует артефакт – такое простенькое зеркальце с ручкой. Запирается, где поукромнее, в тех же уборных, и докладывает.
Сиф вновь боязливо огляделась.
- Я пока не знаю, что с этим всем делать, - призналась, - Но вам, наверное, нужно иметь всё это ввиду.

На стеснение Сиф Гольдстамм отреагировал только серией дымных колец. Красивых. Разного диаметра. Правда, в поблескивающих в неярком свете тлеющего табака глазах мелькнула смешинка.
Улыбаться он, к счастью, не стал. Спокойно выслушал последовавшие слова и призадумался на целую минуту. Потом его тонкие уста наконец отлепились от мундштука и захрипели:
- Я не силен в столичных интригах. Вам виднее, кто и зачем за вами или за Ангдушем может следить. Как думаете, он знает, что вы пошли против своего ордена? Вы же копались в его башке?
Чуть погодя добавил:
- Ваши слова о Первом Архе мне не нравятся. Доклады Ангдуша надо бы прекратить. Можно выпытать у Роланда, чем это его интересует тариб. А еще можно и даже нужно просто что-то сделать с его зеркальцем. Выкрасть, разбить...вам виднее. Чинфер справится. Чинфер мог бы и просто убить мерзавца, но де Латтунцер... - покачал Штерах головой.

- Думаете, я в них сильна? Да уж конечно… И никуда я еще не пошла, - пробурчала Сиф, хмуря брови, - Я уже говорила, что не слишком-то хороша в магии разума. Не могу точно сказать, но мне кажется, Ангдуш еще не знает. Он ведь не до конца понимал и то, зачем ему это поручают. Может, подозревает, как и Орден, но, будь у них серьезные доказательства, меня бы здесь не было, так?
Женщина вяло улыбнулась, будто бы несмешной шутке.
- Да, разбить было бы надежнее. В идеале, конечно, будто бы случайно – лошадь вдруг оступилась, а мешочек с ним был плохо привязан… Но такое трудно провернуть, знаю. Вернее, не знаю. Вы в этом лучше разбираетесь.

На то, что Сиф "никуда ещё не пошла",  Гольдстамм метнул в её сторону пронзительный взгляд; зрачки его опасно сузились. Но никак комментировать он это замечание не стал.
- Я поручу Чинферу попробовать подслушать один из этих его разговоров. По возможности. Малику всё равно надо будет сначала понять, где зеркальце ваше хранится, чтоб его разбить. Если успеет до прибытия в Валранг - хорошо. А там я этому нюхачу по дворцу свободно передвигаться не позволю. - хмуро объявил он. - Но вы не беспокойтесь, Ребекка хорошо подготовится к нашему прибытию и придумает, как избавиться от этого шибздика.
Снова летят в небеса дымные кольца...
- А с сиром Атригером будем что-то делать?

«Как-как? Шибздик? Это что, словечко из его юности? Когда это было, полвека назад?»
- Хорошо. Спасибо вам, - улыбнулась она своим мыслям, - И не нужно глазками в меня стрелять. Я имела ввиду лишь то, что официально я ещё ничего против Короны и Ордена не сделала.
Новый вопрос заставил уже Серенну ненадолго замолчать. Поковырять каблуком сапога землю. С интересом поглядеть за тем, как Гольдстамм курит.
- Надо бы, - наконец выдохнула она, - Враг твоего врага, и всё в этом духе. Просто я понятия не имею, как к нему подступиться. Не могу же я за ужином к нему подвалить да расспросить про дела шпионские. Но и к стенке его припирать не за что.

- Ну, да, - вынужден был признать Штерах, осклабившись. Заметив, что Серенна провожает глазами дымные кольца, он выпустил целую серию. Последние два двигались быстрее всех прочих и были меньше диаметром: они пролетели по «тоннелю» из колец побольше и умчались в ночное небо.
- А какие вообще могут быть проблемы у Ангдуша с рыцарем? Зачем за ним следить? Если его подозревают, что это он нарочно королевского отпрыска дракону скормил, то надо было просто брать и допрашивать. Зачем королевский гвардеец к нему приглядывается? - принялся рассуждать Гольдстамм. - Это ведь очень необычно для представителя рыцарского сословия, так?
Он кашлянул.
- Сможете залезть этому Роланду в башку?

Выделывания старика Арх оценила.
- Здорово у вас это получается, - весело хмыкнула Седьмая, оценив выделывания старика, - Представить страшно, сколько тут лет практики. Я как-то читала об Архе, который и целую флотилию воздушных корабликов мог меж таких колец пустить. Только вот и курил он совсем не табак…
Сиф с улыбкой похлопала затертые башмаки литой фигуры.
- У Наррима мелькала мысль, что это может быть связано с его темным прошлым. Должно быть, из Ханства его выпроваживали пинками под зад.
«И ему было особенно больно»
- Залезть-то залезу, но я могу разобрать лишь те мысли, что находятся у человека на самой поверхности. То, о чем думают достаточно четко, почти проговаривая. То есть его все равно придется вывести на эту тему в разговоре, и притом весьма провокационно. Многие люди очень хорошо скрывают свои мысли и чувства от такого вмешательства, когда спокойны. Вы, например.

- Благодарю. - лаконично отвечал Гольдстамм. Баловаться с кольцами дыма, однако, прекратил, продолжил курить нормально. - Боюсь спросить, что же в таком случае Архи курят.
Он резко посерьёзнел, когда Серенна упомянула опасения Ангдуша.
- Вот как? Я не много знаю о тарибских обычаях, честно, да и сложно поверить, что у его врагов в Ханстве могут быть такие длинные руки... Но раз он сам так подумал...
Штерах задумчиво поскреб поросший стального цвета бородкой подбородок. Выслушал объяснения о ментальном трале.
- Я не специально, - пожал он плечами. - Может, попробуете? Я не очень хочу на рожон лезть между вашим Ангдушем и человеком, который пришёл из самого Ханства его убивать.

- Полагаю, насчет ханства – это его паранойя. Будь у него там действительно столь жуткие враги, то подослали бы они такого рыцарька много-много лет назад. А сейчас, да ещё и в большом отряде, убивать его – сущая глупость. Конечно, я придумаю что-нибудь. Нам, наверное, нужно бы уже возвращаться? Или вы снова хотите докурить?
«А плащ мне тогда куда потом деть?»

- Резонно, - признал Гольдстамм. - Но он не выглядит, как человек, который будет зря беспокоиться...
Он согласно кивнул, когда Сиф пообещала что-то придумать по поводу путешествия в неизведанную доселе территорию мыслей сира Роланда Атригера.
- Я-то еще покурю, - мундштук снова двинулся к сухим губам, но в последний момент остановился. - Между прочим, незадолго до того, как мы вышли из трактира, Рина пришла в себя. Она совсем слаба, но соображает. Кажется, господа рыцари все пытались устроить, чтоб местную целительницу к ней вызвали сегодня же ночью, но не знаю, достигли ли они успеха.
С этими словами Штерах предоставил Сиф самой решать, как она сейчас поступит. Мужчина же остался у статуи курить.

- Правда? - рассеянно переспросила магичка, - Это хорошо. Не сомневалась, что она выкарабкается. Что ж, тогда всего доброго.
"Навестить ее, что ли? Только вот хочет ли она меня видеть?"
Меж каких из однотипных домиков они проходили, Сиф почти не запомнила, но упрашивать проводить обратно не хотелось.
"Вроде как к статуе мы вышли со стороны задницы, а значит... туда?"
И, доверившись этой догадке, Арх поспешила к теплоте гостиницы, не забыв вновь накинуть на себя морок.

К счастью для Сиф, дорогу найти было несложно, и помнить ее для этого было совсем не обязательно. Принесенная крылоногой вестницей новость о восстании провинции Тердинь зажгла человеческие сердца и глотки. И если в первые минуты после прибытия страшного известия все еще были шокированы и пребывали в оцепенении, то теперь на постоялом дворе поднялся такой галдеж, что мимо прошел бы разве что глухой.
Плащ Гольдстамм забирать у нее не стал, а морок надежно скрыл от чужих глаз вплоть до прибытия в основной зал постоялого двора.


В роли Серенны Сиф сама Серенна Сиф, с которой я удачно встретился на Тиндере!
avatar
Рехста

Звездная пыль: 2430
Сообщения : 555
Очки : 4569



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вт Сен 11, 2018 12:30 am

ИНТЕРЛЮДИЯ
Путь в Валранг – последние два дня
[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]
Пятый день на Деарийском Тракте ознаменовался ранним появлением в “Вепре-Шляпнике” статной женщины в простом сером платье, подпоясанном широким суконным кушаком. На боку её красовалась необъятная бесформенная сумка.
Посетительница вошла в двери трактира около шести утра. Основной зал в этот час был почти пуст, за исключением нескольких особо ранних пташек. Например, госпожи Арианы Аутрикс, которой, видимо, по-прежнему не спалось. А ещё там сновали несколько трудолюбивых служек, готовивших постоялый двор к новому рабочему дню. Кого не было, так это уснувших прямо за своими столами пьяниц: таких выпивох из “Шляпника” господин Морж выкидывал собственноручно.
Женщина, задрав нос, прошествовала меж столов и стульев, нещадно отодвигая те, что мешали ей протиснуться. Благородная седина стянутых в тугой пучок волос и морщинистость кожи указывали на почтенный возраст, но тело, находящееся в превосходной физической форме, так и светилось здоровьем.
Её тут знали как Тётушку Сэй; знали и причину, по которой она тут появилась. Одна из девушек, работающих в заведении, услужливо показала ей дорогу к комнате, где положили отдыхать Рину Кирсе. Там эта дама и провела следующие несколько часов, вплоть до отъезда отряда. Кто-то из членов отряда вполне мог и навестить её в это время – рискуя, правда, получить взбучку за то, что отвлекали от процесса осмотра больной и обработки её ожогов.
К тому времени, как пришла пора вновь отправляться в путь, Тётушка Сэй вынесла свой вердикт: Рине нужен долгий отдых, и поездка в Валранг ей не рекомендуется, если только в этом нет чрезвычайной нужды. К удивлению всех присутствовавших, находившаяся в сознании Рина проявила недюжинное упорство, настаивая, что в Валранг ей поехать очень хочется, и еще пару дней пути в конных носилках она перенесёт. Сэй пофыркала, повздорила, поругала подопечную, в процессе всучивая той всё новые кисеты с болеутоляющими и целебными травами.
Конечно, в определенный момент прозвучал неизбежный вопрос о вплавившемся в кожу ожерелье. Тут Сэй всех ободрила: сказала, что при желании она могла бы отодрать его и сама, не так уж и крепко оно прилипло, но перед поездкой делать этого не стоит. Она порекомендовала обратиться в Валранге в центральную лечебницу, а перед этим – обратиться к кузнецу. “Надо!” – свирепо заявила она, когда сир Харрис попытался выяснить, каким боком тут вообще кузнец может понадобиться.
Сэй выразила крайний интерес к драконологу Хэлсону и улучила с ним несколько минут наедине. Тот всё ещё был лишен способности говорить – яд муравьев-болтов может действовать очень долго! – но ключевые детали о драконьем пламени женщина из него вытрясла. Покидая “Вепря-Шляпника”, она хмуро поглядывала на небеса, будто ожидая, что чудище вот-вот явится в Старую Станицу.
Отряд двинулся дальше.
Последний участок Тракта оказался на удивление оживленным. К его широкой, змеистой ленте примыкали всё новые и новые просёлочные дороги, ведущие в многочисленные деревни и посёлки типа Старой Станицы. И чем дальше продвигался отряд, тем больше им встречалось едущих в Валранг крестьян и фермеров с нагруженными доверху возами провизии. Иногда встречались и отряды солдат – не королевской армии, а разношерстно вооруженных и одетых ландскнехтов. Встречались и вольные рыцари; например, та ватага, что заняла постоялый двор напротив “Вепря-Шляпника”, обогнала отряд Латтунцер примерно в полдень. Придорожные трактиры встречались по нескольку раз в день.
Впервые за дни совместного путешествия разговоры в отряде в первую очередь шли не о драконице и похищенном ею принце, и даже не о Родрике Фильбьере и постигшем его семью горе. Нет, теперь думы рыцарей устремились в северо-восточном направлении, туда, где в далёкий и дикий Сорвейр маршировали полки солдат под тердинскими знамёнами. Ах, сколько обсуждалось разнообразных вопросов! Почему лорд Тердинский выступил сейчас, а не вместе с ассийскими повстанцами пару лет назад? Стоит ли ожидать от него атаки по морю? Замок Тердинь из себя представляет вторую по размерам гавань Рамерии – у старика Эльбиона хватит кораблей, чтобы с моря обрушить на Эффрам целую армию... Но планирует ли он вообще отбивать столицу? Гонец, со слов которой они услышали возмутительную весть, не знала, выступил ли Эльбион с какими-то требованиями, а официальное послание, которое она несла, ей повелели доставить в целости и сохранности в Валранг. Присутствие юного Фильбьера в отряде не послужило достаточно весомым аргументом. Ещё утром гонец умчалась вперёд на своей ветроногой кобыле.
А какими силами Тердинь располагает? Здесь в центре расспросов оказалась леди-рыцарь Аутрикс, которая в северных землях родилась, выросла и рано поседела. Посовещавшись, рыцари пришли к выводу, что объединенная тердинская армия по численности сейчас должна быть равнозначна королевской, но это без учета моэнайских и деарийских вассалов. И если на болотах Моэная хорошо если наберется несколько тысяч хороших солдат, то вот люди Деари чашу весов на сторону Ульрика склонить могут легко. Фильбьеры, Асандри, Дункатры, Висфельты, еще несколько семей поменьше – и вот тебе десять тысяч вояк, набравшихся опыта в вечных деарийских междоусобицах.
- Гонец сказала, там приказ мобилизовать всю провинцию. Деарийцы пойдут на север - разглагольствовал сир Харрис.
- Долго же они будут маршировать, - сморщился тогда сир Мелвин. – Через всю страну...
- Ну а что делать? Без них не победим.
- Мы уже никак не победим, - с мрачным выражением на лице изрекла леди-рыцарь де Лиммет. – Мы и в гражданской войне с Ассией не победили. Мы побили ассийцев, но страна наша от всего этого только проигрывает, - грустно покачала она головой, и на том дискуссия застопорилась.
Впрочем, совсем скоро ожила вновь – тема-то больная.
Потихоньку начали приходить в себя господин Хэлсон и госпожа Катц – впрочем, наверняка сказать, встанут ли они на ноги до прибытия в Валранг, не мог никто.
Местность, по которой пролегал Тракт, особо не отличалась живописностью; преимущественно сухие скалы и холмы, увитые колючими кустарниками и остролистной травой. Уже почти не попадалось по пути лесов, хотя местные утверждали, что поближе к пролегавшей неподалёку Южной Цеа можно найти множество маленьких, уютных, разукрашенных сейчас во всю буйную осеннюю палитру рощиц. Но отряду не суждено было увидеть реку до прибытия в столицу провинции – кратчайший путь в Валранг от Старой Станицы шёл перпендикулярно её руслу. Не слишком богатым разнообразием отличалась и местная фауна: из животных покрупнее – олени да мелкие антилопы, плюс волки, которые охотились и на тех, и на других. Ночью, предшествовавшей шестому дню пути, их вой не давал спать половине отряда.
Встречавшихся им по пути людей больше всего интересовала задача отряда де Латтунцер: все хотели побольше знать о драконе. Иногда какой-нибудь прямодушный Фелан выкладывал на блюдечке с голубой каемочкой всю подноготную о составе и задачах отряда, и тогда к госпоже Арху очень настойчиво пытались пробиться желавшие увидеть чудеса или получить благословение простолюдины.
Рина Кирсе пришла в себя, и пусть она по-прежнему была слаба, она теперь находилась в сознании и большую часть дороги болтала с юным Эдди. О налете дракона она по очевидным причинам вспоминать не очень хотела.
Старый пилигрим и его юная подопечная всё ещё ехали с отрядом. Девочка сдружилась с юным лордом Родриком.
Гвен Фриззе была сама угрюмость, Ангдуш, по каким-то собственным причинам, тоже. Гольдстамм Штерах, как обычно, коптил небосвод целыми днями. Пару раз объявился Чинфер Малик. Его постоянные появления и исчезновения начали вызывать у рыцарей подозрения, но пока что безобидные: дескать, чего этот чудак так беспокоится? Скакал бы уже по своим делам...
Ночь с пятого на шестой день они провели на безымянном постоялом дворе, где им смогли предложить горячий ужин и почти чистое постельное белье. Вот только уединиться там было негде – заведение совсем маленькое, переполненное, в комнатушках во всех по три кровати. Охотники на дракона выехали рано утром.
Ничем примечательным этот финальный день пути не ознаменовался. Еще до обеда оруженосец Эдди подошёл к Серенне Сиф и застенчиво ей сообщил, что “сударыня Кирсе” очень хочет с ней поговорить, как ему кажется, на тему ожерелья на её шее. На Тракте им встречалось всё больше людей с возами провизии. Всё чаще звучали разговоры о том, что разгневанные Асандри и Дункатры маршируют на Валранг, и сейчас тамошний кастелян вместе с леди Ребеккой Рефрих готовятся к худшему. Если умаслить подростков, вставших во главе огромных и могучих Домов, не удастся, то замок окажется под осадой.
Встречались отряду и идущие из Валранга путешественники. Быть может, кто-то решил с кем-то из них переговорить? На выбор были малограмотные крестьяне, предприимчивые купцы, бегущие от возможной войны паникёры и даже одна гадалка с неестественно тёмной кожей. О чем они могли поведать?..
Уже звучали и слухи о драконе. Многие кметы взахлёб рассказывали о том, как дети их троюродных сестёр, живущих в деревнях с фантастическими названиями, совершенно точно видели дракона летящим не то на Лаумонгр, не то на Валранг, не то на север, в Далуа. И пусть местоположение дракона в их историях всегда было разным, описания зачастую сходились с удивительной для тёмного и суеверного народа точностью: четыре лапы, два крыла, хвост, серебристая чешуя. К счастью, вестей о том, что дракон что-то сжёг, не поступало: по всему выходило, что он просто летает где-то по округе, возможно, присматриваясь к новым целям. Многие люди, узнав о цели путешествия де Латтунцер, начинали умолять отправить в их деревню парочку благородных рыцарей на всякий случай. Обуявший их страх красноречиво намекал, что провинции, а особенно находящемуся в районе Валранга региону, требовался правитель. Юный Родрик воодушевился и приказал доставить его в семейный дом как можно скорее.
Вариантов у отряда было два: либо не отдыхать и приехать в Валранг ночью, либо переночевать в последний раз в дороге и прибыть в столицу Деари утром. Это решение, конечно, было за Альтией де Латтунцер. Привал можно было бы сделать во вполне порядочной на вид таверне, “Буром Великане”, где особо важным гостям, вроде больных, Арха, Родрика и самой Альтии даже выделили бы отдельные комнаты.
К вечеру поднялся туман, да и сумерки в это время года сгущались рано, так что башен Валранга на горизонте видно не было. Но Гвендолин Фриззе заверяла: они там, и до них всего несколько часов ходу. Она так и призывала не жалеть коней и преодолеть последний участок чуть ли не галопом. Сир Харрис, наоборот, утверждал, что спешить смысла нет: лишние полдня погоды, мол, не сделают, а переломать лошадям ноги в темноте на “этой жалкой пародии на Тракт!” – риск непозволительный. Да и сударыне Кирсе, несомненно, стоило отдохнуть...
avatar
Рехста

Звездная пыль: 2430
Сообщения : 555
Очки : 4569



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 8 из 8 Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения