На крыльях ярости или История Соланы

Страница 7 из 7 Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вт 14 Ноя 2017 - 2:42

Первое сообщение в теме :


Невесть откуда в славные земли страны Рамерии заявилась яростная и непримиримо воинственная драконица. Она жжёт мирное население и даже похитила юного наследника престола, Карила Манайона. Часть деревень и поселков в устье реки Цеа обратилась в горелые руины. Люди в ужасе взывают к своему королю...
И король отвечает на их зов! Группа лучших рыцарей королевства отправляется искать дикую тварь, чтобы положить конец её бесчинствам. С ними - маг из древнего ордена Архов, бывший телохранитель принца, лучший стрелок в стране и интересующийся драконами историк. Маленькая группа героев выследит чудовище и ударит по ней, когда она не будет ожидать. 
Удастся ли их замысел? Падёт ли зверь, водрузят ли его уродливую голову в тронном зале Ульрика I Манайона? Или же им суждено пасть в неравной схватке с жарким пламенем и острыми когтями? Или же у некоторых героев цели вообще другие? Только время даст ответы на эти - и многие другие - вопросы.

~ УЧАСТНИКИ
ШАОЙ в роли Альтии де Латтунцер, Королевской Охотницы на Драконов
НИРА О'БЕРН в роли Серенны Сиф, Седьмого Арха Рамерии
ГЕНРИ в роли драконолога Рендольфа Хэлсона
РЕНЕ ЭСКОРЦА в роли Наррима Ангдуша, Телохранителя Его Высочества
КАЙ в роли Киары Катц, Мстительницы из Беловальной
РЕХСТА в роли Карила Манайона, драконицы Соланы, хозяев замка Валранг, Первого Арха Рамерии, короля Ульрика, генерала Гаута Кахтейна и многих, многих других...
Бывшие участники: Амалур (Наррим Ангдуш), Шида Каин (Наррим Ангдуш)

~ ИГРОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
(Если вы просто интересуетесь нашей игрой и читаете нас: по ссылкам ниже возможны спойлеры!)
Общие сеттинг, лор и информация о мире
Правила и Рекомендации
Часто (на самом деле хотя бы однажды) Задаваемые Вопросы
А вот тут лежит карта мира
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 528
Очки : 4542



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз


Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Пт 22 Июн 2018 - 20:05

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]Ящик опустился Альтии в руки едва ощутимой тяжестью. Грубые стальные рукавицы нетерпеливо повертели его туда-сюда, грубо шаркнули по зачарованному дереву, стряхивая пепел и приставшую землю. Жалобно скрипнула крышка.
Ничего.
- Спасибо, Ангдуш, - Альтия вздохнула, возвращая королевскому убийце коробку. - Я ценю вашу наблюдательность. Видно, остается дожидаться Седьмую...
Латтунцер едва ли не подпрыгнула, когда позади, словно по волшебству - впрочем, чего еще ждать от Арха? - раздался вкрадчивый голосок. Ангдуш тут же получил короткий, чуть нетерпеливый прощальный кивок.
- Есть новости? - Командующая, несмотря на легкий тон, буравила магичку испытующим взглядом.
История Рины тронула ее губы легкой улыбкой.
- Похоже, нашей погорелице благоволит сам Мертвый Бог. Одного только я не пойму - что такого ценного может быть в шляпе, чтобы прятать ее в огнеупорный сундук. - пластинчатые наплечники чуть позвякивают, когда женщина пожимает плечами. - Благодарю. Что-что, а человеческий отдых вы уж точно заслуживаете.
Распрощавшись с чернокудрой колдуньей, леди Альтия в последний раз проверяет подпругу, поправляет бард и легко запрыгивает в седло. С конской спины Роща Мира выглядит еще пустынней; скоро она опустеет, затихнет, а потом и вовсе порастет сначала бурьяном, а потом и жуткими историями. Латтунцер выдыхает облачко пара, тянет поводья, разворачивая коня в сторону дороги. Тонкий профиль поднимается к небесам, представляя, как там, за паутиной горелых ветвей и дождливой мглой, летит беспощадный монстр.
Мистраль делает шаг, наполовину утопая копытом в маслянистом пепле.
"В Валранг"
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 457
Очки : 1461



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вс 24 Июн 2018 - 18:26

[av=https://cdn.discordapp.com/attachments/379638058301128708/385225784995872768/7d70b0ee872ea176.png]ИНТЕРЛЮДИЯ
Путь в Валранг - первые два дня

Они приехали в Рощу Мира одним осенним промозглым утром, ожидая найти здесь горячую воду, вкусную еду, крышу над головой, свидетелей присутствия дракона в Деари, почтовых птиц и прочие прелести островка цивилизации в провинциальной глуши; а нашли только пепел, бродячих псов и одну искалеченную, лишённую голоса выжившую. Теперь эта выжившая спит в конных носилках. Её сон беспокоен; то и дело несчастная Рина Кирсе просыпается оттого, что её средство транспорта натыкается на ухаб или корягу. Что поделать, лошадка эта привыкла к куда менее нежным грузам… Но усталость и истощённость организма берут своё, и после каждого неприятного пробуждения женщина проваливается обратно в страну снов.
Гольдстамм Штерах отдал приказания своим людям и они, будучи налегке, поехали впереди отряда рыцарей, распространяя весть о гибели Рощи Мира и всех её жителей. Сам Штерах остался с рыцарями, разумно подозревая, что у некоторых членов отряда Королевской Охотницы на Драконов могут быть вопросы и к нему. Временами к рыцарям приезжал офицер, известный нашим героям как Чинфер Малик: этот бледный, усатый мужчина кратко о чём-то докладывал Гольдстамму и снова исчезал на своём быстроногом коне.
Вечером первого дня отряд встал на привал у того места, где люди Штераха недавно нагнали Галдрика Баумарта. К этому времени они уже покинули выжженую полосу. Леса Деарил здесь чуть-чуть живее: зверье, в панике убегавшее от пожара, уже возвращается. Стоянка отряда расположена у землистого оврага глубиною пятнадцать метров, куда ребята Гольдстамма скинула труп павшего рыцаря. Он и сейчас там лежит, хотя различить его сложно. Не обремененные законами чести мечи провинции Деари сдернули с похитителя лорда Родрика доспехи и сапоги.
На второй день путешествия случилось чудо: в час, когда погорелица мучалась от тяжелейшей лихорадки и воспаления ожога на шее, друг Гольдстамма Чинфер Малик приехал с молоденькой травницей из Серобоберья. Круглоглазая девица назвалась Лори, ученицей знахарки, и она шла в Рощу Мира, чтобы продать снадобья и припарки от самых разнообразных хворей. Девчушка выглядела прямо-таки комично со своим туго набитым рюкзаком. Часть своего ассортимента она рыцарям показывать поначалу постеснялась. Лори временно присоединилась к отряду.

[Сиф] Прибытие Лори ознаменовывается мимолетной вспышкой Арханы, исходящей из сумки Сиф. 

[Торговец] Каждый персонаж может закупиться у Лори соразмерно своим финансовым возможностям. В ассортименте Лори есть как сухие травы, так и готовые настойки и припарки. Ассортимент включает препараты от боли, от кровотечения, от лихорадки, от ожогов, от бессонницы; есть снотворное; есть настойка из кабаньего клыка для мужской силы; есть приворотное зелье, зелье для сведения бородавок, зелье от облысения; есть галюциногенные грибы; табак (только сухой), лауданум, хинная кора, подорожник, сушёные мухоморы. Наличие чего-то ещё уточнять у Мастера. Покупка делается через Мастера, точные финансовые возможности обговариваются в индивидуальном порядке, навскидку они высокие у рыцарей, Альтии и Сиф, средние у Хэлсона, низкие у Ангдуша и Катц.

Рыцари по-разному отнеслись к находкам Рощи Мира. Но они, опытные и умелые вояки, умели прятать свои чувства и преодолевать похожие неудачи. Только действительно опытный и чуткий командир мог прочувствовать настроение этого отряда героев Рамерии.

[Де Латтунцер] Уровень морали отряда:
Высокий - Фелан, Фон Маусгерц, Де Лиммет, Верридет. Этих четверых находки в Роще Мира только подогрели.
Нейтральный - Харрис, Патайон, Удилл, Атригер, Люмьер. Улыбчивого сира Роже Патайона потрясли события в Роще Мира; Атригер просто всегда спокоен, как лось. Лиару Люмьер сложно представить в приподнятом настроении. Харрис и Удилл - люди многое на своем веку повидавшие, и с осторожностью относятся к Роще, к Рине Кирсе и к людям Штераха.
Низкий - Аутрикс, Дуссат, Мелвин, Галвин, Эдди. Они так и не отошли от увиденного. Эдди пытается держаться молодцом, но его явно мучали кошмары в ночь после Рощи. Да и поручение закопать детские трупы не пошло на пользу его морали. Галвина выводит из себя Рина Кирсе: он не верит, что человек мог выжить в том гробу. Желудок Мелвина так и не успокоился. Аутрикс ходит злая как чёрт, Дуссат не доверяет Фриззе и Штераху.
Полное безразличие - Йиллинг. Девятипалый жуёт сонную ветлу и смотрит на всё с абсолютным равнодушием.

Лорд Родрик Фильбьер, правитель провинции Деари (хотя никто не сомневался, что король, узнав о смерти своего старого друга Адрела, прикажет выбрать взрослого и ответственноо регента, в такие-то времена), ехал с леди Гвендолин Фриззе на её благородном Онорисе. Он любил расспрашивать рыцарей об их деяниях, о великих битвах и славных подвигах. Больше всего мальчишку интересовали, конечно же, драконы. Он быстро уяснил, что назвавшийся “пожароведом” господин Хэлсон на самом деле самый настоящий драконолог, и уже этот факт в глазах мальчишки прощал минутную ложь со стороны Рендольфа. Лорд-совёнок не упускал ни единой возможности порасспросить Хэлсона о летающих ящерах. Не обделил он своим вниманием и Киару Катц. Хватило ли у неё духа об этом с ним побеседовать?..
Гвендолин Фриззе по большей части держалась особняком, пусть и не отказывала никому в удовольствии побеседовать. Подавлющее большинство рыцарей испытывали к ней либо жалость, либо презрение. Она, в конце-то концов, была Первым Мечом Адрела Фильбьера - и осталась жить, тогда как её лорд, которому она клялась в верности, погиб. И за последним выжившим наследником дома Фильбьер не уследила - позволила какому-то падшему рыцарю его похитить! Фриззе принимала молчаливые обвинения с молчаливой стойкостью. Утром и вечером она в одиночестве молилась Мертвому Богу; содержание её молитв не было известно никому, кроме, возможно, Аутрикс, которая часто к ней присоединялась.
Вечером второго дня отряд встал лагерем на подступах к Деарийскому Тракту, на который должны были выйти следующим утром. Там и дорога обещала стать получше, и путники должны были начать встречаться. И, конечно, придорожные трактиры. 

[Разговоры в пути]
Интерлюдия будет разбита такими мастер-постами на три части, и в каждой части у вас будет возможность провести диалог либо отыграть короткую сценку. Диалог может быть либо между персонажами, либо между NPC. Если кто-то пожелает провести больше трёх диалогов в общей сложности, то такие случаи будут рассматриваться в индивидуальном порядке. Вы можете реагировать на события, происходящие во время пути в формате быстрого внеочередного поста либо отыгрыша полноценной сцены с Мастером. Вы можете попросить разговор как с другим персонажем, так и с NPC из списка доступных. Каждому персонажу предстоит как минимум одна обязательная сцена либо диалог с NPC, даже если сами вы инициировать ни одного не хотите. Некоторые NPC желают общества вашего персонажа, но вы сами можете решить, в каком фрагменте Интерлюдии вы интерес этого NPC удовлетворите (и удовлетворите ли вообще).
Отыгрыш диалога между персонажами допускается в чат-формате в любом удобном для этого месте (Discord, будем честны) и последующем копировании на форум, если обоим игрокам так удобнее. 
Доступные для разговора NPC: Весь отряд де Латтунцер; Родрик Фильбьер; Гвендолин Фриззе; Гольдстамм Штерах; Травница Лори; Чинфер Малик; Наррим Ангдуш (только в момент его приезда с Лори)
Рина Кирсе пока слишком вымотана и больна, чтобы поддержать с кем-то диалог.
Об отыгрыше между персонажами игроки договариваются сами. Необходимо озвучить все эти планы Мастеру с точным указанием дня и времени дня, когда разговор либо сценка имеет место.
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 528
Очки : 4542



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Вт 26 Июн 2018 - 6:09

[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/65rlys6s5/fgvf.gif]
Вечер первого дня пути. Гольдстамм Штерах набивает трубку своим вонючим черным дымным табаком и отходит в сторону. Он стоит на краю выбранной для отдыха полянки и пялится в овраг, куда сбросили тело Галдрика. Огонёк от трубки полыхает в темноте. Серенна Сиф решает поговорить с командиром “мечей провинции Деари”...

Выбравшись из лагеря, Арх тихо проскользнула к оврагу. Накинутый морок не позволял увидеть её тем, кто не знал, что она сюда придет. Большинство обитателей лагеря, даже если бы вдруг решили пройти мимо, увидели бы лишь одиноко смолящего Гольдстамма.
Не дойдя несколько шагов, магичка вежливо кашлянула, привлекая к себе внимания.
- Вы хотели поговорить со мной. - приблизившись, негромко заметила Сиф. Даром что старик ни слова об этом намерении не говорил.

- Хотел. - кивает Гольдстамм. Он бросает в ее сторону внимательный взгляд. Смотрит ей за спину, удостоверяясь, что их не подслушивают. - Догадываетесь, почему?

Изучающих взглядов Арх не замечает. Или делает вид. Пялится в яму, выискивая тело несчастного недо-рыцаря, и гадает, не доведется ли к нему присоединиться через пару недель.
Потому что мы всё ближе к лучшей заднице всея Деари, черт её дери, и мне пора приобщиться к клубу её почитателей? – с самым невинным видом отвечает Сиф. Неужели нельзя сразу к делу?

Гольдстамм издаёт короткий, искренний, тёплый смешок, который свидетельствует о том, что какая-то теплота в этом седовласом, сероглазом воителе без звания все же есть. Или, может, он просто тоже высоко оценивает задницу Ребекки.
- Она вас очень ждёт. - попыхивает он трубкой. - И вас, и Рину, - в последнее имя он вкладывает изрядную долю сарказма. - Скажите мне вот что: Де Латтунцер сюда только за драконом явилась? Каковы шансы, что она полезет вынюхивать, что случилось в Валранге неделю назад?

Галдрика Сиф замечает. Но не знает, что думать. Трудно воспринимать этот труп как человека. Скорее, как вещь, лишенную личности. Лишенную всего.
- Искренне сомневаюсь, что есть хоть малейший шанс, что не полезет. – качает головой Арх, - Она над совёнком тряслась, что курица над яйцом. Прониклась его историей, что ли… Фриззе рассказала трогательную сказку, но вряд ли Альтия клюнула. А уж в замке… Случайный шепоток служанки, шуточка конюха – и всё, Ульрикова псина след возьмёт. Мятежников ей вешать, помню, не впервой.
Сиф вздыхает. Лицо покойника было почти и не приметить среди грязи. Открытый рот наполовину заполнен землей. Галдрик будто бы усмехался, одну руку приветственно вскидывая им навстречу, как старым друзьям – дескать, добро пожаловать в страну мертвых. Назад в грязь, в самом прямом смысле слова.
- Что вы планируете с ней делать?

Гольдстамм поджимает губы, задумчиво ковыряет носком сапога камушек. Хмыкает.
- Ее надо использовать, но Ребекка пока не сказала мне, как именно планирует это сделать.
Он немного помолчал.
- Не хотелось бы просто убивать цвет рамерийского рыцарства во сне. Может, удастся их переманить или натравить на врагов. В Валранге неспокойно. Подполье, - брезгливо бросил он. - Деарийские лорды пытаются во всем разобраться. Я думаю, Ребекка попробует сыграть вокруг пацаненка Фильбьеров. Он - законный правитель, и де Латтунцер не пойдёт против него, так? Надо просто подвесить паренька на невидимые нити. Думаю, в этом Ребекке нужна будет ваша помощь. И помощь горелой.

- Моя помощь?
Седьмая наконец отрывается от разглядываний трупа, чтобы не менее пристальным, непонимающим взором впиться в лицо Гольдстамма. Старик сейчас совсем не походил на конченого головореза, и это даже пугало. Неужто он столь двоедушен?
- О чём это вы?
Что может Сиф здесь сделать? Умасливать мальчишку общением с любвеобильным котом, что ли?

Гольдстамм снова поднёс трубку к губам, набрал полный рот дыму, пустил серию почти невидимых во мраке колечек.
- Неверно выразился, с манипуляциями над ребенком она управится и сама. Вы же станете связующим звеном. Ведь вы - единственная приближённая Альтии, у кого на неё есть хоть какое-то влияние.
Он на секунду заколебался, опять огляделся, удостоверяясь, что никто не подслушивает. К счастью для заговорщиков, пространство рядом с оврагом было достаточно открытое. Тут не спрятался бы и низкорослый тариб.
- Латтунцер опасна, но она представляет корону. Ребекка думает, что, установив хорошие отношения с Латтунцер, она придаст собственным словам и притязаниям больший вес в глазах деарийцев. Вы - Арх королевского Ордена, и являетесь этакой нитью между Ребеккой и Альтией. Хотя есть ещё Девятая...
Последнее слово упало тяжело. Прямо как удар молота.
- У нас возникла интересная ситуация с Девятой Архом. Прежде чем расскажу - что вы о ней знаете, госпожа Сиф?

- У меня, конечно, в отличие от Бекки, через койку вербовать рыцарш в революционерки вряд ли получится. - Сиф фыркает, припоминания трогательные мыслишки Гвен, - Но я поняла. Сделаю, что смогу.
Серенна склонила голову на бок, разглядывая дымящего старика.
- Можно и без "госпожи".
Арх на несколько мгновений задумалась, припоминая то, что ей довелось приметить в редкие моменты пересечений с Девятой. Увиденное ей никогда не нравилось. Твердое, решительное лицо с волевым подбородком. Не старое, но все в морщинах, с острыми скулами и пронзительными светлыми глазами, обведенными темными кругами. Жилистая, худая шея. Вызывающе-бритая голова. Опасная женщина, пришла она тогда к выводу, для которого, прямо скажем, большого ума не требовалось, поскольку Серенна своими глазами видела, то, что допросчица оставляла от врагов короны. И неотрывный взгляд ее заставлял нервничать. Такой спокойный и холодный взгляд, словно Девятая уже все про Сиф поняла и точно знала, что Седьмая скажет и сделает в следующую минуту. Лучше, чем она сама.
- Девятая… Полагаю, лучшего определения, чем "та ещё cука" для нее не найти. Я бы не хотела переходить ей дорогу. Мне остатки моих мозгов уж больно дороги. Но птенчик напел, что она – предательница, и я сочла, что с ней Рефрих всё уладила. Это не так?

- Через койку? - усмехнулся мужчина. Он опять осмотрел Сиф; в глазах заиграло задорное любопытство. Развивать тему он, однако, не стал.
- Не так. - отвечал он на догадку по поводу Девятой. Опять летят в небо дымные кольца; одно из них на очень краткий миг идеально обрамляет вышедшую в кои-то веки из-за туч луну. - Да, Ребекка мне сказала, что Девятая - мозгоправ. Она искала кого-то в Валранге. Не нашла. В ночь резни с ней что-то случилось. С ними обоими.
Он прокашлялся - звучно, хрипло, с дымком. Взглянул на трубку с отвращением и опять поднёс её к губам. Мощный запах его крепчайшего табака уже начинал впитываться в одежду Сиф.
- Той ночью она сошла с ума, и произошло это после того, как она попробовала залезть в голову леди Рефрих, - пробормотал он наконец. - По этой причине, кстати, Ребекка передаёт вам предупреждение. Цитирую: "Если она не дура, то она тоже попробует залезть ко мне в голову, но пусть учтет, что последняя Арх, которая попыталась, превратилась в слюнявую юродивую, и я не знаю, почему". Я сам видел Арха только один раз, и она была...плоха.
Штерах заскрипел зубами.
- Рефрих напугана, Арх. Падение Девятой было своевременным - не знаю, справился бы Чинфер с задачей её убить. Но мы не понимаем, что это было. Может, у вас получится…

Тонкие губы скривились в усмешке.
- А вы приглядитесь на досуге, как в её присутствии будет вести себя столь внезапно предавшая хозяев благородная леди Гвендолин – зуб даю, зрелище будет умильное.
Никакие высокородные мужи не позволяли себе столь навязчиво смолить в присутствии Седьмой – пусть Арха, но всё ж таки дамы. Но она не укоряет бандита. Окутавшее их облако дыма не позволяло пробиться трупному зловонию. Да и после услышанного Сиф едва сдерживалась от того, чтобы просить трубку для пары затяжек.
- Вот как… Я… Не припомню сходу похожих случаев. Методы защиты, способные навредить и самому менталисту, существуют, но они требуют осознанного усилия. Ребекка вряд ли бы смогла это сделать случайно… Я могу прочитать воспоминания Девятой, если она носила при себе что-то металлическое, и никто после неё эту вещь не трогал… Или залезть к ней самой в мысли. Но это может быть опасным уже для меня самой. Я никогда не изучала магию разума достаточно глубоко, чтобы сказать наверняка, - пробормотала женщина, плотнее кутаясь в короткий плащ. Ей становилось неуютно. События принимали чересчур неясный оборот, а Сиф не слишком любила вещи, в которых не могла разобраться.
- Кстати говоря, кто такой этот ваш Чинфер, раз вы так высоко цените его навыки?

- У меня были догадки насчёт Фриззе. - подтвердил Гольдстамм. - Но не стоит думать, будто Ребекка трахается с каждым и каждой, кого хочет видеть рядом с собой. У неё есть талант - она подбирает к людям ключики. Как подобрала ко мне и к Рине...
Его блестящие любопытством глаза, всё ещё устремлённые на Сиф, выдали недосказанную часть фразы.
- Но у вас будет замечательная возможность познакомиться с ней лично. Чинфер Малик - убийца. Он умеет быть очень тихим и очень метким, когда нужно. Кстати, он советовал держать ухо востро с вашим тарибом. Рыбак рыбака... Я бы посоветовал принять совет близко к сердцу.
Штерах делает паузу.
- Пару вопросов, Арх. Что же вы изучали, если не магию разума? И успели ли залезть в голову и ко мне?

Архова бровь удивленно изогнулась.
- Это была просто шутка. – медленно обозначила Сиф, - Конечно же я так не думаю. Грош цена была бы такой революции.
Предупреждение об Ангдуше она принимает задумчивым кивком. Чёртов маленький проныра, выходит, совсем не прост.
- Да так, всего помаленьку. Манипуляции с энергией, температурой, светом, - Седьмая вскользь пробежалась взглядом по фигуре старика, но тут же вновь уставилась ему прямо в глаза, удерживая внимание, - Хорошо разбираюсь в артефактах и механизмах. Та махина на моей лошади, Громобой, моё изобретение. И пушистый засранец, которого я с собой таскаю, вовсе не так бесполезен, как выглядит.
Женщина улыбнулась, скрестив на груди руки. Невидимая магическая рука со всей осторожностью тянулась к висевшему на поясе у Штераха кинжалу, чтобы незаметно его вытащить. Замирала, затихала, подстраиваясь под движения, чтобы сделать всё тихо. Избавив бандита от оружия, длань быстро завела кортик ему за спину и повисла, держа прямо у не закрытого шлемом затылка.
- Но, безусловно, главная моя ценность ныне в том, что я ещё не поглотила сущность какого-либо зверя, чтобы в него обратиться. Впрочем, я на него уже охочусь… Кстати, вон та штучка, случаем, не ваша? – невинно выдала Сиф, указывая старику за спину, а заодно осторожно отводя оружие чуть дальше, чтобы развернувшийся мужчина не поранился.
- В общем, всякое я умею. И нет, к вам в голову я ещё не влезала. А что, хотите попробовать?
Арх улыбается. Она и впрямь не думала ещё рыться в мыслях курильщика, но коль он побеспокоился, так может, ему есть, что скрывать?
- Что насчет вас, Гольдстамм? Почему вы здесь? За какой "ключик" сражаетесь? Идея, богатство, слава? Или, быть может, месть?

Гольдстамм слушал внимательно, с неподдельным интересом. На его суровом лице не отражалось ни страха, ни презрения, ни детского очарования, ни даже благоговения. Он только кивал с молчаливым уважением.
- Вы сами собираетесь из этой штуки по дракону выстрелить? - просто поинтересовался он, когда Сиф упомянула Громобой. - Поглотить сущность зверя? Так вот в чём связь между вами и драконом... Я начинаю лучше понимать Ребекку.
Когда Серенна спросила про кинжал, он, не оборачиваясь, осклабился:
- Моя, Арх, знаю, что моя. Я не вчера родился. Разменял пятый десяток и сломал руки доброй сотне карманников. Я советую впредь быть осторожнее с такими демонстрациями. Некоторые люди очень сильно обижаются, когда их оружия касаются чужие.
Он нашарил кинжал, не глядя, поймал за лезвие заскорузлыми пальцами, перехватил и вернул в ножны.
- Вы ведь можете это сделать вне зависимости от моего желания, а я и не замечу, так? - пожал он плечами. - Карты у вас. У меня есть несколько причин, по которым я иду за Ребеккой. Преимущественно семейные. Достаточно будет сказать, что мои родственники служили Рефрихам в прошлом и служат сейчас.
Он делает затяжку. Даже самый зелёный новичок знает, что с трубкой это дурная затея, но Гольдстамму, кажется, плевать. Каким-то образом мужчина умудряется не закашляться и принимается дымить, как заправский вулкан.
- Другие мои родственники погибли в результате действий нашего дражайшего короля. - признаётся он. Голос звучит глухо. Взор Штераха на миг затуманивается.

- Только для того "эта штука" и была создана, и только для того, полагаю, я и понадобилась Ребекке.
Лицо у нее осталось непроницаемым – не угадать, как Седьмая к этому ныне относится.
- Примите мои извинения, - вежливый кивок, - Я не вор, и щипачить и впрямь не умею, - пожала плечами Арх, - Но, если бы я, допустим, вдруг захотела вас убить, такой трюк проделала бы куда быстрее, чем вы бы до меня добежали… Или вообще заметили, что я где-то рядом. Да и делать мне это не обязательно вашим оружием, и своим – тоже, - спокойно объяснила магичка.
Может, прожженым лёгким Штераха было уже всё ни по чём, но вот Серенна, не выдержав едкого дыма, всё же зашлась сдавленным кашлем, морща нос и косо глядя на уже расплывшуюся, из-за заслезившихся глаз, фигуру. Не этого ответа она ожидала. Но в свои мысли старик едва ли не приглашал, и Сиф, поддавшись, в них всё же заглядывает.
- Значит, долг и месть. Звучит… благородно. Не буду врать, что сочувствую – я не знаю, каково это. В смысле, терять семью. - откашлявшись, выдала Седьмая, - Мальчишка называл вас разбойником, и отряд ваш внушает мало доверия, но вы не слишком похожи на их главаря.
Сиф криво усмехается.
- Хотя я, вообще-то, подобных личностей вживую особо-то и не встречала.

Гольдстамм оказывается непростым человеком. Фриззе так и кипела от эмоций и внутренних конфликтов, её прочитать было легко. Россэ сначала спряталась от ментального трала за своей болью, но потом открылась. Штерах не пытается ничего скрывать, но он оказывается на редкость интровертированным, замкнутым на себе человеком, у которого в голове всё разложено по полочкам и заперто за семью замками. Более опытный менталист расколол бы Гольдстамма, но Серенне удаётся выудить на так уж и много.
Он смотрит на неё со смесью любопытства, вожделения и уважения. Он думает, что Ребекка не прогадала. Он недоговаривает, он рассказал не обо всех своих причинах, там плавает ещё одна мысль - колючая, болезненная, ненавистная, и мысль эта скрывается где-то в глубине сознания Гольдстамма до того, как её подхватывает трал Сиф.

- Ребекка умеет находить подход к людям и умеет их использовать, - медленно произносит Гольдстамм, - но не стоит думать, что её интерес к людям сугубо практичный. Я бы не пошёл за человеком, который видит во мне готовый разить меч. Если вы считаете, что нужны Рефрих только ради вашей ручной баллисты и дракона, то зачем соглашаетесь на участие в её заговоре?
"Побольше уважения к себе, Серенна Сиф, без тебя Рефрих падёт. Без тебя нам не заполучить дракона, а без дракона вся эта деарийская операция не нужна. Хм, говорить ей или нет? Не зазвездится от сознания собственной значимости?"
- Я верю вам на слово, ваши умения впечатляют. - ровно проговорил Гольдстамм. - А мальчишка, в общем-то, недалёк от истины. Я наёмник и работал за деньги последние два десятка лет, сколачивая ватагу опытных людей. Всё изменилось с возвращением Ребекки, но с точки зрения ваших спутников-рыцарей я законченный бандит.
Он выколачивает трубку, извиняется виноватым кивком, убирает её в поясную сумку.
- Я об Альтии де Латтунцер думаю не лучше.

Улов был скуден. Арх тихо цокнула. Сиф не любит непонятные ей вещи. Но она любит загадки. Они разжигают интерес. К тому же, часть мыслей Гольдстамма женщине была банально приятна. Она тонко ухмыльнулась, чувствуя, как чуть теплеет лицо. Давненько на нее так никто не смотрел.
«Быть может, когда мы доберемся до Валранга…»
- Я не знаю, что видит во мне Ребекка, потому что я почти не знаю её саму, - просто объясняет Арх, вновь оглядываясь куда-то в сторону ямы. На простоту этого человека почему-то было вполне приятно и не страшно отвечать так же, без особых вихляния, - Но она обещает мне изменения. И я ей верю. Потому и иду, быть может, не столько за ней самой, сколько за её идеей.
Арх распрямляет плечи и вздергивает подбородок, глядит с каким-то скрытым вызовом. давая волю оставшемуся юношескому максимализму и собственной гордыне.
- Раз уж зашла речь о де Латтунцер – быть может, сможете рассказать что-то о её прошлом? Я не так много знаю сверх того, что она выставляет напоказ.

Гольдстамм кивает. Его эмоциональный фон и мысли ускользают, трал Сиф больше не считывает их с его спокойного и скрытного сознания.
- Именно. У неё есть идеи. Амбиции. Ей не все равно. Я вижу в ней стержень, я знаю, что с могущественными союзниками вроде вас, Эльбиона Тердинского и ручного дракона она сможет чего-то добиться и что-то изменить. Да, она сущая девчушка, но она по-настоящему во что-то верит и ей не все равно на людей, которые за ней идут. Вы правы были ранее, когда намекали, что Рефрих хочет вас использовать по максимуму...вас, и вашу баллисту...но она не выбросит вас на свалку, когда вы всё сделаете. Как не выбросит меня. Она находит ключики к людям с такой лёгкостью, потому что ей не всё равно.
Он немного помолчал, потом улыбнулся.
- А теперь Архи валятся с ног, пытаясь залезть к ней в мысли. В этой девушке что-то есть. Я человек простой - буду верить, это сила воли.
Вздох.
- Альтия де Латтунцер - орудие. - отрывисто выговорил он. - В ней нет ничего человеческого. Нет с тех самых пор, как она вылезла из грязи в князи. - качает головой. - Долго рассказывать. Де Латтунцер однажды вырезала целую деревню за укрывательство группы писарей, которые копировали пару брошюрок Рины. Она безжалостно рубила ассийских бунтовщиков. Она гнала граждан Рамерии на рабский труд на лесоповале в Сорвейре. Я - наёмник, но даже я задаю вопросы и отказываюсь от того, что считаю аморальным. У меня есть принципы. У Альтии есть только один бог, и имя ему - королевский закон. Ребекка считает, что это делает Латтунцер легкоуправляемой, но я бы поостерегся.
Он поморщился.
- Галдрик Баумарт, который валяется на дне этого оврага, был дураком, но он принял своё решение сам и с чистыми побуждениями. И он не был рыцарем. А Альтия - грязная лицемерка, бездумный инструмент. Раздувшийся от гордости палач.

Арх ненадолго умолкла, переваривая и запоминая услышанное. Она не ожидала от старика такой эмоциональности, неравнодушия, такого почтения и презрения в словах, контрастирующих с закрытой сдержанностью мыслей. Благородный и честный головорез, восхищенный девчонкой. Уж не нашел ли он в ней замену, к примеру, своей погибшей дочери? Когда он говорил об убитой семье, то наверняка имел в виду жену и детей.
- Надеюсь, вы в ней не ошибаетесь, - сдержанно отвечает Сиф.
Что-то во всех этих одах об исключительности Ребекки будто задело какую-то ниточку в памяти, в мозгу зашевелилось какое-то подозрение, неясную догадку, но сейчас Сиф была слишком занята, чтобы распутать этот клубок своих мыслей. Она подумает об этом позже.
- А ныне Альтия сентиментально просит закапывать сгоревшие детские трупики. Надо же, какая перемена, - невесело хмыкает Арх. Она никогда не была высокого мнения о Леди-Командующей, но в истории наёмника порочность белоцерковницы выглядела совсем гротескной.
- Вы… интересный человек, Гольдстамм. Есть ли что-то ещё, что мне следует знать? Про Рину, быть может?

- Не поймите неправильно. - лицо Гольдстамма тускнеет. - Она человек и ошибается. И это, как ни странно, ещё одна причина, убеждающая меня в том, что я должен за ней идти. Но...а, к черту, всего не объяснишь, сами её увидите и сами составите мнение.
Он болезненно улыбнулся, когда Сиф упомянула детские трупики.
- Когда я был молодым, звание рыцаря означало...совсем не то, чем занимается Латтунцер, - проговорил он хрипло. - Вот и всё. А, Рина? Ну, я встречал её один раз во время гражданской войны. Повоевал там за ассийцев. Скидку им дал. Я бы бился бесплатно, но моим людям надо есть. Рина - идеалистка и очень хороша в том, чем занимается. Но ей нужно направление. И встряска. Эта дура уже десятки лет занимается тем, что просто мутит воду из темного угла своими книжонками, но этого мало, чтобы обрушить Ульрика. У неё на руках много крови людей, которые поверили в её писанину и погибли от рук королевских солдат. Она об этом знает. Сейчас ей нужен кто-то вроде Ребекки. Вот и всё, что я о ней думаю. - признался Гольдстамм.

Объяснения старика Арх слушает с мягкой улыбкой.
- А вы сами разве не идеалист? – вновь чуть склонив голову, почти весело интересуется магичка.
«И почему мы зовем Россэ этим выдуманным именем, если говорим наедине?..»
- В любом случае, спасибо за разговор. Если не за искренность, то уж как минимум за прямоту. Если вы не хотите сказать ещё что-то, то мне, пожалуй, стоит идти. Луна и гниющие трупы – всё это, безусловно, очень романтично, но я хочу успеть хоть немного поспать перед тем, как солдатня вскочит ни свет, ни заря.

Гольдстамм рассмеялся.
- Я им когда-то был. - пожал он плечами. Его узловатые пальцы опять нашарили трубку. Он набил чашу табаком, повернулся к Сиф, подмигнул ей:
- Пока не ушли, огоньку не найдётся, Арх? Я ещё покурю.

- Это всегда пожалуйста, - хмыкнула магичка.
Как и тогда, с Хэлсоном, она небольшим усилием воли нагрела просмоленный табак в трубке, но на сей раз заставляя лишь затлеть, а не загореться. Зазмеилась ввысь тонкая струйка дыма.
- Доброй ночи, Гольдстамм, - и удалилась прочь, сливаясь черной одеждой с ночными тенями.
Уже палатке, кропотливо перебирая в голове весь разговор, Седьмая всё продолжала мучиться неясной головоломкой. Подчеркнутая необычность Ребекки. Талант находить друзей, влиять на людей. Юный возраст. Ментальная защита, взрывающая мозги искуснейшему магу разума. Девятая, сошедшая с ума. Девятая, что-то ищущая в Валранге ночью резни…
Третий Арх. Третий Арх, погибший четверть века назад, и не оставивший наследника. Девятая занималась его поисками.
Сиф резко открыла глаза, уставившись в темноту, пораженная дерзкой догадкой.
«Неужели?..»

Поблагодарив Серенну вежливым кивком и пожелав ей доброй ночи, Гольдстамм остался стоять у оврага, где и провёл следующую четверть часа - неподвижный, почти невидимый на фоне ночной опушки силуэт. О чём он там перед сном размышлял? Не жалел ли о собственной многословности в разговоре с Сиф? Быть может, гадал, залезла она всё-таки к нему в голову или нет?..
Докурив, Штерах направился к лежанке Рины Кирсе, с которой провёл ещё несколько минут. Несчастная спала. По крайней мере, пыталась. Она металась, мокрая от собственного пота; кожа её казалась лоскутным одеялом, на котором красные обожжённые участки резко переходили в желтые, высохшие, похожие на пергамент. Довезут ли её до Валранга живой?
"Если да, то через несколько дней эти три женщины начнут решать судьбу нашей маленькой революции", - подумалось в тот момент Штераху. - "На них будут смотреть со страхом, с обожанием, с почтением - с эмоциями, которые балуют тщеславие, но обесчеловечивают. Но ты, Гольдстамм, теперь чуточку знаешь всех троих. Они - просто люди. Не забывай об этом.
И не позволяй забыть им самим"

С этими нехитрыми, никому не известными мыслями он тоже пошёл спать.

За Гольдстамма отыгрывал Рехсточка!
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 55032
Сообщения : 771
Очки : 20073



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Вт 26 Июн 2018 - 18:45

Вечер второго дня. Солнце уже почти спряталось за горизонт, правда, из-за почти уже оставшихся позади лесов Деарил его оранжевый диск вообще не видно. Травница Лори, присоединившаяся к ним днём, хлопочет у лежанки погорелицы, протирает ожоги чистой тряпицей, вымоченной в каком-то травяном вареве. Рина дремлет. Рыцари убедились, что Лори можно довериться, и на какое-то время девушка осталась наедине со своей подопечной… пока её не побеспокоила Серенна Сиф.
[av=https://2img.net/h/s8.postimg.cc/6l3uia5ph/image.gif]
Момент, когда с травницей можно будет поговорить без лишних ушей, Сиф выжидала долго. Ни к чему благородным господам и дамам знать о её интересах.
Черная фигура, отогнув полог, воровато огляделась и скользнула в палатку. Вездесущий котище – за ней.  Ароматы палатки его давно интересуют, и он с блестящими глазами вынюхивает что-то своё, забавно приподняв верхнюю губу и приоткрыв рот, чтобы яснее разобрать запахи.
- Могу я вас побеспокоить? – голосом, явно дающим понять, что ответ «нет» ее не устроит, интересуется Арх, - Мне бы хотелось взглянуть на ваш товар, как закончите с Риной.
Женщина опирается на посох. Задумчиво смотрит на погорелицу. Паршиво она всё же выглядит, но нужно привыкать.
- Как она, кстати? Сколько потребуется времени, чтобы ей стало лучше?

Лори поднимает на Сиф удивлённые глазищи.
- Здра-авствуйте, мэм, - неуверенно протягивает она. У Лори приветливое, широкое лицо, толстая коса каштанового цвета и крепкие руки честной трудяжки из крестьянского сословия. Девушка пялится на Сиф несколько секунд, потом негромко ойкает и пару раз еще проводит влажной тряпкой по обожжённой груди погорелицы.
- Да, мэм. Я почти закончила. - она переводит глаза на свой непомерно огромный мешок. - Минутку дайте. Вы что-то конкретное ищете? Я сразу скажу, есть иль нет. А она... - умолкает на мгновение девушка. - Ей очень-очень нужно поскорее куда-то доехать и лечь в постель, вот! И нужен увелир. Только хороший увелир снимет эту штуку. - тыкает она пальцем в шею Россэ. - Мне и трогать страшно! Я продала госпоже Аутрикс со скидочкой хину, лауданум, серебретку и красночай, это поможет.
Чуть подумала, вдохнула, на выдоже опять заговорила:
- А лучше ей уже сейчас. Спать будет хорошо. Была б она нашей, завтра б уже в себя пришла, но она явно городская, а вы уж не обессудьте, мэм, но городские бабы-то другие будут...
Ночер мог уловить в исходящей от мешка смеси ароматов запах валерианы.

Сиф внимательно слушает и изредка кивает девчушке. Она не испытывает к крестьянке высокомерного пренебрежения, каким могли одарить её некоторые рыцари. Кто знает, кем была бы сама Серенна, не подбери ее когда-то предыдущая Седьмая.
- Мы едем в Валранг и обязательно отыщем ей и мягчайшую постель, и ювелира, не тревожьтесь. – спокойно уверяет Арх.
Ночер тем временем крадучись подбирается к мешку, возбужденно махая хвостом. Но всё кружит вокруг в нерешительности. Что-то его там явно привлекает, но многие другие запахи кот определённо находит неприятными, если даже не опасными, и мешка боится.
- Я не травница и точно не могу точно сказать, что мне нужно, так что уж лучше сами расскажите, что есть, - вообще-то, о некоторых товарах Седьмой спрашивать просто неловко, - Из конкретного же… Говорите, лауданум? Я бы взяла флакончик. И нет ли у вас чего-то, что делало бы человека, более, м-м… Открытым? – осторожно спрашивает Арх, - Более искренним, эмоциональным, восприимчивым. Почти как алкоголь, но чуть менее заметно для употребившего.
Сиф умолкает, вновь оглядываясь, закусывая губы, но всё же решается:
- Ещё я бы взяла что-то… Опасное. Быть может, яд, или вроде того, если есть… Не смертельное, пожалуй. Что-нибудь парализующее найдется?

Травница наконец заканчивает с обработкой ожогов. Россэ дремлет. Тряпица отправляется в котелок с остатками воды. Лори деловито потирает руки.
- Если заедете в Первую Станицу, то поищите там тётку Сэй. Может, ещё она добрый совет даст. - напутствует Лори. - Ну да я уже сказала госпоже Аутрикс.
Она подтаскивает мешок к себе поближе, внимательно выслушивает все просьбы Сиф.
- Флакон лауданума найдётся, мэм. Открытым? - хмурится она. Её лицо быстро проясняется: - А, так возьмите ложной ветлы. Она выглядит, что сонная жвачка. Дал человеку - и всё выложит. Только, - понизила она голос до заговорщицкого шёпота, - любимому не давайте, пожалеете.
Просьба по поводу яда её заметно нервирует. Брови сходятся на переносице. Потом Лори радостно изрекает:
- Есть монихёр, им собак усыпляют. Сушеный. На кончик ногтя берете, в кипятке настаиваете, настой выпариваете до одной части из десяти, и человеку даёте. Вялый будет. Не паралич, но слабость такая, жуть! Но не переборщите, убить можно. А ещё есть ликса розовая. Мазь. От солнца защищает, но ежели в рот взять - лихорадку заработаешь и просираться будешь трое суток. А в кровь если попадёт, то и вовсе кранты человеку. Мистер Малик взял у меня немного.

- А что, если любимому дать? Мужской силы поубавится? Или разлюбит, как про измены расскажет? – чуть снисходительно, но весело фыркает Седьмая. Как незаметно скормить человеку жвачку она не представляет, но всё равно согласно кивает.
«Малик? А, Чинфер. Ну и имечко»
Арх чуть хмурится. Крутит кольца на пальцах. Надо будет держаться и от него, и от Ангдуша подальше – второй наверняка в палатку скоро наведается.
- И того, и другого давайте. Немного, на пару-другую применений. Надеюсь, что не пригодятся.
Кот тем временем всё не успокаивается, и просяще, растерянно блещет на хозяйку глазищами, скомканно что-то мявкая. Сиф, сдаваясь, вздыхает.
- Ну и этому пройдохе то, чего он там вынюхивает. Мяту кошачью, что ли?

Лори делает страшные глаза.
- Ой, не хотите вы знать всё, что о вас любимый думает, - выдаёт она. - Ой, поверьте, не хотите. Не таким способом. Любимому верить надо! - улыбается она во весь свой широкий полногубый рот, демонстрируя жёлтые зубы.
Травница вынимает из мешка (как она в нём все нужное так быстро откапывает - непонятно; вероятно, причина заключается в особой крестьянской магии) предложенные ею препараты. На тёмной бутылочке с лауданумом броская этикетка ручной работы, которая гласит: "Плантация Омкерта. Троебыково. Ассия. От всех хворей. Лучше ромашки, виски и магии. Пей и укрепляй тело и дух". Под этими красиво выведенными словами нарисован не то мужчина, не то бык, одной рукой сворачивающий маленькую гору. В бутылочке порядка двухсот миллилитров.
Монихёра Сиф получает несколько граммов в кожаном мешочке, мазь из розовой ликсы поставляется в глиняном горшочке на пятьдесят грамм. Ложную ветлу она получает в виде связки сочных веточек с мелкими жирными почками.
Наконец, Лори вынимает мешочек сушеной валерианы. Она называет цену за всё сразу. Сиф может себе это позволить с легкостью - ни в какое сравнение со столичными эти цены не идут.

На предостережения Лори Сиф только глухо посмеивается. Простота травницы, после общества чопорных рыцарш, была прямо отдушина. Когда с неудобной частью было покончено, женщина вновь расслабляется. И, подумав, выдает:
- И унцию табака ещё насыпь, пожалуй.
Она, в конце концов, не великородная барышня, так отчего бы не попробовать?
Денег Арх даёт с щедрым избытком, даже учитывая под конец названный табак.
- Сдачу оставьте себе, а взамен про меня, как про сударя Малика, ни с кем не болтайте.
Улыбнувшись, магичка ловко всё прячет в сумку и отлавливает находящегося в полной растерянности кота. Прежде чем удалиться, останавливается, снова глядя на рыжую.
- Настоящее чудо, что вы нам так кстати встретились, правда ведь? – улыбается Седьмая какой-то понятной лишь ей одной шутке и, попрощавшись, выскальзывает прочь.

Лори немедленно откапывает и табак. Даже несколько видов. Один, черный и пахучий, Сиф теперь признает где угодно. Ещё один слабо отдаёт фруктами. Третий - стандартный, популярный во всей Рамерии сорт.
Лори с благодарностью принимает плату ("спасибо, мэм! никому, никому не слова, что вы, конечно..."). Она провожает Сиф весёлым взглядом, а потом начинает раскладывать лежанку - её попросили провести ночь подле погорелицы. "Для этой-то уж точно чудо", - бросает она заботливый взгляд на свою подопечную.

В роли Серенны по-прежнему неподражаемая Нира!
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 528
Очки : 4542



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Нира О’Берн в Сб 30 Июн 2018 - 3:36

[av=https://2img.net/h/s17.postimg.cc/jz202c127/image.png] Ночью второго дня пути в Валранг Серенне Сиф дурно спалось. Должно быть, за день, проведенный в медленно качающемся седле, а значит и скуке да безделье, скопилось слишком много энергии. Ей давали покоя мысли о книге Россэ, которую Сиф не отваживалась читать на людях, памятуя о новых подробностях прошлого де Латтунцер.
Мало ли, вдруг кто за плечо заглянет.
В итоге, поборовшись с собой с четверть часа и плюнув на то, что уже вторую ночь подряд не сможет выспаться, магичка выудила из недр своего барахла спрятанный фолиант и зажгла свечу подлиннее. Роскошь личной палатки и статуса какой-никакой, а всё же дамы, позволяли ей приступить к чтению вполне комфортно.

Бумагой Россэ пользовалась замечательной. Тарибы всё-таки знали в этом деле толк и продукт производили отменный - крепкий, плотный, приятный на ощупь, он прямо-таки обещал сохранить труд писательницы на века. Или, по крайней мере, на время достаточное для того, чтобы группа писарей успела всё скопировать. Чернила тоже впечатлили бы любого, кто в них разбирался: сделанные на основе королевского чернильного гриба, произраставшего только в одном регионе провинции Моэнай, они не растекались, не мазались и обладали великолепным по-настоящему чёрным цветом. Книгу Россэ писала очень аккуратно: никаких тебе помарок, никаких зачёркнутых строк (за исключением первоначального названия) или меток на полях - ровные каллиграфические строчки идеально выверенных, отработанных до каждой чёрточки и завитушки букв. Не позволяла тут себе Россэ спешки, с которой работала в испорченном дневнике.
“Летать Рождённая” начиналась с истории о найденной где-то в горах старой драконице в спячке - истории, которая, насколько известно Серенне Сиф, была правдивой. Россэ, однако, писала не хронику событий, а художественное произведение: она описала момент встречи с драконицей с точки зрения безымянного солдата армии Ульрика, и этот же солдат в итоге стал главным героем книги. Этому солдату суждено было поехать служить на Каллар, однако между встречей с драконицей и началом службы в его жизни произошло несколько важных событий. Он расстался со взрослым сыном, который стал моряком на государственном грузовом судне; он похоронил родного брата, бывшего сапожника, который сгнил в городской тюрьме Эффрама за то, что в нужный момент отказался за бесценок снабдить роту королевских солдат обувью. В процессе рассказа Россэ объяснила, что на самом деле герою стёрли память о найденной драконице, чтоб лишнего не болтал; она предположила, что занялся этим могучий арх, быть может, даже сам Первый.
Потом солдата призвали на Каллар. Её как раз достраивали. Постройкой Базы руководила группа опытнейших мастеров своего дела, которыми руководила женщина-архитектор. Её имя в истории осталось за кадром. В последние дни строительства она лично инспектировала несколько элементов конструкции Базы в подвесной люльке. С механизмом что-то случилось, женщина сорвалась и понесла тяжёлые увечья. Солдат помогал отправить её с Базы. Интересная деталь: у женщины той на Базе был возлюбленный, который кормил пленённую драконицу. Он был не в силах оказать ей необходимую эмоциональную поддержку и разорвал отношения, не желая быть связанным отношениями с инвалидкой.
Наш солдат же честно служил на Базе. Он входил в состав гарнизона Каллар. В книге рассказывалось вскользь о его буднях, о житейских историях, о слухах, которые ходили в его казарме. В какой-то момент прошёл слушок, что дракончики вылупились, а старую пленённую драконицу убили за ненадобностью.
Конечно, все эти события в общем-то соответствовали реальной истории драконицы Аскурты и Базы Каллар, и Сиф могла привязать описанное к собственным знаниям. Россэ, с одной стороны, демонстрировала отличное знакомство с устройством Базы. С другой стороны, она избегала точности в некоторых вопросах: например, не указала даты вылупления дракончиков и гибели старой ящерицы.
В следующих нескольких главах писательница потихоньку отошла от повествования о безымянном солдате. Её перо изредка его навещало, однако большую часть времени уделяло молодым драконам. Она никогда не называла их по именам и не указала точно цветов чешуи - сказала только, что “шкуры у них были дивные, и разные люди, смотря с разных сторон, увидели бы разные оттенки”...и к подобной неопределённости она прибегала часто, что зачастую делало текст чересчур пространным и философским. Однако же эти периоды растянутых и мутных описаний постоянно сменялись вдохновенными пассажами о том, каким характером обладали вылупившиеся драконы. Больше всего времени она уделяла драконочке, которую прозвала Светленькой: Светленькая сдружилась с тем мужиком, который кормил сначала Аскурту, а теперь и её, поразила его своими умом и воображением, легко выучилась человеческому языку и мечтала летать. О, как она мечтала летать! Как мучал её вид покатых сводов пещеры, где когда-то умерла высидевшая её драконица!..
Рукопись была достаточно толстой, её объемы не позволяли прочесть её за пару вечеров. Но Сиф наверняка управится с ней, если будет посвящать немного времени каждый день. Можно и за одни сутки, если читать всю дорогу в седле, но тогда можно что-то упустить. Или получить незамеченной веткой по лбу.


Арх устало захлопнула книгу. Начало было скучноватым. Да, Россэ писала уверенно и складно, однако большую часть Сиф знала и без неё.
И всё же её явно заинтересовали строки про драконьего кормильца. Уж не Хэлсон ли это? Сиф казалось, что в книжном образе угадывались черты трусоватого драконюха. Интересно, как на него подействует упоминание разбившейся женщины? Магичка похрустела пальцами, раздумывая, как можно воспользоваться информацией. Во всех этих интригах и словесных играх она не была особенно хороша или изобретательна.
Оставалось только гадать, что из прочитанного Россэ описала уже постфактум, а какие события произошли лишь по воле её пугающего дара. Не относится ли к ним привязанность драконюшего к ящерице? Уж наверняка, ведь прознать об этом рыжая не могла… Серенна тревожно закусила губу. Что, если она встретит на страницах и своё имя? Что, если и её собственные мысли, её свободолюбие, её гордость, её тщеславие, любознательность  – всё, что составляло основу личности Сиф: что, если всё это тоже не более, чем плод чьего-то графоманства?
Седьмая раздражённо тряхнула головой. Вот ведь дурь предрассветная. Её эти изменнические сомнения и чаяния гложут уже почти десяток лет, а Россэ в Архи только два года, как записалась. Да, её сила страшит, но Седьмая уверена: она, Сиф, настоящая, она здесь по своей воле.
Книга снова спряталась во внутренний карман плаща, а Сиф – под одеяло. Видно, Арх сделалась негласной хранительницей вероломной писанины, хотя предпочла бы поскорее эту ношу кому-нибудь перепоручить. Слишком хорошо помнила обрывки листовок Россэ, найденные в развалинах дома наставницы.

Вы ведь догадались, чьи шесть лап приложились к книжонке?
Остальные две были заняты.
avatar
Нира О’Берн

Звездная пыль: 55032
Сообщения : 771
Очки : 20073



Посмотреть профиль http://0s.ozvs4y3pnu.cmle.ru/nirchart

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Рехста в Ср 4 Июл 2018 - 5:28

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]Сцена: первый день пути, ближе к обеду, когда Роща Мира уже осталась за спиной, и полоса горелого леса сменяется лесом просто подсохшим и занесенным пеплом. Зверюшек по-прежнему не видать. Сир Корк Мелвин, кажется, очухался, хоть и едет в хвосте. То и дело прикладывается к фляжке с водой и, кажется, вполголоса беседует со своей же лошадкой. Подъехать к нему можно в любой момент - что и делает Альтия де Латтунцер.

Если покачивающаяся в седле Альтия, будучи не обремененной конским чутьем, оставила спешку, стоило обгоревшим ветвям по обочинам дороги обрести более-менее живой вид, то темнобокий Мистраль то и дело рвался в галоп. Делал он это исподтишка: стоило подзадумавшейся Командующей ослабить внимание, как он начинал медленно ускорять ход, то и дело разрывая дистанцию между собой и отрядом. Как подобает бравому коню его воспитания, на откровенный галоп он перейти не смел, а со стороны так и вовсе выглядел до того чинно и вымуштровано, что даже могучему Онорису было бы, чему завидовать.
И тем больше было негодование этого не в меру гордого животного, когда его развернули, заставляя деликатной трусцой объехать плетущийся отряд.
- Кажется мне, или ветер посвежел, а, сир Мелвин? - Альтия бодро улыбается и соверенно немилосердно пристраивает своего скакуна в хвост отряда.

- Может и так, Леди-Командующая, - как по струнке вытянулся сир Мелвин в седле. - Но, право дело, такое ощущение, что эту одежду уже не отстирать. - он брезгливо подёргал пальцами одной руки рукав на второй. - Сожгу, как приедем в Валранг, и куплю себе всё новенькое.
Голос у него едва заметно дрожит, а губы ещё некоторое время дёргаются, словно рыцарь желает сказать и что-то ещё. Он усилием воли сжимает их в тончайшую линию и устремляет взгляд куда-то вперёд. Его гордый жеребец ведёт себя не в пример спокойнее. Сир Мелвин происходит из старинного рыцарского рода: его родной брат погиб во время гражданской войны и теперь необходимость поддерживать честь и достоинство семьи лежит на Корке. Равно как и необходимость род свой продолжить когда-нибудь.

- Вам стоит прикупить рубашек впрок, - отвечает Альтия с легкой улыбкой и чуть щурится, искоса глядя на рыцаря. - Долг на вкус - не тарибские сладости, это верно.
Леди-рыцарь вздыхает, из тона ее исчезают последние остатки шутливости, и звучит он ненавязчивым сочувствием.
- Да и к такому сложно привыкнуть. Вернее, вообще нельзя.

Мелвин вымученно улыбается.
- Привыкать уже в любом случае поздно, Леди-Командующая, и я это осознаю. Нам просто надо его догнать и убить. Я...готовил себя к встрече с пеплом и пламенем. Просто эти дети...и собаки... - беспомощно развёл он руками и взглянул на Альтию. Словно повинуясь внезапному порыву, Корк продолжил. - Дети. Чёрт возьми, эта тварь сожгла детей. Леди-Командующая, как же так?

Де Латтунцер молчит, Мистраль уныло топает по размытой дождями дороге. Наконец она молвит, внимательно глядя на Мелвина, словно желая слова свои донести до самого основания его разума.
- Мы с вами люди, сир Мелвин. Нам знакомо понятие добра и зла, однако твари, изрыгающей пламя, плевать, что за точки мечутся под ней. Она не ведает ценности жизни, ибо она не видит ее. Она не зверь даже, ибо даже животным знакомо милосердие.
Королевская Охотница сжимает поводья в кулаке, и худое лицо ее обретает черты жеткие, почти каменные.
- Это создание слишком могущественное и в своем могуществе зажравшееся так, что позабыло обо всех, кроме себя. И именно поэтому мы должны напомнить ей, какова цена жизни. Дать ей знать, что за снующими по земле точками горой стоим мы.

Сир Мелвин слушает свою Леди-Командующую очень внимательно. Его лицо неуловимо меняется.
- Вы, конечно, правы, - вздыхает он. - Я понимаю, да, это - всего лишь зверь. Но в бессмысленной смерти, которую она учиняет, есть какая-то вселенская несправедливость. Тупая злоба. Просто поджаривает и оставляет. Противно, - поёжился он и облизнул пересохшие губы. - Леди-Командующая, я прошу прощения за свою слабость и обещаю искупить её, когда мы в следующий раз встретимся с драконом или с плодами его трудов. Рыцарское слово. Я ему о тех детях напомню. А вас, если позволите, попрошу и с вашим оруженосцем переговорить при случае. Ему это нужнее.


Эдди ехал с вьючными лошадями в середине отряда, неподалёку от аккуратно устроенной в конной люльке Рины Кирсе. Он сгорбился и был необычайно молчалив, хотя свои обязанности перед Альтией исполнял исправно, стараясь не показывать охватившего его смятения.

Альтия кивает, коротко салютует рыцарю и наконец отпускает Мистраля размять ноги. Покуда довольный жеребец, гордо подняв голову, объезжает навьюченных кобылок, мысли Командующей вертятся вокруг "вселенской несправедливости". Уж не за ней ли она так истово погналась? Увидела в предателях и бунтарях невинных погорельцев, в повешенных на придорожных столбах селянах - детей-мучеников, а теперь ищет себе дракона отпущения?
Леди-рыцарь вздрагивает от подобной мысли, гонит ее, как прокаженную. И все равно, подъехав к Эдди, она все еще чувствует на языке тошнотворный привкус дурных сомнений.
- Жуткое зрелище, да? - тихо молвит Де Латтунцер, полукивком указывая назад.

Эдди аж подпрыгивает в седле, затравленно оглядывается, сразу отводит взгляд. Губы у него искусанные. Он хочет что-то сказать, но слова явно застревают у него в глотке, с уст срывается только какое-то невнятный, скомканный не то всхлип, не то стон. Глаза паренька блестят.
- Ага, - выдавливает Эдди наконец и принимается очень внимательно изучать гриву своей лошадки.

- Парень, ты отправился на охоту за одним из самых жутких созданий, что знавал этот мир, - продолжает сероглазая воительница мягко и доверительно, - и увидел худшее, на что оно способно. Ужас здесь - не враг тебе, Эдди.
Альтия с ноткой сожаления поглядела на своего оруженосца. Пацану едва исполнилось семнадцать лет, а судьба уже волокла его в пасть дракона мимо ужасов, которые и на войне-то не всегда встретишь. Она сознательно поручила ему задание с подвохом, и если он сможет перековать свой страх в мужество, то впредь многое ему станет по плечу.

Оруженосец рвано помотал головой.
- На охоту за драконом отправились вы, госпожа, - пролепетал он кое-как. - Я...я просто не понимаю, что я... что я тут делаю. Я не гожусь для охоты на зверя, способного учинить такие разрушения, - прорвало его наконец. Дальше предательского мокрого блеска в глазах дело не зашло, рыдания парень успешно подавил. - Госпожа де Латтунцер, если оно может вот так просто налететь, всё посжигать к чертям и удрать, как же мы его ловить будем? Как это убивать?
Он умолк на секунду.
- Знаете, там, в Роще Мира, мне просто показалось, что это... Как стихия. Смерть. Вот, да. - пробормотал парнишка. - Где мне с ней тягаться?

- Никто не годится, - качает головой Альтия. - По отдельности все мы не стоим и чешуйки проклятой ящерицы. Лишь объединив усилия, можно совершить невозможное. Возможно, ты юн и неопытен, но у тебя храброе сердце - куда более храброе, чем ты сам думаешь. В Халифате говорят, что горб верблюда переломила соломинка - и кто знает, может, в этой войне именно твои действия станут тем, без чего мы иначе не смогли бы перебить хребет чудовища.
Дочь кузнеца печально улыбается.
- Дракон - не единственная сила, способная сметать на своем пути все живое. Я могу сколько угодно молить мертвого бога о милосердии, но может статься так, что война придет к тебе на порог тогда, когды ты ее не будешь ждать, и заберет все, что имел. Со смертью мало что может потягаться, ты прав. Но если что и может, так это жизнь - бесшабашная, упрямая и несгибаемая всем назло. И страх и боль - лишь ее вестники, призванные напоминать нам, что мы все еще живы, а значит, ничего не потеряно.

Парень смотрит на Альтию, разинув рот. Эдди достаточно образован, чтобы понять каждое слово де Латтунцер, и достаточно молод и идеалистичен, чтобы этими словами по-настоящему проникнуться.
- Ну тогда я сделаю всё, что от меня зависит, - просто выговаривает он, явно ошарашенный. - Госпожа де Латтунцер, вам бы с трибун вещать, если уж на то пошло. Я... - колеблется он секунду, - ...Спасибо вам. Я с вами, госпожа.
Он бросает взгляд за спину, туда, где осталась полоса выгоревшего леса.
- Но я надеюсь, что опять закапывать мёртвых детей нам придётся нескоро. И эта вонь! - посетовал он совсем как Мелвин. - Я теперь жареную свинину не смогу есть никогда...
Улыбка блеклая, Эдди всё ещё нервничает и просто пытается сам для себя разрядить обстановку. Конечно, на самом деле даже проникновенные слова Альтии не могут разом избавить его от страхов и сомнений - но теперь ему легче будет с ними разобраться. Тушуясь и краснее, он ещё раз благодарит свою госпожу напоследок.

Зажегшаяся от своих же слов Альтия переводит дух. Глаза ее тепло улыбаются шуткам мальчишки, и она припоминает, как сама в таком же возрасте восторженно внимала рассказам проезжавших через Эффрам рыцарей.
- Говорят, овощная диета способна творить чудеса, - добродушно улыбается Альтия, наматывая на кулак поводья. - Не дрейфь, малец. Если арбалет Сиф не собьет дракона, это сделает ее бесноватый кот.
Альтия трогает бока Мистраля пятками, и юный Эдвард остается позади. Мимо нее мелькают то постные, то оживленно беседующие лица ее рыцарей; она машет сиру Маусгерцу и вновь выезжает во главу отряда, пуская заскучавшего Мистраля долгожданной рысцой.

В роли Альтии де Латтунцер - Шаой! Продолжение следует...
avatar
Рехста

Звездная пыль: 130
Сообщения : 528
Очки : 4542



Посмотреть профиль http://vk.com/my_solar_femme

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Пт 13 Июл 2018 - 23:25

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]Вечером всё того же первого дня пути отряд разбивает лагерь у оврага, где люди Гвендолин Фриззе и Гольдстамма Штераха настигли Галдрика Баумарта, похитившего лорда Родрика. Тело Баумарта лежит там, на дне оврага - никто не рискнул спуститься и похоронить мужчину. Не то чтобы падший рыцарь этого заслуживал. У походного костра ушей Альтии достигает любопытная информация: оказывается, Аутрикс решила в одиночестве помолиться Мертвому Богу Белой Церкви подальше от лагерных шума и суеты.
Снежноволосую найти нетрудно: она поднялась вверх вдоль оврага, отыскала себе полянку, с которой хорошо видно было луну и звезды, и застыла там в коленопреклонённой позе. Она не сняла ни доспехов, ни плаща, но отложила в сторону шлем, и её шевелюра прямо-таки блистает в бледном сиянии ночных небесных светил. Аутрикс весь день после отъезда из Рощи Мира была тихоня тихоней, и раньше вечерний молебен не входил в её распорядок дня - что же изменилось?..

Продираясь - почти буквально - сквозь тернии оврага к усыпавшим небо звездам, Альтия успела раза три спросить себя, что такого могло толкнуть Аутрикс Снежноволосую продираться через эту сырость и обилие лезущих в глаза мотыльков. О том, что она здесь шла, говорила изрядно помятая трава и засеребрившаяся внутренней стороной листьев ежевичная поросль - это если не говорить о сияющей даже сквозь лесную плетень белоснежной шевелюре северянки.
Впрочем, вопросы отпали тогда, когда Королевская Охотница наконец вырвалась из плена ежевичных лоз на шелковую полянку, над которой (Альтия была готова поклясться и перед ликом самого Мертвого Бога) висела луна столь чистая и огромная, что из нее можно было бы отлить статую злосчастного дракона в полный рост.
Де Латтунцер, отчаянно стараясь не шуметь, остановилась на краю поляны, не смея нарушить чужой молитвы. Пускай сама она и была доалека от подобной набожности, но верующие - и верящие люди всегда приводили ее в немое восхищение.

Аутрикс молилась молча. Её взгляд был устремлён в землю, руки - сцеплены в замок между колен. На лице застыло умиротворённое выражение. Если Ариана и заметила, что её уединение нарушили, то виду она не подала, и не подавала ещё несколько минут, которые прошли в полнейших тишине и спокойствии. Потом, наконец, глаза Аутрикс открылись, метнулись к де Латтунцер. Леди-рыцарь заговорила.
- Благодарю вас за терпение, Леди-Командующая. Не желаете ли присоединиться к моей молитве? Я почти закончила, но напоследок хочу попросить у Мертвого Бога покоя для тех, кто погиб в Роще Мира. И силы для себя.
Её речь была ровной, почти безэмоциональной, полностью лишённой утренних раздражённых ноток.

Альтия колебалась. Долго. Целые две невыносимые секунды перебарывала вдруг проснувшуюся совесть, решившую панически раскричаться о том, куда и когда укатилась вера Леди Командующей, и о том, что уж ей-то, полной почти изменнических терзаний, нечего делать бок о бок с чистой и доброй Арианой. Но наконец совесть сдалась. Из тени старого дуба прозвучало ровное и вежливое:
- С удовольствием, леди Аутрикс.
Охотница опустилась на колени, придерживая Длинный Коготь за перекрестье. Сложила руки вместе, опустила голову, позволяя тугой косе бросить тень на заискрившийся лунным светом нагрудник. В голове даже всплыла подходящая молитва - сперва услышанная в глубоком детстве на чьих-то похоронах, за годы подавления мятежей она успела настолько врезаться в память, что Альтии подумалось, что она и на том свете сможет отпеть себя самостоятельно.
На этот раз она вышла на удивление искренней. Не звенел в голове Альтии похоронный колокол, не было в горле предательского комка при словах "да найдут путь заблудшие души твои". Альтия подняла глаза на диск луны. Что-то подсказывало ей, что погоня, на которую она подписалась, столкнет ее с выборами более сложными, чем между виселицей и плахой для мятежников. Ей тоже стоило попросить сил - сил сделать верный выбор, если придется.
- Что вас гложет, Аутрикс? - глядя перед собой, спрашивает Де Латтунцер,убедившись, что Снежноволосая тоже покончила с божественными беседами.

Когда прозвучал вопрос Альтии, леди-рыцарь Аутрикс протестующе подняла руку, останавливая Командующую.
- Прошу тебя, о Вечный Ходок, - нараспев проговорила Аутрикс, - прими тех, кто погиб от пламени, протори для них тропу, выведи их к свету, туда, где они смогут обрести вечный покой. Дай им знать, что они погибли не зря, - тут голос Аутрикс дрогнул. - Дай им знать, что тварь, убившая их, пройдёт всё той же тропой по милости лучших из твоих преданных слуг. Дай нам сил отправить в твоё царство крылатого ящера. Дай нам сил. Дай нам спокойствия в чернейший час.
Не книжная молитва. Личная. Аутрикс чуть ли не душу изливала Мертвому Богу, луне и своей Леди-Командующей за компанию. И когда молитва окончилась, она повернулась к Альтии и ответила наконец на её вопрос:
- Меня, конечно, гложет бепричинная гибель множества хороших людей, но я уже не так уж молода и не первый день в рыцарях, Леди-Командующая. Нет, меня беспокоит другое. То, с чем Мертвый Бог помочь нам не в силах.
На мгновение она замешкалась.
- Леди-Командующая, вы верите, что дракон вот просто так взялся из ниоткуда? - в упор поинтересовалась Ариана.

Де Латтунцер чуть не подавилась. Из темного уголка ей поддакнула совесть: мол, да-да, тебе есть, куда стремиться, девочка.
Было облегченно вздохнув, что ей не придется в третий раз да на ночь глядя поднимать все ту же тему невинно убиенных детей, она невольно изогнула бровь на последовавший вопрос Снежноволосой. Несколько мнговений леди-рыцарь задумчиво хмурится, после чего осторожно кивает.
- Вы правы, драконов в наших землях не было уже очень и очень много лет. Однако меня более терзал вопрос того, как обезглавить эту тварь и как обезопасить мирных жителей, что рискуют остаться без крова по ее инфернальной воле. Будем честны: я полагала, что дракон объявился здесь по какому-то своему многовековому циклу, или, быть может, пережрал всех коз в своих родных горах. Но вы. сдается мне, намекаете на что-то иное...

В голосе Аутрикс появилась сталь; она же сквозила в её движениях, в мимике, в металлическом блеске глаз. Или, может, не сталь? Может, ломкий, неподатливый чугун?
- Леди-Командующая, я думаю, что в появлении дракона виноват Орден Архов, - выдала Ариана. Кожа её перчаток глухо заскрипела - настолько сильно женщина сжала в замок пальцы. - Я знаю, как это звучит, и всё же попрошу вас меня выслушать. У меня есть аргумент.
Она расцепила кисти рук, запустила одну в карман, вынула оттуда маленькую безделушку на шнурке. Противоогненный амулет Серенны Сиф.
Обугленный дочерна.

Ожидая что-нибудь в духе "плода людских грехов" или "кары божией", Альтия не сразу восприняла слова Аутрикс. На ее лице в одну секунду сменилось непонимание, удивление, гнев и недоверие. Во всех сказаниях Орден Архов противостоял драконам, не в меру помпезно описанными деяниями низвергая их одного за другим.
Командующая нахмурилась, глядя, как Ариана извлекает из кармана свой "аргумент".
И похолодела.
- Как?.. - леди-рыцарь протягивает руку к амулету, и тот покачивается в лунном свете - черный, как смоль, мажущий сажей и уже вряд ли способный защитить хоть кого-то.

Ариана Аутрикс не опустилась до торжествующих улыбок или ехидных усмешек. Голос её оставался ровным, лицо - спокойным. Снежноволосая прекрасно владела собой в этот напряжённый миг - или, быть может, просто уже репетировала этот разговор мысленно...
- Я взяла из нашего костра головёшку и пришла с ней сюда. Держала амулет в пламени, пока он не начал чернеть. - Рассказала она. - Вот она, наша защита от огня. Не знаю, конечно, может, мой амулет сломался, - пожала она плечами. - Не знаю. Я хотела сразу пойти к Арху, но она бы выкрутилась. Она остра на язык и мысли у неё скачут быстро.
Аутрикс ненадолго умолкла.
- Белая Церковь на дух не переносит Орден Архов. Высшие саны духовенства Церкви годами твердят Его Величеству, что Орден должен быть упразднён. Сейчас Орден слаб. Жалкие фокусники! - хлопнула она рукою по колену, теряя наконец хотя бы толику самообладания. - Но Архи хотят оставаться у власти. Сколько они получают денег ежегодно из королевской казны? И вот, сразу после гражданской войны, которую умения Архов не смогли ни остановить, ни облегчить, волшебным образом появляется дракон, и вот уж с драконом-то управиться может только Арх. А мы, рыцари - так, эскорт, расходный материал, можем гореть, - она уронила амулет в подставленную ладонь Альтии. - Чемпионка от Архов одолеет дракона, станет народной героиней...только скажите мне, кто, кроме этих чернокнижников, мог откопать такую тварь? Кто накопил о них больше знаний?
Глаза Аутрикс сужаются.
- Или он прилетел сам? Средь бела дня? Спустя века после последнего появления драконов? - чувственно, саркастично, с фанатичным огнём в глазах заканчивает она.

"Если они обугливаются в костре, то дело - дрянь"
Командующая потирает поверхность амулета, будто надеясь, что это все-таки какая-то ошибка.
- Мы должны проверить остальные амулеты. Один мог бы быть случайностью, однако если другие будут дефектными, у меня будут большие претензии к Арху даже без этой таинственности с появлением дракона.
Де Латтунцер слушает праведный гнев Аутрикс, чему-то кивает, что-то обдумывает. В том, что Архи растеряли часть своего могущества, она не сомневалась, как и не сомневалась в том, что мало кто из них уступит свое нагретое местечко у власти. Да и кто бы уступил?
- Это бы многое объяснило, - медленно кивает командующая, покусывая губу. - Однако у нас нет прямых доказательств вашей теории, и голословно обвинять Сиф я не имею права. Мы начнем вот с чего: проверим все амулеты без ведома Серенны. При случае я попрошу ее продемонстрировать мне работу ее хваленого арбалета. Если выяснится, что и то, и другое - надувательство, у меня будет, чем крыть.

Амулет определённо сильно обгорел. Металлические части его покрылись плёнкой окиси.
Аутрикс шумно вдыхает воздух. Выдыхает. Расслабляется (или просто делает вид, что расслабляется).
- Я понимаю вас, Леди-Командующая. - молвит она. - Да, давайте проверим их все. Забавно будет, если нерабочим окажется только мой, - кривит она губы. - Да, доказательств нет, и я не собираюсь проповедовать свои мысли на виду у всего отряда. Но сердце мне подсказывает, что я права. Мертвый Бог направляет... - с придыхаением начинает она, но обрывает себя. - Согласна и по поводу её арбалета, хотя я не удивлюсь, если как раз он окажется вполне себе рабочим. Она же должна убить дракона. Но знаете что? Несмотря на всё, что мы увидели в Роще Мира, услышали от Киары Катц, я по-прежнему верю: его можно убить и холодной сталью. Я хочу поговорить об этом с драконоведом. Неужто в древних легендах только Архи способны были повергнуть этих ящериц? Должны же были быть герои при добрых конях и острых мечах? С верой в сердце - пусть ложной, но искренней?
Аутрикс умолкает.
- Я благодарна вам за понимание, Леди-Командующая, - молвит она негромко.

- Если найдется второй вариант, как спустить чудовище с небес на землю, я буду только рада, - хмуро молвит Де Латтунцер, возвращая амулет Аутрикс.
Она встает, перекидывая полу плаща через предплечье.
- Вам спасибо. Искренность и честность в наши дни - великое сокровище.
Прежде чем уйти, Командующая оглядывается на луну. Ее огромный белый лик светил так ярко, что, казалось, при его свете можно было читать. Сегодня он указал ей на то, на что до сих пор она предпочитала закрывать глаза - так хватит ли ей духу и дальше следовать пути истины, не пряча головы в песок?
"Что вообще есть истина?"
Альтия вздыхает, разворачиваясь. Через несколько минут ее шаги окончательно стихнут в глубине леса, оставив Аутрикс в тишине лунного сияния.

Аутрикс остается в коленопреклоненной позе еще несколько долгих минут. Она шепчет про себя последние слова своей молитвы к Мертвому Богу. Её тоже восхищает сегодняшний облик луны, и она уделяет любованию бледным диском еще почти четверть часа. О чём ещё она думает? Что собирается предпринять?
Ариана возвращается в лагерь только к полуночи, но спать лечь отказывается - принимает дежурство у сира Патайона и проводит ещё несколько часов, бодрствуя. Ни молитва, ни разговор с Де Латтунцер не успокоили её душу. Она жаждет ответов, и версия происшедшего, которую она себе нарисовала, все эти ответы ей даёт.
Ариана Аутрикс не сомневается, что она права.
Ни на секунду.
Её глаза очень часто в ту ночь останавливались на личной палатке Серенны Сиф.
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 457
Очки : 1461



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Пт 13 Июл 2018 - 23:37

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]На второй день пути до Валранга отряд встречается с травницей Лори. Сразу после прибытия травницы отряд ненадолго остановился, чтобы она могла немедленно осмотреть Рину Кирсе. Следующий отрезок пути Лори провела в седле рядом с Риной (из-за чего долго ещё будет жаловаться на отбитый зад, наездница из крестьянки та еще!). Вечером же она дежурит в палатке погорелицы и там же торгует своими нехитрыми товарами. У Альтии де Латтунцер был шанс переговорить с ней в любой момент.

К девчушке-знахарке Альтия решает заглянуть вечером. Поставленная чуть с краю палатка отбрасывает на траву приглушенные свечные блики, иногда перемежаемые худеньким женским силуэтом. Стоит же де Латтунцер отвести
полог, как в нос ударяет запах доброй дюжины смутно знакомых трав из далекого детства. Командующая чихает в кольчужную перчатку, ей же смахивает навернувшуюся от ненавистного с детства шалфея слезу.
- Вечер добрый, госопожа травница.
Внимательные серые глаза обводят палатку, задерживаясь на мирно дремлющей Рине. Де Латтунцер кивает.
- Как она?


- Ой, здравствуйте, ваша милость! - аж подскакивает крестьянка. - Да какаж я вам госпожа! Я просто Лори! Лори из Серобоберья! - смеётся она и краснеет. Откладывает в сторону цветочек, с которого меланхолично отрывала лепестки по одному. Заискивающе улыбается. Потом, словно одумавшись, отвечает на заданный вопрос:
- Жить-то будет, ваша милость. Со штукой на горле я ничего поделать не могу. Но пожоги-то заживут, ежели ваша сударыня Аутрикс будет всё как я сказала делать. И от лихорадки, чай, помереть не должна, хина-то она для того и есть! - улыбнулась Лори. - А ошейник этот, как я уже сказала сударыне в чёрном, только увелир снимет. Так что довезите её до города, положите в постельку и найдите увелира. Эх, только голос-то жалко... Хорошо, шо выжила, но как её угораздило! - всплеснула Лори руками.



- Как скажете, Лори, - поправляется Альтия, разглядывая погорелицу. - "Увелира", значит. Ну что же, найдем.
Командующая смотрит на щебечущую травницу задумчиво, и худое лицо ее в свечном свете выглядит хмурым и жестким, как горный щебень. Она кивает, пропуская половину причитаний мимо ушей.
- Остальным повезло меньше. Впрочем, не стоит об этом, - попытка ободряюще улыбнуться особым успехом не блещет, и де Латтунцер спешно меняет тему. - Нам нужнопополнить запас трав. У вас найдется чего-нибудь от боли и для обработки ран? И от ожогов, конечно же. Вряд ли нам еще так повезет на знахаря в дороге.

Строго говоря, нелегко будет отыскать ювелира, который согласится выковыривать вплавленное в кожу металлическое ожерелье. Вероятно, с этим лучше справится какой-нибудь полевой хирург или опытный целитель. Но об этой проблеме подумать Латтунцер сможет и позже.
- Конечно! - с готовностью кивает Лори. - Часть я продала сударыне Аутрикс, но, ежели у вас миссия благородная, то готова и с остатком расстаться.
Она называет несколько трав, из которых можно делать настойки и припарки. Хинная кора - от лихорадки и жара; настой красночая унимает боль (и способствует мужской силе); серебретка, растёртая в кашицу с водой или, лучше, маслом, превосходно ускоряет заживление ожогов (только кожа сереет слегка). Ещё она предлагает лауданум - это изобретение столичных целителей, как известно, справляется с абсолютно любой болезнью и рекомендуется к употреблению абсолютно всем. И стоит всего в пять раз дороже, чем любая трава. Достаёт и старую-добрую подорожную траву, и даже листья капусты...

Медиков Альтия не любила, однако по большей части потому, что те так и норовили человеку что-нибудь нужное отрезать, а ненужное - всучить в три дорога. И, поскольку крепкий организм ее, как правило, все болезни держал на расстоянии полета стрелы, все припарки она воспринимала как крайнюю необходимость.
Именно поэтому, активно покивав на более-менее знакомые травки, при виде расхваливаемого лауданума Командующая наморщила нос.
- Пожалуй, нам хватит обычных средств.
Она слегка удивляется, заметив капусту, но, приняв на веру слова знахарки, берет и ее - на худой конец на еду пойдут. И тут в голову ей приходит мысль.
- А не найдется ли у вас противоядия?
Путь их лежал в Валранг, и, учитывая горячий темперамент местной знати, а также пополнение в ее рядах ввиде невесть откуда взявшейся госпожи Реферх, де Латтунцер ощущала себя храбро движущейся в змеиное логово. А при встрече со змеей, как известно, стоит обезопасить себя от ее яда. Даже если он окажется безобидным ужом.

Запасы Лори, конечно, не безграничны, она пришла с одним мешком, снабдить целый отряд не может. Альтии достаётся около пятисот грамм измельчённой хинной коры, триста грамм листьев красночая, почти столько же серебретки - её сухие листья напоминают по виду длинные, острые сабли. Лауданум всучить не удалось, Лори расстроена: бутылочки там красивые, по двести кубиков, с этикетками, гласящими о чудесных плантациях какого-то Омкерта где-то в Ассии. На этикетке - не то мужик, не то осатаневший двуногий телёнок, выворачивающий из земной тверди горный шпиль. Капустных листьев она протягивает целую связку с наказом оборачивать ими раны, а заодно советует народный метод лечения нарывов, волдырей и укусов насекомых: приложить печёную луковицу! Но лука у неё нет. Только зелёный, но это трава не целебная... Подорожника там, наконец, целый ворох. Мешок Лори ощутимо прохудился, но она всё равно рада. А как же: в Роще Мира ей теперь не суждено было продать вообще хоть что-то...
- Кстати, я уже всем сказала, но если будете в Первой Станице - загляните к тётке Сэй со своей горелой, она вам поможет, - напутствует Лори. - Противоядия? Ваша милость, - лицо её вытягивается, - я в ядах совсем не понимаю ничего, но знахарка наша всегда говорила, что противоядия подбирают к ядам. У нас же не травят никого, кроме крыс... Но знаете, что? Собаки иногда жрут крысиный яд, и мы им даём вот это, - она вытаскивает из мешка холщовый кошель, набитый блестящими белыми ягодами. - Не дохнут, хоть и блюют добрые сутки. Мы их белоблюем и кличем. Надо?


Альтия в ядах смыслила еще меньше. Не рыцарское это дело вообще - с ядами якшаться, но не все, увы, в этом мире рыцари, и новые для себя познания де Латтунцер приняла с благодарностью.
- Давайте ваш белоблюй. Будем надеяться, что не понадобится.
"А если понадобится, то сработает"
Белых ягод Альтия взяла немного, и "на два-три применения" было скорее желанием перестраховаться - собаки собаками, а черт их знает, кто между псом и человеком в таком деле будет более живуч.
- Ну, вроде нам более ничего не нужно, - кивает Альтия, протягивая травнице небольшой холщовый мешок и доставая кошель. - Сколько с меня?


Лори с радостью насыпала Альтии горсть белоблюя, достаточную для нескольких отравлений.
- Ток, ежели тухлятины наедитесь вдруг, не стоит его принимать, - рассмеялась она. - Для ядов ток. Вам от него, ваша милость, хуже будет, чем ежели съесть что-то не то. Он, видите, вас как бы наизнанку выворачивает и моет, как я ночнушку.
Сумму она назвала разумную. Дешевле, чем в городах. Хотя тут, конечно, Лори им ещё и скидочку предоставила. После этого акта торговли у Альтии осталось бы достаточно денег, чтобы в случае чего ещё закупить провианта на несколько недель. Не говоря уж о том, что у Королевской Охотницы на Драконов могли найтись и другие (вполне законные) методы получить желаемое: кто откажет помочь священной миссии?


- Понимаю, - улыбается Альтия слабо, но уже вполне по-человечески. - Спасибо вам.
Девушке она отсчитывает названную сумму и еще несколько монет сверху - за заботу о погорелице. Грозно сверкнуть глазами и предъявить тисненую грамоту она действительно без проблем сможет у кого побогаче, а юную травницу она воспринимала едва ли ни как благословение от судьбы.
- Доброй ночи, Лори из Серобоберья, - кивает Командующая, отодвигая полог одной рукой и сжимая мешок с травами в другой. Белые ягоды она ссыпала себе отдельно в небольшой кошель на поясе. - Надеюсь, вас такие несчастья обойдут стороной.
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 457
Очки : 1461



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Шаой в Пт 13 Июл 2018 - 23:47

[av=https://2img.net/h/s18.postimg.cc/qypgr0061/506025_humen2.png]Вечер второго дня пути. После разговора с травницей Лори Альтия де Латтунцер вспоминает о своей недавней встрече с Аутрикс Снежноволосой и гадает по поводу собственного амулета. Время уже за полночь, большая часть лагеря сладко спит - быть может, сейчас идеальное время для того, чтобы проверить изделие Сиф на прочность?..

Убирая травы к другим припасам, Альтия подняла голову.
Высоко в чернильных небесах висела луна. Темнота уже успела облизать ее бок, и ночное светило казалось исхудавшим, будто отдаваемый им свет забирал у него часть сил.
Альтия выцарапала из-за ворота жесткий шнурок, потянула за него, доставая амулет. Простенький, не чета продававшимся в Эффраме якобы магическим побряякушкам, он был как-то подозрительно легок и безобиден.
Леди-рыцарь покусала губу. Огляделась. Лагерь спал; от потухшего к этому часу костра исходила тонкая лента дыма, давая понять, что головни еще не совсем остыли.
Уже через минуту Командующая стояла на коленях у тлеющих углей, раздувая алеющие искры.
В кольчужной перчатке был зажат амулет.
Де Латтунцер снедали сомнения. Оплавленный ошейник Рины, сожженный вконец - Арианы, вредная Сиф и внезапно навалившееся чувство ответственности за всех рыцарей, что она вела за собой - все это заставляло ее ежится и то и дело теребить несчастную висюльку, точно она от этого если вдруг не заработает, то хотя бы начнет выглядеть поубедительней.
Почуяв свежий хворост, огонь заворчал и облизнулся. Альтия подняла амулет над рыжими языками.

Хрупкий хворост затрещал, задрожал в страхе перед самым голодным из четырёх элементов сотворения. Пламя заплясало над сухой древесиной, заиграло всеми оттенками алого, рыжего и жёлтого. Его жаркие язычки поднимаются всё выше и выше, желая поскорее попробовать новую подачку - амулет в руке Альтии. Ещё немного, вот-вот он разгорится в достаточной степени...
Некоторые рыцари, конечно, уже проверяли свои амулеты. Ещё в момент их получения. Волшебные талисманы целёхонькими выходили из пламени костра. Но то, что де Латтунцер увидела сейчас, шло вразрез с предыдущими наблюдениями. Едва амулет оказался вблизи пламени, как неведомая сила расшвыряла, оттолкнула языки пламени в стороны; вопреки законам логики и здравого смысла, огонь теперь горел "звёздочкой" во все стороны, обжигая вырытую вокруг костра противопожарную полоску земли. На пути некоторых язычков пламени естественным образом оказались колени де Латтунцер. Вокруг её амулета существовала сферическая область, в которую огонь словно боялся соваться вовсе; прибитый и жалкий, он пытался вместо этого обогнуть амулет по широкой дуге.

Сказать, что глаза Альтии округлились, как два блюдца - значит сильно преуменьшить реальность. Леди Командующая стояла, чуть дыша, сжимая в руках шнурок от совершенного чуда. Бледные губы обнажили улыбку, и Королевская Охотница, точно ребенок, завороженно глядела на разбегающиеся от амулета языки пламени.
"Работает. Работает, драть его через три колдовских болота!"
Огонь лизнул колени, заставляя воительницу стряхнуть ошеломление и отодвинуться таки от стрекочущего очага. Она подобрала плащ, села рядом, еще покачивая над огнем казавшейся столь безобидной побрякушкой. Выходило, что ее амулет работал. Очень, очень хорошо работал. Что же тогда случилось с оберегом Аутрикс? Сиф, конечно, была не самым очаровательным членом их отряда, но Альтии все же показалась человеком достойным. Стала бы она опускаться до мести прямодушной Ариане?
Де Латтунцер качает головой.
"Надо проверить остальные амулеты. Могло статься, что кому-то просто не повезло - или же какая-то дрянь произошла с ними по пути. Кто знает, может, у ее волшбы аллергия на Мертвого Бога. Вот как у меня на шалфей"

Секунды перетекали в минуты, а амулет де Латтунцер работал всё так же хорошо. Конкретно это изделие Сиф не просто было неуязвимо к огню, оно его отгоняло, не позволяло ни одному жадному и игривому язычку себя коснуться. Огонь в бешенстве плясал у самой земли, а амулет знай себе да покачивался в созданной им же зоне тихого, прохладного воздуха.
Сейчас всех поднимать на проверку амулетов, конечно, уже поздно, но, может, удастся выделить полчасика одной из грядущих ночей?..

В роли пресветлой Арианы Аутрикс, очаровательной Лори и на удивление работающего амулета - волшебник Рехста~
avatar
Шаой

Звездная пыль: 1110
Сообщения : 457
Очки : 1461



Посмотреть профиль http://vk.com/id50655125

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: На крыльях ярости или История Соланы

Сообщение  Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 7 из 7 Предыдущий  1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения